Деревянные турбины Рубахинской ГЭС

Внутри деревенской плотины работали две турбины, однако напряжения едва хватало на бытовые приборы

Малых рек и речушек в Нижнеудинском районе протекает множество, но только одна из них, почти безвестная речка Рубахинка, заслужила к себе особенное отношение человека. Быстрая горная Рубахинка с избытком снабжала местных крестьян прозрачной, чистой водой и рыбой, поила скотину, крутила жернова мельницы. Но однажды человек решил круто изменить судьбу этой речки и построил электростанцию.

Умельцы гидростроители

Приехали ученые люди из областного центра, прошлись вдоль Рубахинки, измерили силу ее течения, глубину, обследовали русло, берега и постановили приступить к строительству гидроэлектростанции. Местные жители с сомнением восприняли эту новость, им как-то не верилось, что на их маленькой Рубахинке можно установить турбины и генераторы, а у них в домах засветятся электролампочки.

Строительство Рубахинской гидроэлектростанции началось одновременно со строительством Иркутской ГЭС — в 1949 году. Завершение строительства и пуск в эксплуатацию также совпадают: 1956—1957 годы.

Удаленность Нижнеудинска от областной столицы не позволяла рассчитывать, что район попадет в зону обслуживания первой гидроэлектростанции на Ангаре. Нижнерубахинская ГЭС строилась по-крестьянски, доморощенными умельцами. Внешне она и выглядела как большой деревянный амбар или молочная ферма, где смонтировали две вертикальные турбины мощностью 110 кВт/ч. Плотину городили из подручного материала, вбухивая в нее землю с телег и спрессованную траву. Шлюзы также были деревянные, да и некоторые детали для турбин исхитрились выстругать из березовых чурок.

Свою первую ГЭС деревня возводила почти шесть лет. По местным масштабам — чем не грандиозная стройка? Когда зажглась первая лампочка в избе у колхозника, радости не было границ. Потом эмоции улеглись. Мощности электростанции только-только хватило для бытовых нужд, напряжение в сети было слабое, и почти половина жителей деревни по-прежнему освещали свои жилища керосиновыми лампами и свечками.

Игрушечная ГЭС

В годы советской власти государство уделяло значительно больше внимание сельскому хозяйству, чем сейчас. Электрификация и механизация деревни являлись тогда первоочередными задачами. Опыты по возведению на Рубахинке гидроэлектростанций решили продолжить. Для сооружения очередной ГЭС прибыл отряд рабочих-строителей из Западной Украины. Местные колхозы объединили свои силы, и благодаря возникшей кооперации за пять лет ниже по течению реки появились маленькое водохранилище, железобетонная плотина длиной 20 и высотой 3 метра, подземный километровый трубопровод, куда отвели русло, и капитальное каменное здание, в стенах которого загромыхали турбины и генераторы, а над парадным входом выбита надпись: "В.-Рубахинская ГЭС, 1958 год".

Здесь, на Рубахинке, было все то же самое, что и на Братской ГЭС, только в значительно уменьшенных размерах. Если при посещении гиганта отечественной гидроэнергетики экскурсантов поражают грандиозность и мощь, то Верхнерубахинская ГЭС во времена своего расцвета обязательно удивила бы своей миниатюрностью и игрушечным видом.

Запуск в эксплуатацию Верхнерубахинской ГЭС прошел буднично. На полную промышленную нагрузку она вышла в ноябре 1959 года. После бригады строителей из Западной Украины, выполнивших основную черновую работу, приехали монтажники из Иркутска. Они установили две горизонтальные турбины мощностью 220 кВт/ч.

Потом появились специалисты по электрической части, провели сборку вторичных цепей и под напором, загнанной в подземный трубопровод Рубахинки турбины стали вырабатывать киловатты. Линии электропередачи связали воедино мельницу, МТС (Сельхозтехника) и соседние населенные пункты — Абалаково, Шмайкино и Майск.

По современным меркам мощность 440 кВт/ч для гидроэлектростанции выглядит смехотворно. Но тогда жизнь была неприхотливой, потребности колхозников — ограниченны, и люди радовались даже просто тому, что у них в домах и коровниках появился свет.

Директор Густ

Директором Верхнерубахинской ГЭС был назначен Владимир Владимирович Густ. При нем станция открывалась, при нем же она и прекратила свое существование. Обслуживающий персонал, кроме директора, состоял из технорука, четырех дежурных, четырех монтеров, конюха и лошади, которых впоследствии заменили шофер и грузовой автомобиль.

На деревне в то время Густ был значительным лицом, считался интеллигентом, хорошим хозяйственником и практиком-самоучкой. Все его образование — четыре класса средней школы и работа в механических мастерских на заводах Украины и Урала.

Это только со стороны кажется — бежит речка, крутятся турбины, генерируется ток и электричество по проводам поступает к потребителю. На самом деле, чтобы технологический процесс проходил нормально, особенно в условиях Верхнерубахинской ГЭС, без оборотистого и пробивного Владимира Владимировича Густа обойтись было невозможно. При системе дефицита советского времени на любую мелочь он умел решать возникающие проблемы. А в случае чрезвычайных обстоятельств использовал следующий маневр: приезжал в Иркутск, заходил в какое-нибудь ведомство, делал жалкий вид и с шапкой под мышкой обращался с просьбой к начальству. И все. Ему, как представителю сельского хозяйства, почти не отказывали.

Единственный серьезный сбой в работе Верхнерубахинской ГЭС был зафиксирован в 1961 году. Это случилось в канун 7 Ноября. В одну из турбин попал огромный камень и мгновенно вывел из строя механическую часть электростанции. Деревни на праздничные дни остались без света.

Станцию закрыли, плотину нужно разрушить

Сколь ни быстра речка Рубахинка, но зимой она перемерзала. И тогда на станции объявляли аврал. Работникам приходилось рубить лед ломами и кайлами, чтобы сдвинуть шлюзы, при помощи которых регулировался уровень воды в водохранилище. В этот период времени выработка электроэнергии на Верхнерубахинской ГЭС заметно снижалась, а колхозам с каждым днем ее требовалось все больше: строились новые фермы, свинарники, механические мастерские, что вело к увеличению энергозатрат.

Станцию закрыли в 1965 году, когда через Нижнеудинский район прошла ЛЭП от Братской ГЭС. Какое-то время ее еще использовали как передаточный пункт, но вскоре она перестала удовлетворять требованиям ГОСТа. Из здания станции вывезли все оборудование, а саму постройку списали с баланса. Через десять лет пустое здание попытались приспособить под цех для деревообработки. Дело не пошло, и его окончательно забросили.

Бесхозный объект постепенно разобрали и растащили местные жители. Плотина пока действует. По крайней мере несколько лет назад во время сильного весеннего паводка переполненное водохранилище начало заливать дамбу. Бросились поднимать шлюзы, а лебедка застопорилась намертво. Кое-как вручную приподняли их и спасли поселок от затопления. Как рассуждают в деревне, в следующий раз, чтобы избежать беды, плотину придется обязательно разрушить.

Метки:
baikalpress_id:  33 427