Ботанический сад

Уникальному музею растений, расположенному в Иркутске, предлагают сотрудничество НАТО и ЮНЕСКО

Иркутские ученые доказали: сады цветут и в Сибири. В этом году Ботаническому саду Иркутского госуниверситета исполнится 65 лет. Время его основания — далекий 1940-й. Сейчас этот уникальный музей под открытым небом включен в Международный реестр ботанических садов мира. Благодаря труду биологов сегодня здесь собрано более двух с половиной тысяч видов растений из разных уголков планеты.

Счастье луковое

Растения Ботанического сада, пожалуй, есть почти на каждом приусадебном участке. На наших огородах поселились груши и маньчжурский орех, абрикосы и крупноплодные яблони. У соседа каждую весну пышным цветом распускается диковинная сакура. А в городе стали модными альпийские горки, голубые ели и аллеи из амурского бархата. Раньше сибиряки встречали такое растительное многообразие разве что в Крыму или Ялте.

Каждое растение должно иметь цель — именно по такому принципу привозят их из экспедиций, получают по почте, выменивают у коллег. Но одно дело привезти, совсем другое — сохранить. Испытания занимают годы. Конечно, многие виды не выдерживают экстремальных климатических условий и гибнут. Поэтому те, что выживают, не зря зовутся жемчужинами. Ими-то и озеленяют город, украшают приусадебные участки.

Много лет Ботанический сад занимается разведением местных сибирских растений, занесенных в Красную книгу. Совсем недавно вместе с Байкало-Ленским заповедником и Прибайкальским нацпарком возвратили Прибайкалью алтайский лук, который стал постепенно исчезать. Ученые выезжали в потаенные уголки Иркутской области, на побережье Байкала, где он еще остался, собирали семена, взращивали их на грядках. Потом полученные семена высаживали там, где когда-то рос алтайский лук.

Огород для военной профессуры

Сейчас Ботанический сад занимает 27 гектаров и располагается в удачном для растений месте — на юго-западном склоне Кайской горы (перед микрорайоном Первомайским). Когда-то по генплану он занимал большую площадь: вплоть до Ангары, с одной стороны, и всю территорию микрорайонов Первомайского и Университетского — с другой (там еще недавно был лес). Затем эти места начали застраивать жильем — и площадь была урезана.

Собственно сад был создан в 1940 году по инициативе местных садоводов и ботаников. По первоначальному плану 1918 года участок сада хотели разбить на месте Иерусалимского кладбища (сейчас — ЦПКиО). В силу разных причин план отложили на 22 года. В конце 30-х предложили новый участок — район Кайской горы, который и утвердили на заседании исполкома 8 октября 1940 года, перед самой войной. Первый директор сада Павел Иванович Малиновский позже напишет: "На территории были столетние сосны, среди которых блуждали несколько коз и коров с враждебно настроенными пастухами. Такую картину застал штат из двух человек, когда явился на территорию впервые". За три месяца до Великой Отечественной сделали первые посадки.

В годы войны на двух гектарах земли выращивали овощи для столовой ИГУ. Сад стал огородом выживания для университетской профессуры. С лопатами и мотыгами через весь город шли сюда обессиленные люди, чтобы спасти от голода себя и многих других. Несмотря на тяготы войны, работа в саду ни на минуту не прекращалась. Высаживались деревья и кустарники, велись наблюдения, исследования. Заведующий кафедрой ботаники ИГУ доцент М.А.Иванов проводил сортоиспытание, размножение и получение новых сортов пшеницы. Доцент Н.А.Епова высеивала лекарственные растения, наблюдала за их поведением.

Директор сада писал: "Не имея никакого помещения на своей территории, сотрудники проводят научные посевы и посадки — селекция пшеницы, посевы лекарственных культур, создание сада плодовых деревьев, опыты с овощными культурами. Намечено создание отделов: дендрологического, культурных растений. В саду должны быть гербарий, библиотека, павильон с/х вредителей. Изгороди почти нет. Имеется больше 500 плодовых деревьев, 50 видов дикорастущих растений".

Перестроечная разруха, или Сорняки по колено

В 50-х годах начали закладывать дендрарий, парниковое хозяйство. Стали издавать делектус — перечень семян для обмена с другими ботаническими садами и институтами. Работали в полевых условиях — не было ни электроэнергии, ни воды, ни техники. Большую теплицу в 270 метров кочегары отапливали углем. Аварии случались каждый год — много редких видов растений подмерзало и гибло. В течение 20 лет в штате Ботанического сада было всего два(!) постоянных сотрудника. И только в 60-х начал формироваться научный коллектив. Коллекции сада стали расти. Ученые следили за ростом, развитием растений, вели их учет, разрабатывали научные программы. Всеми силами пытались уберечь сад от разрушения. Так, деятельный директор Михаил Алексеевич Курочкин сумел сохранить основные коллекции. Галина Петровна Беловежец организовала строительство стеклянных теплиц, улучшила учет.

В 80-х Иркутский ботанический сад вошел в число лучших по Советскому Союзу. Но грянула перестройка. Настало тяжелое время. Сад медленно, но верно приходил в запустение. Оборудование и техника ветшали. Теплосети и водопровод были повреждены. На полях росли сорняки по колено. Здания оказались полуразрушены, в оранжереях побиты стекла. Территория сада и вовсе не была ограждена. Пользуясь этим, окрестные жители воровали все: уносили инструмент, выкапывали саженцы, цветы. Вламывались в оранжереи
— килограммами уносили растения и горшки. Зимой 1991 года из-за аварии теплотрассы в оранжереях замерзли почти все растения. Годами создаваемые коллекции были потеряны в одночасье. Казалось, это конец...

"Начинать пришлось с нуля"

В 1992 году возглавить Ботанический сад пригласили Виктора Кузеванова, кандидата биологических наук, старшего научного сотрудника академического института и одновременно преподавателя ИГУ. Вместе с ним в сад пришла команда единомышленников — научные сотрудники-энтузиасты из Академии наук. Кузеванов стал тринадцатым директором Ботанического сада. Символическое число сыграло свою роль. Виктор Яковлевич вспоминает:

— Это был сложный период. Проблем было множество. Почти не было специалистов с высшим образованием, директора менялись едва ли не через год. Начали с решения хозяйственных проблем. Двухметровыми бетонными плитами огородили территорию. Ввели охрану, установили сигнализацию.

Выжившие растения были в запущенном состоянии. Больших трудов стоило восстановить коллекции. Из командировок и экспедиций в Китай, Северную и Южную Америку, Австралию биологи привозили семена, гербарные образцы, живые растения.

Заместитель директора Светлана Витальевна Сизых, которая вместе с Виктором Кузевановым пришла в Ботанический сад 12 лет назад, вспоминает:

— Мы понимали, каким должен быть сад и как мы далеки от идеала! Желание работать было огромное. Начинать пришлось с нуля, но это не испугало.

Трудные подростки-ботаники

Светлана Витальевна в Королевском саду в Лондоне защитила диплом на английском языке и получила приглашение на стажировку в Чикагский ботанический сад. Она рассказывает, что во всех ботанических садах Америки есть уголки для людей со специальными нуждами (так называют там инвалидов). С растениями возятся даже люди с параличом. Для слепых есть плейеры, заменяющие экскурсовода. Этим людям в радость прикоснуться к живому, выйти за пределы комнаты, дома, больницы.

Вернувшись в Иркутск, Светлана Витальевна Сизых разработала свой проект садовой терапии. Так у трудных подростков иркутской спецшколы в расписании появился ботанический четверг. Ребята учились ухаживать за цветами, пикировать сеянцы, прививать плодовые культуры. Они наблюдали, ухаживали за растениями, занимались флористикой.

— Когда у нас спрашивали, что за ребята, мы отвечали: школьники, — рассказывает Светлана Витальевна. — Не уточняли, что школа эта для малолетних преступников. Одним посещение Ботанического сада помогло в выборе будущей профессии, другим — полюбить все живое. Еще к нам ходили ребята из детского дома, приезжали дети-инвалиды. Одни ухаживали за посадками, другие собирали осенние листья или сортировали семена.

Против пиратов

Проект "Садовая терапия" — большая победа ученых Ботанического сада. Не меньшая — сотрудничество с НАТО и ЮНЕСКО. Заявки на участие в программе "Наука во имя мира" подали 900 организаций всего мира. Участниками стали Греция, Армения и Россия, которую представлял Иркутский ботанический сад. Защита проекта проходила в феврале 2002 года в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО, перед членами 19 стран. Проект должен был принести экономическую выгоду. Но был заморожен из-за начавшейся войны в Афганистане.

Программа под эгидой ЮНЕСКО была направлена против биопиратства — нелегального вывоза ценных растений из страны с целью наживы. Иркутский ботанический сад вновь стал представителем России. Выйти на международный уровень нашим специалистам было непросто. Они учили английский язык, стажировались за рубежом, устанавливали связи с ботаническими садами США, Европы и Австралии, защищали образовательные проекты.

К своему юбилею Иркутский ботанический сад подошел с коллекцией растений, которой вправе гордиться. Только здесь можно очутиться в вечнозеленых тропиках, если зайти в оранжерею. Увидеть сад Байкальской флоры с разными ландшафтами: лес, луг, степь. Дендрарий, где растут барбарисы, зеленеют дубы-колдуны и черемуха Маака. Лицезреть абрикосовый, вишневый, яблоневый и грушевый сады. Каждое растение Иркутского ботанического сада имеет свою историю и легенду. Вам расскажут, что дерево Гингко — современник динозавров. Семена орхидеи никогда не прорастут, если рядом нет грибов. Плоды дикорастущего банана не годятся в пищу — слишком жесткие, да и косточек в них много...

Мечта Виктора Кузеванова и его коллег — чтобы в каждом городе был свой сад, пусть небольшой, но свой, родной. Он открывал бы многозвучный мир природы, позволял бы дотронуться до прекрасного, помогал жить.

Метки:
baikalpress_id:  33 400