Деревянный Иркутск

"Я любил этот дом деревянный..." — восклицал Сергей Есенин. Действительно, в пору расцвета творчества великого поэта было просто невозможно не любить бревенчатые произведения плотницкого мастерства. Да и сегодня старинные деревянные дома вызывают в душе какую-то непонятную ностальгию. Нам выпало жить в невеселое время, когда эти безнадежно состарившиеся, замшелые свидетели истории постепенно исчезают с лица земли. Они уходят от нас, сметаемые временем, пожарами и бульдозерами. Хотя именно в них каким-то неведомым образом сохранился едва уловимый дух наших предков.

Сибирские Кижи, или Столярные шедевры иркутян

"Ставни окна — шедевры столярного искусства. Середники их покрыты мелкими полосками, а по краю вьется чудесно выполненный тонкий меандр. Под окном балясины, и все это на гладком фоне досок. В окне хорошие строгие рамы (какой вкус! и в Иркутске!), за ними видны ажурные занавесочки, и, когда стекла покроются инеем и узоры фантастически соединят воедино всю композицию, впечатление сказочного богатства и вкуса очаровывает понимающую душу", — писал исследователь деревянного зодчества Георгий Крескеньевич Лукомский, восхищенный строениями Иркутска.

А сколько раз мы можем пройти мимо этих бесценных памятников и за их удручающим состоянием не заметить ничего особенного? Мы даже не подозреваем, что по старым обветшалым домам можно прочитать всю историю областного центра, народа, и даже — не удивляйтесь! — познать тайны мироздания.

Плотников исстари в народе называли "знаткими" людьми. Считалось, что, взяв в руки топор, они приняли радостное послушание — все на земле возводить по образу Божьего устроения Вселенной. По мнению ученых, простая бревенчатая изба стала маленькой копией живого космоса, каким его представляли предки. Двускатная крыша олицетворяла небосвод, матица — Млечный Путь, красный угол с иконами — восход солнца.

Деревянные кружева в наружной отделке и те носили символьный характер. Резные лучистые круги под крышами изображали солнце, плывущее по небосводу, узкий волнистый карниз с круглыми дырочками — тучи с каплями дождя.

Наши предки стремились к совершенству, привнося красоту в свою жизнь. Они ничего не выдумывали, не изобретали. Деревянное зодчество, так же как и вышивка, рождалось из красоты природы. Прекрасным было все, начиная от рюшечек на одежде и зазорчиков на кроватях до искусной резьбы на домах и усадьбах.

Байкальские ананасы

Известно, что сибирские народности в отделке зданий чаще использовали геометрический орнамент. В их декоративно-прикладном искусстве были распространены ромбы, квадраты, стреловидные узоры, остроконечные звезды и завитки, похожие на бараньи рога.

Но встречаются и более символичные узоры. Возьмем, к примеру, дом по улице Свердлова. Первый этаж этого строения украшен пилястрами (пилястра — плоский прямоугольный выступ стены, обработанный в форме колонны. — Авт.) с древней символикой. Накладная резьба изображает вазу с растущим из нее необычным растением. Для дерева оно слишком тонкое, для цветка — высокое. Оказывается, это так называемое мировое древо. По античным представлениям, корни этого древа уходят в мир умерших предков, ствол символизирует земной шар, а вершина — заоблачный мир богов. Считалось, что такой орнамент был еще и заклинательным знаком, способным влиять на благополучие домочадцев.

Аналогичный по символике узор можно увидеть на доме по улице Тимирязева. На его пилястрах вырезана большая чаша, из которой мощными стеблями тянутся кверху диковинные растения, явно напоминающие ананас. В старину золотая чаша была символом пожелания хозяевам счастья и благополучия. А диковинный для сибиряков ананас свидетельствует о пышных купеческих обедах и торжествах, часто упоминающихся в иркутской летописи.

Европа с Азией в одном узоре

Еще одним из ценнейших памятников деревянного зодчества является бывший доходный дом по улице Уткина, недавно восстановленный после страшного пожара. Он уникален тем, что гармонично сочетает в себе образы резного русского терема и восточной пагоды. Резные солнышки под чешуйчатыми фронтонами, гроздья тяжелых резных тюльпанов, свисающие над окнами, венок из кудрявых листьев на карнизе крыши — все это элементы русского зодчества.

Но в наружном оформлении доходного дома четко выражена и другая, инородная символика. Вместо русского крылечка здесь устроен навес-балдахин, каким на Востоке обычно украшали трон императора. Балдахин опирается на точеные столбы, придавая дому несколько надменный вид.

Ощущение тяжеловатой роскоши восточных дворцов придают дому непривычные для русских строений формы окон. Если бы дом на Уткина отстраивали сибирские мастера, верхнюю доску над окном они бы выгнули коромыслом, а сверху изобразили солнышко или украсили бы плавными растительными завитками. Уникальными по отделке были и ворота доходного дома, и ограда. Но, к сожалению, все это не сохранилось до наших дней и оценить былую красоту можно только по фотографиям.

Ах эта русская усадьба...

Одним из старейших памятников иркутского деревянного зодчества является усадьба Сукачева. (Владимир Платонович Сукачев — коренной иркутянин, сын потомственного дворянина и дочери известного золотопромышленника Трапезникова Аграфены. — Авт.)

Известный ныне тип русской усадьбы сложился во второй половине XVIII — первой четверти XIX века. По большому счету усадьба — это настоящий маленький городок. Здесь есть жилые и хозяйственные постройки, сад, огород... Территория обычно обносилась оградой или, по правилам древнерусских городов, отделялась плужной бороздой.

Для постройки своей усадьбы Сукачевы выбрали красивейшее место на Иерусалимской горе, в роще, принадлежавшей когда-то управителю Иркутской казенной палаты П.И.Кокуеву. В довесок прикупили соседний участок с уже построенным одноэтажным деревянным домом и взялись за работу.

Сукачевы отстроили усадьбу открытого типа, разместив на ее территории помимо жилых и хозяйственных построек школу и картинную галерею. Работы были завершены к 1884 году. Последней постройкой стал разделенный на две части двухэтажный дом. В первой, деревянной, половине были расположены кабинет, библиотека и картинная галерея, а в каменном пристрое — бильярдная и зимний садик.

Отрадно видеть, как сегодня стараниями реставраторов сукачевская усадьба приобретает свой первозданный вид. Скоро иркутяне и гости города вновь смогут любоваться этим шедевром деревянного зодчества.

Завоеватели и конкистадоры

В Иркутске после революции было разобрано несколько уникальных церквей. Среди них — мемориальный Николаевский полковой храм, Чудотворская и барочная Тихвинская церкви. В Илимске на высоком пригорке стояла чудесная по архитектуре Вознесенская церковь XVII века. В 1930-х годах ее закрыли. А уже после войны местные жители начали подпиливать ее на дрова, и она рухнула. В 1934 году сгорела изумительная Киренская надвратная церковь — типичная шатровая церковь XVII века.

Уничтожались не только церковные здания. В Иркутске были разобраны красивейшие деревянные Амурские ворота, снесены каменные Московские ворота, построенные в память об Отечественной войне 1812 года. Сегодня принято все сваливать на безжалостных большевиков и революционеров. Но, простите, разве сейчас на дворе 1920 год? Еще несколько лет назад стоял на одной из улиц областного центра знаменитый "горбатый" дом. Подобные строили еще первые русские землепроходцы. Он имел огромную историческую ценность, и иркутяне не раз поднимали вопрос о его реставрации. Но однажды ночью "горбатый" дом снесли бульдозером, без всяких флагов и митингов. В центре города с потрясающей регулярностью поджигают старые дома — по ночам, с бандитской жестокостью и безжалостностью.

В свое время испанские конкистадоры переплавляли в слитки бесценные золотые и серебряные произведения искусства инков и майя. Иркутские "конкистадоры" идут по проторенному пути. Какое там архитектурное наследие! Какая деревянная резьба и мировое древо! Правоохранители всякий раз с умным видом сообщают: "Не исключена версия умышленного поджога..." Трудно припомнить, правда, чтобы хоть кого-то из поджигателей нашли и предали суду.

Сохранить, чтобы построить заново

Впрочем, дерево не тот материал, который может простоять несколько тысяч лет. И как бы ни было жаль, старинные деревянные дома рано или поздно покинут городские улицы, уступив место бетону, стали и стеклу. Но сохранить деревянную архитектуру можно и нужно в чертежах и фотографиях. Да не для архивов, а для самого широкого использования — выпустить альбомы, книги. Чтобы потом по образу и подобию древних шедевров всегда можно было возвести новые терема.

Пусть это будут небольшие декоративные поселки вроде знаменитых Тальцов. Или базы отдыха. Неважно. Но пусть, исчезая с городских улиц, эта красота не исчезнет навсегда.

Редакция благодарит Валерия Трофимовича Щербина за помощь в подготовке статьи.

Также использованы материалы Internet и книги Лилии Ладик "Я любил этот дом деревянный"

Загрузка...