Ровесники динозавров

Редкие виды орхидей чудом сохранились до наших дней на речном островке близ Шелехова

В пойме реки Иркут находится уникальное место — остров орхидей. Больше пятнадцати лет за этими диковинными растениями наблюдает Татьяна Михайловна Быченко, доцент Иркутского педуниверситета. Сейчас ее многолетний труд и судьба орхидей оказались под угрозой. Виной тому пожары, сенокосы и выбросы алюминиевого завода. Окончательным приговором для цветов станут тропы, которые хотят проложить на острове для туристов.

Будут ли орхидеи населять сибирскую землю или останутся лишь на глянцевых снимках? Что можно сделать для их спасения? Эти вопросы волновали еще студентку биолого-почвенного факультета госуниверситета. В 1988 году Татьяна впервые оказалась на острове в пойме Иркута. Если бы ей рассказали про его удивительное растительное многообразие, точно, не поверила бы. На небольшом участке биолог насчитала одиннадцать видов орхидей, а еще нашла очень редкие — пион марьин корень, лилии, водосбор и т. д. Многие из них давно красовались на страницах Красной книги.

С этого момента Татьяна Михайловна Быченко начала свои наблюдения. Карандашом чертила в тетради наброски, изучала местность, взяла в руки фотоаппарат. Чтобы проследить за судьбой каждого растения, картировала его — отмечала дюралевой пластинкой с порядковым номером. Данные вписывала в специальный журнал. Ранней весной на острове появлялись первоцветы — примула и адонис, прострел и фиалки. Позже из-под моховых подушек показывались орхидеи. В середине июня зацветал ятрышник шлемоносный. Истинным украшением острова была любка двулистная, в народе — ночная фиалка.

Ровесников динозавров — в заказник

Орхидеи, совсем как люди, живут много лет, расцветают на 15—17-й год жизни. Некоторые — ровесники динозавров, жили еще 20—25 миллионов лет назад, когда на месте нынешней Сибири благоухали субтропики. Из зернышек-семян, которые так похожи на пыль, часто появляется всего один росток. Поэтому каждое растение неповторимо, уникально. Не зря орхидеи называют семейством аристократов. Трудно сказать, сколько их исчезло по вине человека. Черные списки пополняются — это очевидно. Несмотря на свой возраст, орхидеи очень уязвимы. Для них идеальна естественная среда обитания. Местные жители с этим не считались — косили сено, тем самым нарушая природную гармонию. Изменилось освещение, были нарушены корневые системы. Татьяна Михайловна трубила SOS. Стала готовить пакет документов для организации ботанического заказника. Сделала карту-схему острова, написала научное обоснование, обозначила режим охраны. По замыслу Березовый остров необходимо было объединить с окрестными островами. Площадь в 145 га территориально подошла бы под заказник — объект федерального значения. В 2000 году проект был представлен главе администрации Шелехова Владиславу Поздняку и одобрен им. Три пакета документов отправлены в — комприроды, земельный комитет и администрацию поселка Баклаши. Вскоре главу переизбрали, комприроды Шелеховского района расформировали, оставив отделение из двух человек. В инстанциях, где Татьяна Михайловна обивала пороги, разводили руками: "Сделать ничего не можем". Тогда она обратилась за помощью в краеведческий музей Г.И.Шелихова. Его сотрудники сделали несколько экспедиций на остров и сами подали документы, чтобы территорию передали в собственность музея.

— Остров должен быть объектом федерального значения, а не переходить в частную собственность, — поясняет Татьяна Михайловна. — Ведь его растения — национальное достояние. Остров оказался в ведении музея. Сейчас там будут прокладывать экологические тропы и возить туристов. Это колоссальная рекреационная нагрузка на популяции орхидных. Два года назад на острове орхидей случился пожар. Сейчас осталось всего 6 видов орхидей из 11. Не нашла Татьяна Михайловна бровника одноклубного, который пахнет медом. Почти исчезли любка двулистная, лекарственный ятрышник шлемоносный. Нет и марьина корня...

— Остров терпит бедствие буквально со всех сторон. Колоссально влияет алюминиевый комбинат: выбросы нарушают экологические связи. На листьях появляются некротические пятна и грибковые заболевания. А сколько патогенных болезней! Стало много насекомых-вредителей. На каждой веточке сидят 20—30 куколок! Есть им ничего, поэтому они переходят на растения, которые не должны поедать, на орхидеи в том числе. Полезные насекомые-опылители — шмели, земляные пчелы, ночные бражники — наоборот, исчезают. Нет опылителей — значит, нет семян. Из-за пожаров нарушилось освещение, которое очень важно для растений. Раннее сенокошение для многих трав губительно. Если проложат тропы, это будет конец. Зачем острову тропы — понятно всем: туристов-иностранцев водить на экскурсии. Показывать, чем щедра матушка сибирская земля, нисколько об этих щедротах не беспокоясь.

Татьяна Михайловна не намерена сдаваться:

— Нужно бороться за национальное достояние. Я хочу привлечь общественность, чтобы мне помогли создать ботанический заказник федерального уровня. И частично ограничить на острове хозяйственную деятельность — вырубку леса, сенокошение.

Подобных Березовому острову мест в области нет. Многие годы для Татьяны Михайловны он был природной оранжереей под открытым небом, экспериментальной площадкой для наблюдений. Да что там говорить — стал родным.

Она задает вопрос:

— Для чего человек появляется на свет?

И отвечает:

— Чтобы жить в гармонии с природой.

Эту мысль она воплотила в документальном фильме "Удивительные тайны байкальских орхидей". Через любительскую камеру передала живой запах природы, показала, как шумит Иркут. Зрители увидели орхидеи, описать которые невозможно.

Когда в титрах прозвучало сакраментальное: "Орхидеи должны жить, даря нам свет и радость", на премьере плакали.

У меня в руках фотобуклет "Орхидеи Байкала". И снова автор Татьяна Быченко. На страницах венерин башмачок, который и вправду похож на изящную туфельку. Неземной красы любка двулистная, тулотис буреющий, кокушник длиннорогий... Как обеднеет наша земля, если они исчезнут. Вот только поймем мы это много позже.

Метки:
baikalpress_id:  3 309
Загрузка...