Не будите мертвых

Близ погоста иркутские строители вдруг решили возвести жилые дома

На Глазковском кладбище Иркутска похоронены сотни людей. Pядом с простыми согражданами здесь упокоились и очень известные личности, например писатели Молчанов-Сибирский и Маляревский. Недавно живые посягнули на покой умерших, невзирая на их прижизненные заслуги.

А поутру они проснулись...

Недоброе закрутилось в конце апреля нынешнего года. На общем собрании жильцов дома N 102 по улице 4-й Железнодорожной кто-то особо информированный просветил остальных, что по соседству будут возводить жилой комплекс. Народ засомневался: да где тут строить! Прямо под окнами их пятиэтажки — детская площадка и места для сушки белья. И то и другое для жилого здания необходимо. Метрах в десяти от площадки гаражи, еще в десятке шагов — окраина того самого Глазковского кладбища. Остается пустырь справа. Но много ли там настроишь? С одной стороны от предполагаемой стройплощадки — пятиэтажка и костел, с другой ее ограничивает санитарно-защитная зона Свердловского военкомата, с третьей убегает вниз реликтовая сосновая роща. Нет, в этом районе построили уже предостаточно, дальше наступать некуда. Не на могилы же!

Однако жильцы 102-го явно недооценили возведенную в абсолют и нередко пересекающую грань цинизма прагматичность иркутских строителей. Выглянув утром 8 мая в окно, народ заметил молодого человека, старательно копавшего квадратную яму. Парень оказался археологом, и проводил он предстроительные изыскания. Предстроительные — потому что, по словам археолога, действительно прямо напротив 102-й пятиэтажки, прямо на детской площадке, будет начинаться жилой комплекс "Виват", а застройщиком выступит ООО Востсибстрой.

Pомашки вздыбились, восстали лютики

Возмущению обитателей округи не было предела: как же так, даже не поинтересовавшись, как того требует статья 28 Градостроительного кодекса, их мнением, кто-то вознамерился лишить не одну сотню человек покоя и прочих жизненных прав!

Возмущаться мы все горазды. Но обычно горячность по-тихому сходит на нет — пошумели и разошлись. В данном случае возмущение направили в продуктивное русло. Поскольку дело происходило накануне Дня поминовения усопших, на Глазковское кладбище потянулись родственники навеки упокоившихся здесь людей. Посетителей погоста встречали плакатами, оповещающими о том, что прилегающую к кладбищу территорию собираются застроить жилыми домами. Около полутысячи разгневанных посетителей подписались под протестом против грядущей стройки. Параллельно была создана инициативная группа и начался сбор протестных подписей жильцов. К сегодняшнему дню в списке уже около 500 фамилий, и это далеко не предел. Зафиксированный на бумаге гнев сотен иркутян уже направлен власть имущим.

Но часто ли власти считаются с мнением простых горожан! Если чиновников порой и способно что-то пронять, так это статья закона или спущенные сверху директивы да нормативы. И члены инициативной группы с головой зарылись в официальные документы.

Жильцы бились за свое кровное, а строители с железобетонным упорством гнули свое шкурное. Еще бы, ведь перед ними замаячил нехилый навар. На участке в 3 тыс. кв. м Востсибстрой вознамерился построить девять одноподъездных пятиэтажных блок-секций, девятиэтажку и высотку в 14 этажей. Всего — 600 квартир, со стоимостью квадратного метра в 22 тысячи рублей.

Выполняя заказ Востсибстроя, археологи вырыли три глубокие ямы. Строительную площадку востсибстроевцы огородили бетонными плитами, оттяпав походя часть санитарно-защитной зоны Свердловского военкомата с 25 высаженными на ней в 70—80-х годах прошлого века тополями. А вскоре на стройку завезли трубы, доски и бетонные блоки.

Видя нешуточную активность строителей, жильцы забросали жалобами всевозможные инстанции, начиная от "зеленых" и дендрологов и заканчивая мэром и губернатором. Готовы бумаги и для суда. Официальный ответ пока пришел только из городской санэпидстанции. Санитарные врачи сообщили, что за подтверждением санитарной зоны Востсибстрой к ним не обращался. Позже выяснилось, что и другими согласованиями, за исключением разрешения главного архитектора Иркутска, строители не заручились. То есть масштабный, затрагивающий интересы множества людей проект стали реализовывать с кондачка, по принципу "главное ввязаться в бой, а там посмотрим".

К чести властей, на данном этапе они встали на букву закона. Администрация Свердловского округа приостановила стройку, а прытких строителей за самоуправство оштрафовала. Прижатые к стенке востсибстроевцы вывезли стройматериалы. Однако бетонный забор и строительный вагончик на нем остались. Были организованы и работы по исследованию грунта на детской площадке, за гаражами и даже на территории кладбища. Хотя, как уверили членов инициативной группы в Свердловской администрации, разрешения на изыскания на данной территории никому не выдавались. Видимо, отступление строителей носит тактический характер и они собираются со временем вернуться к реализации проекта "Виват". По "разведданным" наиболее пронырливых жильцов, Воссибстрой в пожарном порядке пытается оформить недостающие согласования.

Обитатели 102-го дома тем временем разбили перед своей пятиэтажкой цветочную клумбу и оконтурили детскую площадку молодыми кленами, соснами, кедрами и березками. Деревца на удивление дружно прижились. Юная зеленая поросль, конечно, хлипкая защита против беспардонной нахрапистости новых хозяев жизни. Но что делать, если нет крепкой надежды на последовательную праведность властей?

Урбанизация разрушит хрупкий порядок

Как сказано выше, вступая в борьбу с застройщиками, члены инициативной группы зарылись в документы. И накопали там кучу доводов в свою пользу. Во-первых, согласно строительным нормам и правилам (СНиП), на единице территории должно проживать определенное количество людей. 102-й дом уже заселен сверх нормы. Опять же в соответствии со СНиПом количество обитателей новостройки не может превышать 10 процентов от числа жильцов ранее заселенных близлежащих домов. В 102-м и соседнем 100-м домах проживает около 500 человек. То есть рядом можно поставить дом лишь на полсотни человек. Население "Вивата", по самым скромным подсчетам, составит 1200 человек. Боюсь, после такого нашествия о ближней реликтовой роще останутся одни воспоминания. К десяткам ребятишек из 102-го дома, лишенных строителями детской площадки, добавится орава их сверстников-новоселов. Ввиду отсутствия нормального места для игр полчища малолеток устремятся на погост. "Педагогика" вандализма всасывается неокрепшими душами моментально. Pодители с утра до ночи в заботах о пропитании семьи, а кладбищенская старушка-сторож в одиночку вряд ли сумеет пресечь глумление пацанвы над могилами.

Следующее соображение — сейсмичность и качество почв, которые, по выражению местных жителей, "гуляют". В свое время рядом с военкоматом, вторгшись в его санитарно-защитную зону, построили детский сад. Вскорости в военкомате обрушилось и до сих пор не восстановлено бомбоубежище. По углу 102-го дома года три назад пошла угрожающая трещина. Аварийный фундамент залили бетоном, сделали подсыпку. Где гарантия, что в месте "заплатки" или в другой части дома не случится новая просадка песчаника? Кто гарантирует, что построенная впритык пятиэтажка "Вивата" однажды не сползет с холма трехметровой высоты на ныне существующий дом?

Присутствует и социальный аспект. Социологи уже давно доказали, что чем более перенаселен район — тем агрессивнее его жители. Да, жилье в "Вивате" будет достаточно дорогое. Но из-за своей малогабаритности квартиры в комплексе мало-помалу неминуемо обесценятся, дома заселят малоимущие, в том числе и неблагополучные семьи, преступность в и без того нетихом районе резко возрастет.

Ну и, наконец, коммуникационная составляющая. В общественный транспорт на ближайшей остановке —"Технический университет" — в часы пик уже сейчас сесть невозможно. Если к местным жителям и 20 тысячам студентов и преподавателей политеха добавится еще и тысячи полторы "виватовцев", район и вовсе станет "невыездным".

Не надо плясок на костях!

Старожилы уверяют, что на Глазковском кладбище во время Второй мировой хоронили умерших от ран в иркутских госпиталях воинов. В 60-е годы сильный пожар уничтожил надгробия, и теперь на месте солдатских захоронений зияют выстроившиеся в ряд провалы в земле. По Закону "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" могилы воинов подлежат особой заботе и защите со стороны государства. Сотрудники Свердловского военкомата клянутся, что на территории района воинских захоронений нет. Возможно, в архивы военкомата попали не все документы военной поры. Возможно, заблуждаются глазковские старожилы. Но как быть с обилием на здешнем погосте надгробий с пятиконечными звездами? Фронтовики, в том числе и глазковцы, умирали от ран порой спустя десятилетия после кровавых битв. И закон об увековечении впрямую распространяется и на них.

В данной публикации не единожды употреблялся термин "санитарно-защитная зона". Что это такое? Это 50-метровая полоса земли, опоясывающая тот или иной объект по периметру. Согласно действующим санитарным правилам и нормам (СанПиН), в санитарно-защитных зонах кладбищ не разрешается строительство зданий и сооружений, не связанных с обслуживанием погостов, за исключением культовых и обрядовых объектов. А в случае переноса места погребения использование освободившейся территории позволено только через двадцать лет, и то лишь под зеленые насаждения. Строительство зданий и сооружений на месте бывшего кладбища категорически не допускается.

Составители СанПиНа позаботились не только о памяти усопших, но и о здоровье живущих. Почва кладбищ пропитана трупным ядом. Что будет, если яд, например при аварии, попадет в водопровод новостроек? Представители Востсибстроя заявили в интервью программе "Вести — Иркутск", что строительство не затронет территорию кладбища. Однако мастер, руководивший работами на "Вивате", пообещал жильцам, что через восемь лет на кладбище построят танцплощадку. Возможно, товарищ просто неудачно пошутил. Но восьмерка подозрительно некруглая цифра, чтоб счесть это за случайную оговорку.

...Генеральный директор ООО Востсибстрой Виктор Ильичев на днях в телеинтервью "Вестям — Иркутск" поделился сокровенным. Он-де, как человек православный, мечтает построить в Иркутске храм. У вас, уважаемый Виктор Геннадьевич, появилась уникальная возможность воплотить свою мечту, а заодно заслужить уважение иркутян на многие годы вперед. Поставьте на Глазковском кладбище скромную часовенку. А многоэтажные "танцоры на костях" там ни к чему.

Метки:
baikalpress_id:  33 406
Загрузка...