Пламя Победы у Ангары

Тысячи иркутян и гостей областного центра ежегодно приходят к мемориальному комплексу, сооруженному тридцать лет назад в память о погибших в годы войны земляках. Но лишь немногие посетители комплекса знают, как его строили и с каким старанием доставляли Вечный огонь из Москвы в Иркутск фронтовики-железнодорожники, чтобы и у нас, в столице Восточной Сибири, алело пламя Победы.

И грянул гимн
Местная хроника свидетельствует, что 9 мая 1975 года в 9 часов 30 минут утра со стороны железнодорожного вокзала к скверу Кирова подкатил бронетранспортер. Боевая машина под конвоем эскорта мотоциклистов объехала сквер и притормозила недалеко от Иркутского обкома партии. На броне стояли два человека в штатском. Один из них спустился на землю, держа над головой зажженный факел, другой нес в руках металлическую капсулу. Буквально сразу же за зданием обкома, где собралось множество нарядных людей, зазвучали фанфары. Двое в штатском в сопровождении почетного караула направились именно туда.
Человека с факелом в руках звали Адам Поляков, несущего капсулу — Александр Троицкий. По пути следования к ним присоединился тогдашний секретарь Иркутского обкома КПСС Николай Банников. Поляков передал ему факел. Когда процессия приблизилась к монументальному сооружению, первый секретарь шагнул вперед, к стелобаду, и зажег Вечный огонь.
Грянул гимн Советского Союза. С мемориальных плит спало покрывало. Затем последовал троекратный салют, марш ветеранов войны, солдат и офицеров Иркутского гарнизона. После окончания торжественной церемонии в ресторане "Арктика" прошел праздничный ужин в честь 30-летия Победы, на котором присутствовали участники строительства мемориала. На следующий день у Поста N 1 появился дежурный отряд пионеров и комсомольцев.
Аврал вокруг мемориала
Главным архитектором и главным художником мемориального комплекса были Владлен Федорин и Виталий Смагин, а руководил строительством председатель Иркутского горисполкома Николай Салацкий. В 1974 году городские партийные власти озадачились, где в Иркутске можно соорудить памятную стелу или что-то подобное. На совещаниях рассматривались различные варианты, в том числе и такие: установить памятную стелу на бульваре Гагарина напротив Белого дома или на Лисихинском кладбище, на привокзальной площади или на площади Кирова. После долгого обсуждения решили возводить мемориал в центре города рядом со Спасской церковью, на месте старого полуразрушенного сквера, где когда-то стоял Иркутский острог.
Столичный архитектор Павлов предлагал воздвигнуть на берегу Ангары земляную пирамиду и на ней устроить Вечный огонь с огромными вылетающими языками, чтобы его было видно с многих точек города. Эта идея сразу показалась неосуществимой. Поэтому остановились на проекте архитектора Федорина — за тыловым фасадом Дома Советов создать небольшой холм и на нем устроить Вечный огонь, подъем и спуск с холма обустроить красивыми лестничными маршами из камня. Эскиз стелобада Вечного огня подготовил художник Смагин.
Гранит для строительства мемориального комплекса добывали в карьере в деревне Рассохе под Иркутском. Каменотесами руководил Павел Кисель. Он со своими товарищами нашел необходимые глыбы гранита и изготовил блоки для стелобада и огромной гранитной плиты с воронкой Вечного огня.
В это время трест инженерных изысканий бурил шурфы на месте будущего стелобада, забивал сваи и возводил фундамент. После изыскателей за дело взялись дорожные строители и ремонтники. Они занялись сооружениями для Вечного огня и площадью, начали благоустраивать сквер у Спасской церкви. Там же разобрали бывший золоотвал ТЭЦ-2 и вывезли оттуда около 30 тысяч тонн золы, накопленной еще в годы войны. Чуть позже по бывшему золоотвалу прошла объездная дорога. СМП-31 построил переходный мост через автомагистраль. Завод имени Куйбышева после серьезного сопротивления в тяжелых зимних условиях прокладывал новую узкоколейную железную дорогу, а старую демонтировал. Работники горзеленхоза далеко от города, в Баяндаевском районе, выкапывали крупномерные лиственницы, березы и ели, привозили и высаживали их в сквере.
Когда были рассмотрены генплан, рабочие чертежи и сметы, стало ясно, что затраты значительно превысят миллион рублей, а запланировано было 200—250 тысяч. Работа на объекте по старой советской традиции проводилась в авральном порядке. Работали и в субботние, и в воскресные дни с 8 часов утра до 12 ночи.
Не обошлось и без маленького ЧП. 7 мая поздним вечером при укладке неожиданно развалилась полированная плита. Руководитель строительства Николай Салацкий срочно связался со Слюдянским рудоуправлением, где эти плиты изготавливали. Там твердо пообещали ночью выпилить такую же плиту, а днем отполировать. На всякий случай решили сделать две одинаковые плиты.
На следующий день в Слюдянку на "Чайке" выехал главный архитектор Федорин, а вечером в багажнике автомобиля привез плиты. Вечером того же дня плиты уложили на место. После этого еще раз опробовали газ, все подмели, подчистили и доложили вышестоящему начальству, что мемориал иркутянам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, готов.
В дороге огонь берегли как зеницу ока
О сооружении мемориального комплекса "Иркутяне в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов" очень подробно информировали радио, телевидение, газеты того времени. Существует даже небольшая мемуарная литература. Из этих источников пытливый читатель может узнать много интересных свидетельств и подробностей. Однако не все факты стали достоянием газетных публикаций или воспоминаний мемуаристов. Многое осталось за кадром. В частности, мало кто знает об экспедиции работников ВСЖД, которым поручили доставить из Москвы факел с Вечным огнем.
Дабы избежать возникновения порочащих слухов, ответственные работники посчитали необходимым отрядить в Москву самолетом вслед за Поляковым и Троицким (???) оператора с областного телевидения. Его телекамера должна была засвидетельствовать, что экспедиция привезет настоящий, а не фальшивый огонь. Вышестоящие инстанции этому фактору придавали тогда первостепенное значение.
Сборы в поездку заняли несколько месяцев. Прежде всего, к работе подключили техническую службу депо. Перед ней поставили задачу смастерить необходимые технические приспособления, дающие стопроцентную гарантию, что во время пути из Москвы огонь ни при каких условиях не погаснет. Требовалось доставить первозданное пламя, взятое с могилы Неизвестного солдата у стен Кремля.
Думали-мудрили, разрабатывали чертежи и после долгих споров сконструировали три штуковины: контейнер с лампой, факел и специальную металлическую спичку. Контейнер представлял собой жестяную емкость с вентиляционным отверстием. В ней прочно крепился фонарь, каким обычно пользуются осмотрщики вагонов. Фонарь подпитывался керосином и способен был длительное время удерживать пламя. Факел предназначался для сохранения огня в тот момент, когда контейнер заправлялся горючкой. Металлическая спичка, обыкновенная трубка с фитилем, служила для страховки и могла пригодиться в экстренных случаях. По замыслу деповских умельцев, подобная техническая оснастка должна была обеспечить успех намечаемого предприятия.
Отбывающую в далекие края с архиважным поручением экспедицию из трех человек (третьим для подстраховки поехал пожарный) разместили в крайнем купе последнего вагона фирменного поезда "Байкал". Чтобы успеть в срок, экспедиции необходимо было добыть огонь за один день и отчалить в обратном направлении на том же поезде. Иначе скандальным образом провалилось бы открытие мемориального комплекса.
До Москвы добрались без задержек. Поезд мчался на всех парах. Сойдя с поезда на Ярославском вокзале, направились в Моссовет — утрясать формальности по поводу Вечного огня. В Моссовете иркутян ждали, поэтому первая часть визита — официальная церемония вручения им упакованной в шкатулку из дерева благородных пород гильзы от крупнокалиберного пулемета с московской землей, — прошла без волокиты.
Следующий пункт маршрута — могила Неизвестного солдата в Александровском парке. Специалисты предупредили иркутян, чтобы они действовали максимально осторожно, когда приблизятся вплотную к воронке с пламенем Вечного огня и попытаются воспламенить факел. Есть риск обжечься, ведь температура достигает трех тысяч градусов.
Жребий взять Вечный огонь выпал Александру Троицкому. С горящим факелом в руках в сопровождении коллег-ассистентов он вернулся на исходную позицию. От факела зажгли лампу. Контейнер с тлевшим внутри огоньком поместили на заднее сиденье автомобиля "Волга" и, прежде чем отправиться на вокзал, заехали в гости к одному из фронтовых товарищей. Как полагается в подобных случаях, ветераны отметили памятное событие боевыми ста граммами.
Дальше предстоял путь домой, в Иркутск. На вокзале вновь зажгли факел и торжественно пронесли его вдоль московского перрона. Для контейнера, где хранился Вечный огонь, выделили отдельное купе с открытым окном. Двери так же не закрывались. Необходимо было соблюдать технику пожарной безопасности и постоянно проветривать помещение от дыма. В купе по соседству дневали и ночевали участники экспедиции.
Дорога назад прошла без происшествий, но была тревожной. Нехитрый механизм, изготовленный деповскими рабочими, не подкачал. Огонь в лампе был доставлен по назначению в целости и сохранности. Как утверждают участники экспедиции, они все время были начеку и даже в те редкие минуты, когда оставляли огонь без присмотра и выходили покурить в тамбур, обязательно прихватывали с собой на всякий случай зажженный факел.
Еще почти неделю Вечный огонь хранился в кузнечном цехе вагонного депо Иркутск-Пассажирский. Множество людей внимательно следили за тем, чтобы он не погас. В намеченный срок его со всеми почестями доставили к мемориальному комплексу, а технические приспособления превратились в музейные экспонаты.
При подготовке статьи использована книга Н.Ф.Салацкого "О былом как было"

Метки:
Загрузка...