Оранжевый дымок над Сибирью

Я сибиряк — и горжусь этим. Мой приятель — москвич и гордится еще больше, чем я. Но мы старые друзья, потому что оба русские, или, чтоб никого не обидеть, — россияне. Мы оба учились в советских школах, в детстве носили пионерские галстуки, оба были в комсомоле и даже в КПСС. Мы знаем, кто такие Владимир Ульянов, Александр Матросов, Сергей Королев и помним Агнию Барто. У нас общие корни, они нас объединяют. В остальном же мы все чаще спорим и поэтому все реже собираемся вместе.

При встречах он всегда учит меня жить. Он говорит: "Переезжай в Москву! Будешь получать нормальные, зеленые деньги. Ты посмотри, что творится! А если страну в очередной раз поделят, что вы там в Сибири делать будете? Кто вас, провинциалов, кормить будет? Пойми, Россия — это Москва!"
Честно говоря, даже мысль, что Россию кто-то поделит или она сама разделится, лично мне противна. Я долго переваривал, что Крым — это заграница, и до сих пор с трудом воспринимаю выражения вроде "российско-армянское соглашение на высшем уровне". Да и не согласен я, что Россия — это Москва. Кутузов вон сдал Москву французам — и что? Пропала Россия?
Впрочем, приятель прав: в настоящее время Россия — это действительно Москва. Точнее, умники, обосновавшиеся в столице. Что они решат, то все остальные расхлебывают. Что они говорят, все остальные подхватывают. И верят. И приятель мой тоже верит, и оттого еще больше любит Москву. Скоро поверит, что булки растут на деревьях, а бензин добывают на АЗС.
Он считает — правильно, когда крупные сибирские предприятия регистрируются в Москве. Он называет это "централизация управления ресурсами". Он убежден — цены на бензин в столице должны быть ниже, чем в Сибири: "А куда вам там ездить? У вас же тайга кругом!" Да и в остальном — "Вы, провинциалы, просто не умеете жить!"
Не умеем... Ну научи как! Мы, провинциалы, точно знаем, что производительность труда на сибирских предприятиях в несколько раз выше, чем в западной части России. Знаем, что половина доходов страны приходится на Сибирь. Знаем, что львиная доля финансов, имеющих сибирское происхождение, проходит мимо нас.
Представления о нашей бедности — полный бред, поскольку в настоящее время именно Сибирь кормит нефтедолларами страну (и Москву в частности), а вовсе не наоборот.
Настораживает другое: официально вклад Сибири в российскую казну занижается по меньшей мере вдвое. Зачем? Кому это нужно? Кому нужно, чтобы жители столицы кичились своей избранностью, а сибиряки уверовали в свою безнадежную отсталость?
...Разумеется, все вышесказанное годится разве что для болтовни в курилках. Но от этих разговоров дым становится ядовито-оранжевым. Не знаю кому как, мне лично дышать этим дымом не хочется.

Загрузка...