Миллион рублей за занозу в сердце

Отсудил житель УОБАО у московского представительства немецкой фирмы

Пятнадцать лет назад тридцатилетний Сергей Кекух из поселка Свердлово Эхирит-Булагатского района вынужден был оставить любимую профессию взрывника и начать полную ограничений жизнь пенсионера-инвалида — больное сердце требовало бережного к себе отношения. В сентябре 1990 года, чтобы заставить его сильно ослабевший мотор работать хоть чуточку ритмичнее, Сергею Васильевичу вживили отечественного производства электрокардиостимулятор с предсердным электродом. Несколько лет ЭКС исправно выполнял свое назначение. А потом произошел перелом электрода. 4 декабря 1998 года вместо вышедших из строя хирурги Иркутской областной клинической больницы имплантировали Кекуху кардиостимулятор и электрод всемирно известной берлинской фирмы Biotronik Gmbh&Co. Сергей Васильевич был глубоко уверен, что уж импортная-то аппаратура верно послужит ему не одно десятилетие.

К сердечным болям прибавились головные

Однако уже в ноябре 2002-го появились симптомы отказа ЭКС, а 17 декабря того же года Кекух поступил в кардиохирургическое отделение Иркутской ОКБ с жалобами на периодическую общую слабость, головокружение, редкий пульс. Причину резкого ухудшения самочувствия пациента определил рентген: полный перелом электрода со смещением его части на 11 сантиметров от места перелома. 20 декабря в Иркутской ОКБ прошла операция, во время которой был удален кардиостимулятор с примыкающим к нему обрывком электрода. Оторвавшуюся часть электрода извлечь не удалось. Спустя пять дней Сергей Кекух вновь лег на операционный стол — с его согласия больному имплантировали отечественные кардиостимулятор и электрод: более-менее нормально жить без поддерживающей аппаратуры Сергей не в состоянии.

После выписки из больницы Сергея Васильевича стали обуревать тяжкие думы:

— Во-первых, никто доподлинно не знает, как поведет себя оставшийся у меня в сердце кусок электрода. Это ведь не заноза, а покрытая силиконом, толщиной со спичку, скрутка из двух металлических проводов. Оперировавший меня хирург Сидоров предупредил, что опасность для меня очень реальна. Я, можно сказать, каждый день нахожусь между жизнью и смертью.

Во-вторых, в 98-м мне почему-то имплантировали кардиостимулятор и электрод не тех наименований, за какие поставщику — обществу с ограниченной ответственностью "Биотpоник", московскому представителю берлинского Biotronik Gmbh&Co в Pоссии и странах СНГ, — бюджет Усть-Ордынского округа по договору выплатил 2850 немецких марок. Выплатил, между прочим, еще в 1995 году. Чем отличаются технические параметры аппаратов, которые мне полагались по договору, и тех, которые мне имплантировали? Одинакова ли их цена? Вот такие вопросы я задавал вначале себе, а вскоре переадресовал ООО "Биотpоник".

Тайнопись по-московски

Датированный 7 мая 2003-го ответ из Москвы невозможно читать без слез умиления. Особенно абзац, где говорится о том, что информация, которую сообщает менеджер ООО "Биотpоник", "...ни в коем случае не может быть использована в качестве доказательства, и/или аргумента, и/или референций в случае возможных арбитражных (судебных. — Авт.) процессов". То есть использовать полученную информацию гражданин Кекух, конечно, может, но исключительно для внутреннего пользования — "скушал" и забыл.

"Секреты", которые поведал "Биотpоник" Сергею Кекуху, таковы. Оказывается, на кардиостимуляторы компании Biotronik Gmbh&Co распространяется гарантия всего в 3 года. А эндокардиальные электроды вообще не имеют гарантии, поскольку "...их работоспособность зависит в очень большой степени от метода и особенностей процесса имплантации, квалификации медицинского персонала, физиологических особенностей пациента, других клинических причин, объективно не зависящих от производителя данных приборов".

Завершая письмо, менеджер "Биотроника" Захарченко предложил Сергею Кекуху пройти независимую экспертизу в Центре лечения сложных нарушений ритма при Научном центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева и в случае необходимости удалить там обломок электрода.

Старуха без прорухи

Хирурги, обследовавшие Сергея Кекуха в конце августа 2003-го в столице, куда он прибыл за счет "Биотpоника", заключили, что перелом электрода мог произойти либо из-за чрезмерной активности пациента, либо из-за неправильной имплантации — но только не по вине поставщика.

Ну конечно, продукция берлинской фирмы по определению не может быть бракованной, потому что уже многие десятилетия успешно решает сердечные дела пациентов по всему свету! Ссылку на многолетний авторитет немецкого производителя в качестве "убойного" доказательства невиновности "Биотpоника" по отношению к нему Сергей Кекух читал и слышал за последние два с половиной года не раз. Ладно бы эту мысль муссировали не шибко знакомые с русским фольклором германцы. Так нет же, ее без тени сомнения продвигали природные россияне, едва ли не с молоком матери всосавшие поговорку "И на старуху бывает проруха".

Зато Сергея Кекуха сомнения переполняли все сильнее:

— Мне до сих пор непонятно, почему мне поставили ЭКС Metros вместо ЭКС Ergos и не тот электрод. Еще они говорят, что гарантия на кардиостимулятор — 3 года. А по Федеральному закону о защите прав потребителей выданная гарантия на продукцию должна действовать не менее 10 лет. Опять же эксперты предполагают, что перелом мог произойти из-за его неправильной эксплуатации мною. Но ведь мне не предоставили детальной письменной инструкции, какие именно действия с кардиостимулятором и электродом в груди мне противопоказаны. Что мне нельзя делать — руку выше плеча поднимать нельзя или вес больше пяти килограммов? Ничего же этого мне не разъяснили! В чем же моя вина?

С сомнениями в душе и обломком электрода в сердце Сергей Васильевич вернулся домой. Да-да, инородное тело и в Москве ему не удалили.

— Хирург центра Амиран Шотоевич Pевишвили мне сказал: "Это косметическая операция, я тебе в два счета вытащу". Я ему отвечаю: "Ну давайте, ради Бога, вытаскивайте, раз вам это как занозу вынуть. Только я не дам подписки, что не будет к вам претензий в случае летального исхода операции". На такие условия москвичи не пошли.

Генпрокурор высоко, до Москвы далеко...

Pазочаровавшись в прямом общении с "Биотpоником", Сергей Кекух решил общаться опосредованно — через правоохранительные и судебные органы. В Эхирит-Булагатский районный суд Кекух направил гражданский иск к ООО "Биотpоник" и к фирме Biotronik Gmbh&Co о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатка товара, и о возмещении морального вреда. А 9 июня 2004 года Кекух написал заявление в районную прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по факту нанесения вреда его здоровью.

— Я обратился в прокуратуру, только потому что по моему гражданскому иску ООО "Биотроник" не представляло достаточно документов, — поясняет Сергей Васильевич.

В Эхирит-Булагатской районной прокуратуре Сергею Васильевичу вначале предложили подать заявление в прокуратуру Свердловского округа Иркутска, на территории обслуживания которой была проведена операция по имплантации. Но Кекух напомнил, что имеет право обратиться и по месту жительства. Тогда следователь районной прокуратуры отказался возбудить дело по причине якобы отсутствия в действиях должностных лиц ООО "Биотpоник" состава преступления. 25 января 2005 года районный суд обязал прокурора Эхирит-Булагатского района Валерия Очирова отменить постановление Протасова как незаконное и возбудить уголовное дело по заявлению Сергея Кекуха.

Любопытно, что в суде следователь Протасов мотивировал отказ в реализации заявления Кекуха, в частности, тем, что он, следователь, не смог взять объяснения у представителей "Биотpоника", поскольку ехать для этого в Москву не было-де никакой возможности, а дозвониться до фирмы Протасову не удалось. Доказать суду, что он действительно звонил в "Биотpоник", следователь не смог. А ведь всего-то и требовалось доказательств — справка из телефонной компании.

Pайонный прокурор, отказавшись выполнять постановление суда первой инстанции, подал кассацию в суд Усть-Ордынского округа. Коллегия по уголовным делам окружного суда 3 марта 2005 года постановила провести расследование уголовного дела. Но районный прокурор, вместо того чтобы исполнить это судебное решение, лишь спустя месяц вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

— Я приехал к Очирову, — вспоминает Сергей Кекух, — говорю ему: "Валерий Хабитуевич, вы же нарушаете закон, почему так долго тянули с постановлением?!"

Переписка с окружной прокуратурой, куда Кекух жаловался на действия районного прокурора, Сергея Васильевича не удовлетворила. Не дождался он и ответа из Генеральной прокуратуры Pоссии.

Человек дешевле заливной мыши?

Тем временем представители "Биотpоника" выразили несогласие с исковыми требованиями Сергея Кекуха, посчитав причину перелома электрода неустановленной. По ходатайству адвоката Кекуха суд назначил судебно-медицинскую экспертизу. Иркутские судебные медики из-за сложности экспертизы проводить ее отказались. Исследования прошли в Новосибирском областном бюро СМЭ. Но и новосибирцы не дали однозначного ответа о причине разрушения электрода.

Это заключение, казалось, ставило крест на попытках Сергея Васильевича добиться положительного для него судебного решения. Но Кекух продолжал бороться. И в июне нынешнего года суд Эхирит-Булагатского района на основании Закона PФ "О защите прав потребителей" обязал ООО "Биотpоник" выплатить Сергею Кекуху один миллион рублей.

— Я моральный ущерб оценил в 15 миллионов, — говорит Сергей Васильевич, — но судья Асаева посчитала "разумной и справедливой" суммой всего миллион. Из чего исходила судья при назначении суммы компенсации, не знаю. Интересно, в какую сумму оценили бы моральный ущерб в той же Германии? На Западе за мышь в пивной бутылке присуждают сотни тысяч евро, а тут на кону человеческая жизнь. Как потрачу компенсацию? Если этих денег хватит, прооперируюсь в хорошей клинике — надо же избавляться от "занозы" в сердце.

Постскриптум. Недавно ООО "Биотpоник" обжаловало в суде более высокой инстанции решение Эхирит-Булагатского суда. Иного шага трудно было ожидать. Одна-две судебные победы таких настойчивых, как Кекух, и в суды хлынут тысячи исков от клиентов обществ с очень ограниченной ответственностью! Да и реноме заграничной фирмы-прародителя надо защищать до последнего патрона.

Но и Сергей Кекух сдаваться не собирается:

— Чем чаще мне отказывают, тем упертее я становлюсь. Потому что за мною закон и элементарная справедливость.

Коллеги-журналисты машут рукой: ни при каких обстоятельствах не станут представители могущественной "импортной" конторы исполнять решение провинциального российского суда. Но — вдруг! Ведь и на старуху бывает проруха.

Загрузка...