С иглы: в неволе по доброй воле

Для осужденных Плишкино заработала программа по освобождению от наркотиков

Наркотики, преступление, суд, колония — этот тупиковый путь выбирают сегодня немало юных граждан России. Молодежь Приангарья — не исключение. Преступность на почве наркомании здесь давно привычное явление.
Как избавить юное поколение от пути в никуда? Есть ли будущее у молодых людей со шприцем в руках? Специалисты ГУИН Минюста России по Иркутской области предлагают свое решение этой очень важной сегодня проблемы.

Еще совсем недавно российские наркоманы и алкоголики направлялись на принудительное лечение согласно ст. 97 УК РФ. Исключив 97-ю, в новой редакции кодекса медицинское воздействие на опустившихся людей носит лишь рекомендательный характер. Разница существенна. Но ни наркоманов, ни алкоголиков меньше от этого не стало. По-прежнему растет и число совершаемых ими преступлений — грабежей, разбоев, убийств. Вслед за ИК-2 города Ангарска еще одна колония — в поселке Плишкино — предоставила осужденным реальный шанс освободиться от страшной зависимости.
Глядя на этих ребят, не скажешь, что в недалеком прошлом даже близкие считали их людьми кончеными. У 26-летнего Андрея и 22-летнего Алексея красивые, чистые лица, ясные глаза, грамотная речь. Они с сожалением вспоминают свое прошлое, анализируют ошибки и потихоньку строят планы на будущее. Поскольку через каких-нибудь 6—7 месяцев парни отправляются домой. А главное, старательно, день за днем, выполняют все задания психолога Оксаны Петросян.
— Группа анонимных наркоманов занимается в нашей колонии уже три месяца. Мы сразу сделали акцент на открытость и доступность этого своеобразного лечения для всех желающих. Провели предварительный опрос — очень важно, чтобы не мама с папой, или, к примеру, начальник отряда, а сам наркозависимый осужденный проявил инициативу. Это и есть тот первый шаг из американской программы "Двенадцать шагов" к здоровому образу жизни.
В группе Оксаны Геннадьевны занимаются около двадцати человек. У молодых 20—25-летних парней (самый критический наркозависимый возраст, считают медики) уже немалый опыт приема "дури". Тот же Алексей сидел на игле с 17 лет, и это далеко не предел. Многие начинают еще раньше и, едва дожив до двадцатилетия, отправляются в лучший из миров.
Пагубность пути в никуда здесь, в группе, похоже, осознали все. А дальше — как в любом деле: ежедневная рутинная работа. Молодые люди учатся жить заново — иначе мыслить и думать, формируют другие привычки и обязательно фиксируют все это в тетради. То есть ведут под руководством психолога своеобразный дневник.
— В психологической помощи нуждаются и родители моих подопечных, — считает Оксана Геннадьевна. — Есть такое понятие — созависимость. Родители наркоманов живут в непрерывном стрессовом состоянии - страх, боль и ужас за судьбу своего ребенка не отпускают их годами. Поэтому помогаем этим настрадавшимся людям тоже.
Американская программа "Двенадцать шагов" рассчитана изначально на анонимное лечение от алкоголизма. И хотя многое из передового заокеанского опыта применимо и здесь, в России, все же немало наработок сотрудникам психологической службы приходится создавать самостоятельно.
— Наша колония всегда считалась базовым учреждением для содержания преступивших закон наркоманов, — говорит начальник ИК-4 полковник внутренней службы Анатолий Александрович Чичигин. — В начале нынешнего года мы набрали группу осужденных, желающих избавиться от наркозависимости, начали работать над реализацией программы по американскому образцу. Эту инициативу поддержал начальник нашего главка Павел Радченко. Очень важно, что психологи работают и с личным составом колонии — ежедневно общаясь с преступниками, наши сотрудники подвергают свое психическое здоровье серьезной опасности.
Анонимное лечение наркозависимых осужденных пока напоминает разведку боем. Чем обернется попытка перевернуть сознание преступников — покажет время. Вот и психолог ИК-4 Оксана Петросян считает, что говорить о каких-либо результатах этой работы еще рано. А уже знакомый нам осужденный Андрей тем временем успешно оканчивает второй курс (факультет менеджмента) Сибирского социально-правового колледжа.
— Учиться на третьем курсе буду уже дома, — улыбается парень. — И диплом делать — тоже.

Метки:
Загрузка...