Академик Окладников

Знаменитого ученого называли генералом от археологии

Об Алексее Павловиче Окладникове говорят, что он обладал уникальной работоспособностью. Академик не пил, не курил, и в жизни, кроме науки, его больше ничто не привлекало. Зато в археологии он был настоящим асом. Только перечень трудов, написанных Окладниковым, составил около 80 страниц мельчайшего текста. Однако его нельзя относить к кабинетным ученым. Вся жизнь Алексея Павловича прошла в археологических экспедициях, он объездил азиатскую часть бывшего СССР вдоль и поперек и частенько писал свои книги, сидя у костра.

Ученый, который катался по перилам

Окладников обладал редкой памятью. Например, встретившись с человеком после двадцатилетней разлуки, без труда вспоминал его и без предисловий мог продолжить разговор, прерванный когда-то. Алексей Павлович умел доходчиво разъяснять даже самые заковыристые научные понятия. Его понимали и коллеги, и люди, не имеющие к науке отношения, пастухи и доярки. В то же время одно его присутствие на международных симпозиумах и конгрессах оживляло их и напрочь прогоняло академическую скуку.

В молодые и зрелые годы Окладников не ходил, а летал. С парадных лестниц он предпочитал скатываться по перилам, чем ошарашивал чопорных ученых. Академика Окладникова всегда окружала толпа учеников, смотревшая на него восхищенными глазами и готовая пойти за ним хоть на край света.

Научные открытия он делал походя, то есть в буквальном смысле обнаруживал их у себя под ногами. К примеру, в 1949 году Алексей Павлович оказался на экскурсии рядом с египетскими пирамидами в составе международной делегации. Он, в отличие от своих зарубежных коллег, любовавшихся красотами, сразу обратил внимание на подозрительные камни, разбросанные вокруг пирамид. На этих камнях были сколы, которые мог сделать только человек каменной эры. Так он открыл египетский палеолит, вещественные доказательства которого тщетно искали ученые всего мира.

В Монголии эта история повторилась. Американцы потратили огромные средства на археологическую экспедицию, чтобы найти там следы пребывания древнего человека. Искали несколько лет, но безрезультатно. Алексей Павлович только успел сойти с трапа самолета, как обнаружил эти следы. По пути из аэропорта в Улан-Батор он насобирал полный чемодан каменных находок.

Академик без высшего образования

Алексей Павлович Окладников родился 3 октября 1908 года в деревне Константиновщине (Верхняя Лена, Знаменская волость, Иркутская губерния). Отец его был сельским учителем, мать — крестьянкой.

Леша окончил Ангинскую среднюю школу Качугского района и под влиянием ее директора, страстного краеведа Иннокентия Житова, влюбился в историю. Незабываемое впечатление оказала на него археологическая экспедиция, работавшая на Верхней Лене в начале двадцатых годов прошлого столетия. Подросток с удивлением узнал от ученых, что земля, на которой он родился, полна исторических тайн и загадок. Поэтому после окончания в 1925 году школы Окладников с мешком археологических древностей, собранных им в окрестностях деревни, и с горбушкой хлеба прибыл в Иркутск.

Из официальной версии биографии Окладникова, принятой в советское время, следует, что он сначала поступил в Иркутский педтехникум, а оттуда перешел в пединститут. На самом деле ни техникума, ни института Окладникову окончить не удалось. В большой науке он стартовал, не имея высшего образования, а финишировал профессором и академиком. Ему повезло, что рядом оказались талантливые наставники и коллеги, которые помогли одаренному юноше из глубинки развить природные способности. По поручению своего учителя Бернгарда Петри Окладников начинает работу в области археологии, которая вскоре становится делом его жизни.

В 1928 году Алексей Павлович обратил внимание на один из самых замечательных памятников наскальной живописи Сибири — Шишкинские скалы, о петроглифах которых впервые упомянул в 18-м столетии путешественник Миллер, а художник Лорениус сделал несколько зарисовок. Окладников как бы заново открыл этот памятник древнего искусства народов Сибири и в течение десятилетий проводил там свои исследования, по результатам которых он издал две фундаментальные монографии.

В 30-е годы начались работы по выявлению и изучению древних памятников в долине реки Ангары, где проектировалось строительство каскада гидроэлектростанций. Окладников возглавил Ангарскую археологическую экспедицию, которая в течение трех лет обследовала берега Ангары на протяжении 600 километров — от Иркутска до села Братск. Небольшие средства, отпущенные на экспедицию, не позволили в то время развернуть сколько-нибудь значительные по масштабам раскопки. Древние памятники удавалось лишь фиксировать и в лучшем случае бегло обследовать.

Тайга спасла от репрессий

На Алексея Павловича обратили внимание в столичных научных кругах благодаря его успешным археологическим работам. В 1934 году его пригласили в аспирантуру Академии истории материальной культуры. Атмосфера Ленинграда и общение с археологами академии стали великолепной школой для молодого исследователя. С этого времени Окладников полностью уходит в практическую работу и занимается ей без перерывов и передышек. Масштабы его исследований расширяются. На это были свои причины.

Середина тридцатых годов, политические репрессии. Врагами народа объявляются многие ученые, среди них и профессор Петри, учитель Окладникова (позже, в 1937-м, профессора расстреляли. — Прим. авт.) Естественно, что ученик такого педагога автоматически попадает под подозрение НКВД. Чтобы избежать ареста, Окладников старался не задерживаться в Иркутске и постоянно находиться в экспедициях, причем он постоянно менял место их дислокации.

В 1935 году небольшой археологический отряд под руководством Окладникова отправляется в специальный разведывательный поход на лодке по Амуру от Хабаровска до устья реки. За четыре месяца работы Окладников открыл здесь многочисленные стоянки, поселения, городища, наскальные изображения древних цивилизаций.

1936 год. Алексей Павлович недалеко от поселка Нижняя Буреть в местности Сухая падь обнаружил стоянку древнего человека. В Бурети, так же как и в Мальте, были вскрыты останки жилищ, сооруженных из каменных плит, костей и рогов животных, женские статуэтки и скульптурное изображение птицы, каменные и костяные орудия охотников на мамонтов и носорогов.

1938 год. Окладников перебирается в Узбекистан. Наибольший успех ждал его при раскопке гротов Тешик-Таша и Амир-Темира. В Тешик-Таше было обнаружено погребение древнего человека, которое до сих пор считается уникальной находкой.

В годы Великой Отечественной войны Окладников работал в Якутии. Вместе со своей женой Верой Дмитриевной Запоржской он решил сплавиться на лодке по Лене от деревни Константиновщины и обследовать 5000 км долины реки от ее истоков до берегов Северного Ледовитого океана.

В 1945 году, кроме археологических исследований в Якутии, Окладников при содействии и поддержке первого секретаря Якутского обкома партии Афанасия Новгоровцева начал раскопки останков лагеря русской полярной экспедиции (датируется примерно 1620 годом) на северном острове Фаддея и в районе полуострова Таймыр (Залив Симса). Археологу удалось восстановить картину гибели самой ранней из известных экспедиций русских промышленников, которые шли на восток вдоль берегов Ледовитого океана.

Ученики Окладникова живут по всей России

В 50-е годы Окладников возвращается к археологическим раскопкам в зонах затопления Братской и Дальневосточной ГЭС. Две первые экспедиции исследовали неолитические поселения по обоим берегам Ангары — от Шаманского камня до Байкала. Параллельно с этим Окладников участвует в раскопках в Бурятии, Приморье, Монголии, советской Средней Азии и успевает еще неоднократно возвращаться к Шишкинским писаницам.

Более полувека каждое лето выезжал Окладников в экспедиции для поисков и изучения следов пребывания древнего человека на территории нашей страны. Ему принадлежит честь открытия ряда замечательных памятников далекого прошлого: стоянки и наскальные изображения, открытые и изученные под его руководством на Ангаре, Лене, Колыме, Селенге, Амуре и Уссури, впервые позволили точно и полно представить историю древних обитателей Сибири и Дальнего Востока на протяжении многих тысячелетий.

В 1961 году Окладников перешел на работу в Сибирское отделение АН СССР (Новосибирск, Акдемгородок). Его назначили директором Института истории, филологии и философии. В этой должности он проработал до своей кончины в 1981 году. Сейчас дело Окладникова продолжают его многочисленные ученики, которые работают в каждом городе, где есть исторический факультет при университете.

Метки:
baikalpress_id:  3 385