Полувековая заначка курильщика

На днях Иркутский краеведческий музей пополнился любопытными экспонатами — табачными и папиросными изделиями почти столетней давности. Их нашли рабочие во время ремонта больничной палаты военного госпиталя, расположенного в предместье Марата.

При разборе старой печки был обнаружен сверток, в котором оказались пачки из-под папирос, махорки, папиросные гильзы, этикетки от спичечных коробков, акцизные марки и записка с несколькими неразборчивыми словами. Поначалу рабочие не придали этим бумажкам особого значения, но среди персонала госпиталя нашелся человек, заинтересовавшийся находкой. Любитель краеведения отнес содержимое свертка в музей.

Принадлежности курильщика сохранились в удовлетворительном состоянии, что дало возможность научному сотруднику музея Сергею Шуперту составить историческую справку об экспонатах. Три папиросные пачки с названиями "Бокс", "Птичка" и "Фиалка" оказались самым ходовым табачным продуктом 1910—1920-х годов.

"Бокс" для "Детей Арбата"

Папиросы "Бокс" даже "снимались" в кино — их курил один из персонажей фильма, снятого по повести Михаила Булгакова "Собачье сердце". Анатолий Рыбаков упоминает этот сорт папирос по крайней мере в двух своих книгах — "Кортик" и "Дети Арбата".

"...В комнату вошел Миша Коровин, одетый в форменное пальто и фуражку трудколониста. Он поздоровался с ребятами, разделся, вынул из кармана пачку папирос "Бокс " и закурил". ("Кортик")

"...На груди у раздатчика висел большой фанерный лоток с кусками черного хлеба, горками сахара, чая и соли, пачками папирос "Бокс", разорванными посередине, спичками и кусочками фосфора от спичечной коробки. Саше повезло. На день выдавали восемь папирос, а в пачке их двадцать пять. Тот, кто оказывался третьим, получал девять да еще остаток пачки — кусочек картона, который, что там ни говори, бумага". ("Дети Арбата")

Для изготовления папирос "Фиалка" использовалась исключительно бумага из риса, придававшая им специфический аромат. "Птичку" начал производить еще до революции московский фабрикант, она пользовалась повышенным спросом, поэтому и при советской власти эти папиросы не сняли с производства.

Ревизия в больничных палатах

В те времена курильщик сам скручивал из бумаги папиросную гильзу и набивал ее табаком. Другое дело махорка — и проще, и дешевле. В найденном свертке есть упаковка нюхательной и курительной махорки марки "Лев" и несколько заготовок для самокруток. Известно, что такая махорка выдавалась в качестве довольствия рядовому составу русской армии.

Записка начинается словами: "Становому приставу 4-го стана Удинской войсковой команды". Дальше следует нечитаемый текст. В правом нижнем углу: "Писал урядник" — и неразборчивая подпись. По мнению Сергея Шуперта, записка — скорее всего, донесение в полицейское управление. Она написана дрожащей рукой человека, не вполне оправившегося после ранения.

Бумажный сверток в скомканном виде был помещен во вьюшку печи. По-видимому, врачи госпиталя запрещали больным курить, вплоть до проведения в палатах ревизии. Не в силах противостоять привычке, один из пациентов решил спрятать свое имущество в надежное место. Там оно и пролежало до наших дней, чтобы стать объектом исследования историков.

По словам Сергея Шуперта, подобные находки являются для музейщиков не менее важными, чем какие-нибудь дорогостоящие вещи. Именно по бытовым предметам из повседневной жизни можно узнать гораздо больше о времени и людях, живших в то время.

Метки:
baikalpress_id:  3 387