Мастерство хирурга против коварства болезни

Большинство людей безоговорочно принимают поговорку "Лучше поздно, чем никогда". Профессионалы, в том числе врачи, не сомневаются, что все нужно делать вовремя. Но бывают случаи (в медицине тоже), когда верно лишь одно правило: чем раньше, тем лучше. Врожденные сосудистые опухоли как раз такой случай.

Не дай вам Бог "румянец" в пол-лица!

Врожденные сосудистые опухоли очень распространены и с каждым годом встречаются у детей все чаще. Поражают они опорно-двигательный аппарат, внутренние органы — печень, селезенку, кишечник. Однако львиная доля опухолей (70—90 процентов от общего числа) приходится на челюстно-лицевую область, пронизанную огромным количеством кровеносных сосудов.

Опухоли — без преувеличения коварный враг детей. 90 процентов из них проявляются сразу, остальные же "сидят " затаившись, как хищник перед броском на жертву. И вдруг в течение нескольких дней, а то и часов, опухоль наполняется артериальной или венозной кровью, захватывая все новые "территории". В любой момент сосуды могут не выдержать резко возросшего давления, откроется сильное кровотечение. Ребенок буквально истечет кровью. Дальше — геморрагический шок, полное затухание деятельности коры головного мозга и...

Трагического "и" не произойдет, если упреждающий удар по коварному врагу нанесут доктора. К сожалению, порой даже опытные медики считают сосудистые опухоли просто родимыми пятнами. Педиатры, вместо того чтобы направить их на лечение к узкому специалисту, успокаивают родителей маленьких пациентов — мол, все пройдет к годику, к школе. Но опухоль, как правило, только растет. Была со спичечную головку, при следующем приеме в поликлинике — с пятикопеечную монету, а в полтора года розовеет, становится горячей, колотится, как испуганное детское сердечко, и растекается уже на пол-лица. Тут не отбиться лекарствами или рентгеновскими лучами, тут малышу прямая дорога на операционный стол.

Главные силы противника уничтожены

...Лана родилась с крошечной опухолью с правой стороны шейки. Мама с папой поначалу не очень беспокоились. Поплачет малышка — сосудики слегка припухнут. Успокоится девочка — опять все в норме. Но в четыре годика у Ланы стала распухать вся правая часть шеи. Родители забили тревогу. А доктора поставили диагноз: венозная дисплазия. Дисплазия — это еще не страшно, это значит, что опухоль-вражину можно лечить, не особо поспешая. Причем обычными методами, не бросая в бой "спецназ", то есть хирургию.

Диагноз оказался ошибочным. Воспользовавшись промашкой "обороны", опухоль за год захватила не только шею, но и всю правую часть лица до самого свода черепа. Этот драматический период совпал с обращением родителей Ланы к челюстно-лицевому хирургу Ивано-Матренинской детской больницы Иркутска Анатолию Трофимовичу Карнаухову. Профессор Карнаухов был немногословен: оперировать! Лана трижды, начиная с ноября 2004 года, ложилась в больницу и трижды уезжала домой, так и не побывав в операционной. Дело в том, что каждый раз анализы показывали низкое содержание гемоглобина в крови малышки, усугубленное аллергией и простудой. Вводить наркоз ребенку в таком состоянии анестезиологи отказывались — слишком велик был риск летального исхода во время длительной операции.

А опухоль все расширяла свои "владения", к концу апреля оставшись розовой на виске, но приобретя синюшный оттенок на шее. Медлить было нельзя, девочка могла в любой момент погибнуть. Но — о удача! — результаты очередных анализов наконец открыли Лане дорогу в операционную.

Операция протекала с серьезными техническими трудностями. Оболочка опухоли постоянно вскрывалась, начиналось кровотечение.

— Только перевяжем один сосуд, а уже второй надо перевязывать, потом третий, — вспоминает профессор Карнаухов.

Через три часа Анатолий Трофимович и его ассистент наконец смогли снять маски и облегченно вздохнуть: магистрали, питавшие опухоль, были перекрыты. Наутро Лана уже гуляла по больнице. К сожалению, полностью опухоль одолеть не удалось.

— Основной массив мы убрали, — говорит доктор Карнаухов, — а вмешиваться хирургически в оставшуюся часть слишком опасно, там лицевой нерв. Задень его скальпелем — наступит паралич пораженной опухолью стороны лица. Соответственно не будет закрываться глаз, угол рта опустится, и так далее. Рост опухоли мы остановили, теперь наблюдаем, нет ли рецидива. У девочки еще и сосуды под ключицей могли быть поражены. Но вроде пока не жалуются, на днях должны подъехать. Проведем лучевую терапию непрооперированной части опухоли. Надо ведь долечить ребенка.

Метки:
baikalpress_id:  33 401