Макар да Марья

Халхин-Гол, Испанию и Великую Отечественную прошел артиллерист Круликовский — ждала его жена

Как-то раз в редакцию позвонила иркутянка Мария Гурьяновна Карпухина. Она попросила через газету выразить благодарность Лидии Николаевне Фалеевой — врачу поликлиники микрорайона Топкинского. Участковый терапевт на протяжении многих лет лечила ее мужа, ветерана войны, и продолжает помогать его вдове. Словоохотливая Мария Гурьяновна начала рассказывать о своей семье. Через несколько минут стало ясно — это не телефонный разговор, и наш корреспондент отправился в гости в Топкинский.

Знакомство на танцах

Мария Карпухина и Макар Круликовский впервые увидели друг друга в 1937 году в военном городке Могзон под Читой. Однажды вечером в клубе командир Красной армии, герой Халхин-Гола, артиллерист Круликовский пригласил на вальс совсем юную учительницу по имени Маша. После танца они договорились, что Макар проводит девушку до калитки ее дома. В довоенную пору такой поступок со стороны молодого человека был равносилен предложению руки и сердца своей избраннице.

С тех пор Октябренок — так прозвали Машу сослуживцы Круликовского (ей только исполнилось 16 лет) — стала женой офицера. Законный брак они оформили через два года на девичью фамилию жены, потому что муж на следующий день после свадьбы уехал воевать в Испанию. Тогда Советский Союз оказывал тайную поддержку правительству этой страны в борьбе против генерала-мятежника Франко. Поэтому при отправке помощи испанским республиканцам вооружением или военными советниками было принято соблюдать максимальную секретность.

Макар Круликовский побывал несколько раз в Испании. Эти командировки затягивались на месяц—полтора. Он возвращался из поездок, жене ничего не рассказывал, но всегда привозил с собой дорогие подарки. Однажды привез радиоприемник, потом мотоцикл — по тому времени предметы неслыханной роскоши.

Жуков прилетел и отматерил генералов

За несколько дней до начала Великой Отечественной войны полк, где служил Круликовский, перевели на станцию Чита-I. Командный и рядовой состав подняли ночью по тревоге грузить военную технику в эшелоны. Вскоре взяли курс на запад. Во время короткого прощания Макар сказал Маше:

— Наверное, скоро война.

Через пять дней после отъезда артиллеристов наступило 22 июня 1941 года.

Сначала письма в Читу приходили из-под Москвы. Затем он писал из Сталинграда. В одном из писем сообщил, как прибыл Георгий Жуков и как встретили его в разгар битвы за город на Волге. В ожидании самолета с прославленным военачальником на борту местные командиры отдали приказ у взлетной полосы выстроить почетный караул. Жуков прилетел, отматерил генералов, а почетный караул отправил на передовую.

6 апреля 1942 года немцы предприняли очередную атаку на Тракторный завод в Сталинграде. В ожесточенном бою советские войска вынуждены были оставить противнику важный стратегический пункт нашей обороны. Командир артиллерийского расчета Макар Круликовский получил тяжелое осколочное ранение в спину и повредил руку. Потом всю жизнь ранения давали о себе знать. С того момента, когда он через три месяца госпиталей вернулся домой и до самой кончины в 1998 году, врачи, а бывало и жена, просто щипцами продолжали извлекать из его тела те самые осколки.

Воровали только парторг, прокурор и военком

Пока муж воевал, Мария рыла окопы (ждали агрессии со стороны Японии), а вечерами училась на курсах бухгалтеров. Угроза нападения миновала, и Карпухину направили в госпиталь на станцию Хилок.

Служила в должности завотделом вещевого снабжения и стала свидетельницей многих негативных сторон тыловой жизни. Она вела учет и распределение материальной помощи, поступавшей по ленд-лизу. Американцы снабжали наши госпитали необходимым: медицинским оборудованием, обмундированием вплоть до портянок.

— Тогда в госпитале никто не воровал, кроме парторга, прокурора, следователя, военкома и начальника милиции, — рассказала Мария Карпухина. — Но что мне было делать. У военкома 6 детей, грех ему отказать. А начальник милиции доворовался — его убили при невыясненных обстоятельствах.

Таинственная гибель младшего сына

Сейчас Мария Гурьяновна Карпухина живет в Иркутске одна.

— Деда моего не стало. Проходил рентген, обнаружили в легких треугольный осколочек. А врачи все сердце ему лечили. Вот и залечили, — горестно сказала она.

Во время войны у супругов родился первый сын, Юрий. В 1965—1968 годах он проходил военную службу на Тихоокеанском флоте. Затем окончил мореходное училище в Холмске на Сахалине, а в 1970 году Мария Гурьяновна получила телеграмму с извещением о гибели Юрия.

— С сыном Сергеем ездили во Владивосток его хоронить. Нам только сказали, что экипаж корабля, где служил Юрий, — их было 44 моряка — облучился. Юрия похоронили во Владивостоке на кладбище "Вторая речка". Названия корабля я не помню, а документы забрал мой внук, сын Юрия Александр. Он живет в Москве, окончил высшие военные курсы и служит в каких-то стратегических войсках.

Конечно, за достоверной информацией об отце проще всего было бы обратиться к сыну. Но оказалось, что Мария Гурьяновна не знает московского телефона внука, он звонит ей сам, в определенные дни и чаще по ночам. Поэтому пока не установлена прямая связь с Александром Круликовским, редакция решила провести собственное расследование. Выяснить удалось немного. Скорей всего, Юрий Круликовский служил на корабле гражданского флота, так как в списках погибших в военно-морских катастрофах его фамилия не значится. Поиск продолжается. Разосланы запросы по инстанциям. Ждем ответа.

Загрузка...