Иркутские юннаты разводят райские джунгли

В теплицах станции — 150 видов редких растений со всех континентов, кроме Антарктиды

Раньше достижения юннатов демонстрировались в Москве на ВДНХ. Теперь далеко не во всех городах живы те самые юннатки, где занимались следопыты природы. Если и живы, то находятся в плачевном состоянии. Иркутянам удалось сохранить городское наследие — станцию юных натуралистов.
Дети и педагоги называют юннатку оазисом тепла и лета. В теплицах зреют лимоны, наливается папайя и буйно цветет монстера. Экзотические урожаи здесь собирают несколько раз в год. А весной сад превращается в настоящий рай.

Чужеземные вершки и корешки

На территории в четыре га кипит работа. Весна нынче запоздала, вот и приходится делать все в ударные сроки. Обиходить надо 15 соток огорода, сад, опытные участки и несколько теплиц. В парники закладывают навоз, пикируют рассаду, подновляют забор. На станции работают агрономы, биологи, зоотехники. Дети, которые сюда приходят, тоже фанаты. Кто-то целыми днями с азартом копается в грядках, кто-то ведет научную работу.

Вера Ивановна Повеликова, методист станции, открывает дверь в оазис тепла и света — теплицу, где нашли приют больше 150 видов редких растений со всех континентов, кроме Антарктиды:

— Когда ребятишки заходят сюда зимой, говорят: "Ой, мы в джунглях!"

В течение многих лет мы привозили саженцы, отростки, меняли свои на чужеземные. Так в теплице оказалась южная пассифлора со сладкими и вкусными плодами размером с яйцо. Прижилась и монстера. А на пятый год зацвела белыми цветками, похожими на каллы. Есть тут и чуфа — земляной миндаль. Дорогого стоит люфа — та самая, из которой делают мочалки. Собственными силами укоренили ананас. Сейчас он почти с метр.

Занимаясь в теплице, юннаты увидели, как из хлопчатника получают вату. Узнали, что лагенария, или вьетнамский кабачок, может регенерироваться. Срежешь плод, а он знай себе дальше растет. Арахис, оказывается, зреет не на деревьях, а в земле.

Биолог и старейший педагог Ольга Владимировна Лабуз показывает мне стыдливую мимозу:

— Прикоснитесь.

Я дотрагиваюсь — растение стыдливо заворачивает свои листики.

— А хотите посмотреть фиговое дерево?

Ольга Владимировна показывает разлапистый фиговый листок и смеется:

— И как им мог прикрываться Адам?

В теплице овощеводов по обе стороны гряды разные сорта огурцов. Наливаются помидоры, зреет арахис, нут. Конечно, все растет и благоухает не само собой.

Чудак Кузьма Чумак

Иркутской юннатке много лет. Территория, на которой она расположена, раньше принадлежала Кузьме Трофимовичу Чумаку, одному из первых сибирских садоводов. Он пропагандировал сады и огороды. Ходил по дворам, предлагал саженцы, рассказывал людям о зимостойких культурах. Одни над ним смеялись, другие называли чудаком. Кузьма Трофимович работал на железной дороге. Привозил с запада саженцы, рассаду, отростки. Заложил сад. А когда стал совсем немощным, передал свои угодья авиазаводу.

В 1956 году здесь основали станцию юннатов. Первый ее трудовой состав — директор и два биолога. Современный — 18 педагогов и школьники, которые постигают азы селекции, садоводства, овощеводства и экологии. Не забавы ради спешат ребята на станцию. Занимаются в кружках, изучают природу родного края. Пишут научные работы под стать вузовским дипломам. Или выращивают диковинные растения — победителей всероссийских конкурсов-смотров.

Очень любят дети зоологический отдел. Его обитатели — грызуны, черепахи и попугайчики. Когда-то здесь жили даже медведи, лисы и косули. О них вспоминают только педагоги. Да на заднем дворе еще остались большие вольеры. Содержать крупную живность нынче не по карману.

Девятиклассница Маша Пачу рассказывает, что долго наблюдала за животными, изучала их повадки. Недавно она заняла второе место на научно-практической конференции — защищала работу по морским свинкам. За лето хочет написать еще одну.

На одной рассаде долго не продержишься

Городская станция юннатов — почти ботанический сад. Садоводы помогают городу саженцами. Экспериментируют с овощными культурами, цветами и плодовыми деревьями. Окрестные жители долго не считались с результатами селекции — разворовывали все подряд. Мама — за забором, ребенок — с кулем в капусте. Но часто даже не воровали, а бомбили камнями кабачки, били палками капусту.

— Проблем очень много, — рассказывает директор станции Надежда Степановна Гилевич. — Главная, конечно, материальная. Все требует затрат. Даже чтобы отправить ребят на конференцию, нужны деньги. За годы все порядком износилось. Где труба лопнет, где завалится ограждение. Да и отопительная система давно пришла в негодность. Поэтому приходится считать каждую появившуюся копеечку.

Доход от продажи рассады, цветов и прочих плодов своих рук далеко не покрывает расходы на содержание станции. Слишком много затратных статей. Увы, самим решить их было бы непосильно. Хорошо, не забывают авиазавод и департамент образования. Отремонтировали теплицы, построили дом под учебные классы.

Вера Ивановна приглашает меня на станцию летом:

— У нас много лет работает детский оздоровительный лагерь. Есть дети, которые из года в год здесь. Красиво у нас летом! Беседки увиты плющом, теннисные столы прямо в саду. И оазис цветов. Идешь с улицы — все пылает.

Загрузка...