Завалы Нефтегорска случайно заметили вертолетчики

Десять лет назад страну потрясло страшное известие о катастрофе на Сахалине

В ночь с 27 на 28 мая в 1.03 по местному времени произошло одиннадцатибалльное землетрясение на севере Сахалина. В Нефтегорске толчки достигали 7,4—7,5 балла. Поселок был полностью разрушен. Из 3200 жителей погибло 2247 человек, в том числе 308 детей. Эта трагедия стала не только испытанием, но и страшным уроком для российских спасателей.
О событиях того времени вспоминает начальник Ангарского поисково-спасательного отряда Юрий Мухтаров, который в составе бригады отдельного механизированного полка гражданской обороны принимал участие в спасении людей и расчистке завалов.

поищите, пожалуйста, фото землетрясения в Нефтегорске

колонтитул "Болевая точка"

Учения, превратившиеся в кошмар

— В это время я служил в Усолье-Сибирском в отдельном механизированном полку гражданской обороны, — рассказывает Юрий Ахметович. — Он входил в состав ЗабВО, а с 1993 года перешел в подчинение МЧС. 26—27 мая 1995 года у нас в полку проходили учения, на которые приехала посмотреть комиссия из Москвы. Наверное, интересовались, каких успехов мы добились за два года. Учения назывались так: "Передислокация подразделений отдельного механизированного полка в район острова Сахалин железнодорожным и воздушным транспортом для ликвидации последствий землетрясения".

28 мая в 10.30 утра меня вызвали в штаб, и председатель комиссии сообщил, что на Сахалине на самом деле произошло сильнейшее землетрясение. Сразу же 50 специалистов нашего полка были переброшены в Иркутск, в аэропорт, мы загрузили в транспортные Ил-76 снаряжение и легкую технику: брандсторы, компрессоры, гидравлический инструмент, кухню, радиостанцию и вылетели в Южно-Сахалинск. Там более легкой авиацией нас перебросили в Оху, а оттуда уже вертолетами в Нефтегорск. Другого пути не было — все дороги были разрушены стихией. По-видимому, помогли учения, потому что в необходимых местах было сконцентрировано достаточное количество транспорта.

Последняя ночь нефтегорских выпускников

— Нефтегорск был разрушен практически до основания. Там было всего 22 дома, причем 17 из них — пятиподъездные панельные пятиэтажки, построенные в 1969—1970-х годах. Два дома горели, но потушить их было нечем, они сгорели дотла. Уцелели три новеньких двухэтажных дома из кирпича — стены пошли трещинами, однако здания устояли. Еще осталось несколько одноэтажных строений, здание школы было разрушено частично, сохранился единственный магазин. Местное население разграбило его, но винить кого-то в чем-то рука не поднимается — нужна была еда.

Землетрясение произошло в ночь с субботы на воскресенье. В местном клубе шел бал выпускников местной школы, и вся молодежь, подростки и дети собрались на праздник. В этом здании вообще никто не уцелел. Население находилось в шоке.

Оказывается, в Охе тоже было землетрясение, но никто не подозревал, что Нефтегорск разрушен до основания. Об этом узнали случайно — завалы заметили пилоты вертолета, который вез рабочих на вахту. Чудом спасся начальник местного отделения милиции — ночевал на даче. Когда он вернулся в город, и увидел все, то привести его в чувство удалось не сразу.

Инфраструктура города была полностью разрушена — не было связи, не было пищи, не было медицинской помощи. Так что появление спасателей было своевременным. Прилетели специалисты Центроспаса, подразделения с Сахалина, Дальнего Востока, ближневойсковые части. Но все же неразбериха продолжалась около суток: прибывали люди, техника, все нужно было распределить... Надо сказать, что как только нам выделили участок работы, мы развернули палаточный лагерь и принялись за дело. Мы прибыли в 12.00, а работать начали уже в 15.00.

Только бы не видеть трупы...

— Местное население находилось в подавленном состоянии. Кто-то сидел на земле, кто-то плакал, кто-то тут же пил водку. Через несколько дней некоторые стали вести себя очень агрессивно — они заставляли спасателей подгонять технику к разрушенным домам своих родных, детей, матерей, братьев, умоляли, кричали, чтобы разбирали именно в этом месте. Несколько раз доходило до драк.

Надо признаться, что работа спасателя подходит отнюдь не каждому человеку: вытаскивать из завалов изуродованные тела погибших может далеко не каждый. Несколько человек так и не смогли переступить через себя. Один сказал: "Давайте, я вот здесь буду канаву рыть день и ночь, но только чтобы не видеть трупы!" А один из спасателей, наоборот, получил орден Мужества именно за свое хладнокровие — он совершенно спокойно выполнял свою работу. Несколько местных помогали спасателям, не уходили с завалов ни днем, ни ночью, но другие вели довольно странно — они не дотрагивались до тел, даже если это были тела их близких родственников. Отговаривались какими-то табу, просили нас вытащить и похоронить тела.

Нефтегорск находится почти на самом севере Сахалина, и перепад температур достигал почти тридцати градусов — по ночам было минус 10—15, а днем доходило до плюс 20. Поэтому самое главное, что мы начали делать, это спасать тех, кто уцелел. Работа велась круглые сутки. В первые дни живыми находили до 15—20 человек. На нашем объекте мы обнаружили 168 трупов и 20 человек достали из завалов живыми. Увы, не все выжили, некоторые потом скончались в больнице. Из-за перепада температур тела стали быстро разлагаться. Местность приходилось обеззараживать дезраствором. К этому времени на место катастрофы доставили рефрижераторы, в которые складывали тела. Были сложности с опознанием — местные не могли в изуродованных лицах узнать земляков, не выдерживали нервы, про некоторых вообще говорили, что это не местные. Мы нашли в подъезде тела двух девочек, как оказалось, приезжих.

А представляете, что такое сбить и доставить на место больше двух тысяч гробов? А как хоронить людей без родственников? А сколько протоколов для этого нужно написать? Надо сказать, что все время, пока шли спасательные работы, толчки продолжались, из-за этого даже погибло несколько человек, которые уцелели под завалами во время землетрясения — обрушивались плиты.

Деньги и золото вдруг исчезали

— Конечно, журналисты любят писать о чудесных спасениях, но их, к сожалению, не бывает: шок, холод, страх, отсутствие воды и пищи, а главное, боль и травмы очень быстро добивают даже очень сильного человека. Хотя, надо сказать, что в Нефтегорске спасли двух мужчин — одного вытащили на седьмые сутки, а второго — на двенадцатые. Первый был сильно изможден — его завалило на первом этаже в спальне и даже немного травмировало, зажало ногу, но он сумел освободиться. Второй же с первого этажа провалился в подвал, в котором нашел какие-то запасы еды. Ему повезло — в середине дома консоли первого этажа сохранились. Дома в поисках тел приходилось разбирать до основания, до фундамента, только после этого их принимала комиссия.

Не обошлось и без мародеров. Это было не местное население — потрясенные нефтегорцы даже и не думали спасать имущество — какое там имущество, когда погибли родные, близкие, друзья, знакомые, когда от самого города камня на камне не осталось! Зато понаехали "родственнички" из ближайших поселков, из Охи. Уж какое они там себе счастье хотели насобирать на завалах, на что рассчитывали? Трудно понять таких людей. По-моему, если нажить таким способом рубль, то судьба у тебя отнимет двадцать. Причем иногда мародерами становились не гражданские, а, например, работники милиции, которые не гнушались ценностями, подобранными на завалах. Деньги и золото просто исчезали.

Страшные "бутерброды": потолок — стены — мебель — тела

— Сейчас можно сказать, что Нефтегорск нас многому научил. Оказалось, что у наших экскаваторов, кранов слишком малый выброс стрелы — при разборах домов техника не могла подъехать близко, а стрела до нужных мест не дотягивалась. Это становилось настоящей трагедией в том случае, если под плитами, которые нужно было поднять, находились еще живые люди. А мы не могли спасти человека, потому что не могли своими силами сдвинуть плиты. Панели складывались при землетрясении, как пирог — потолочная панель, потом стены, мебель, тела погибших, ковры, пол, снова потолочная панель, стеновые панели, мебель, тела...

Некоторое время не могли наладить систему распределения техники, людей и ресурсов, приходилось терять время на совещаниях. Потом определили двух дежурных офицеров, которые принимали заявки и отсылали их в штаб. Штаб, по возможности, выделял необходимое. В Нефтегорске в первый раз была применена система прослушивания "Тишина". На какое-то время вся техника прекращала работу, и все слушали, нет ли под завалами живых.

Надежда на чудо

Напоследок я попросил Юрия Ахметовича дать несколько советов, как вести себя, если случится землетрясение.

— Давать советы всегда трудно. Иногда человек совсем ничего не делает для своего спасения и чудесным образом спасается. Конечно, все документы и ценности лучше держать в чемоданчике или в портфеле — чтобы можно было в случае чего вскочить, схватить и бежать. Не нужно брать воду, продукты — это лишний вес, зато нужно брать теплую одежду — она всегда понадобится.

Если землетрясение застало вас на первом этаже, имеет смысл выбежать из дома и отбежать на безопасное место. Но если вы живете выше второго этажа, бежать бессмысленно — все лестничные пролеты просто складываются. Лучше встать в проем двери под несущую стену.

После толчков не нужно далеко убегать, — вы можете помочь тем, кто находится под завалами — соседям, родственникам. Спасатели прибудут в течение суток, но будьте готовы к тому, что неразбериха продлится в течение двух—трех дней.

Загрузка...