Чьи это уши торчат за забором?

Лось и кабан — необычные питомцы таежных жителей Усольского района

Ходарей — едва заметная точка на карте Усольского района. Затерявшаяся в тайге деревушка стала знаменитой благодаря симпатичному четвероногому созданию — лосенку Кузе. Его подобрали в июне прошлого года. Малыш потерял мать и настолько ослаб от скитаний по тайге, что сдался на милость нашедшим его людям без сопротивления. Спаситель, Виктор Ерошевич, привел лосенка в деревню и поселил на своем подворье.

Маленькая хозяйка большого Кузи
Старшая дочь Виктора Николаевича, девятиклассница Лена, взяла лесного гостя под свою опеку. Девочка решила во что бы то ни стало приручить лосенка. Откармливала его молоком, затем стала специально готовить корм. Собирала в тайге ветки, носила домой целые охапки. Лосенок с аппетитом хрустел горькими прутиками, а сердце у девчонки замирало от восторга и умиления.
К удивлению многих, Кузя быстро привык к людям. Скоро он стал отзываться на свое имя и совершенно освоился на новом месте. Стал ласковым, общительным и любопытным.
Поначалу соседи проходили мимо дома Ерошевичей заглядываясь. Если удавалось увидеть лосенка, настроение поднималось само собой. А как же — добрая примета!
— Мне часто говорили: видели твоего Кузю — уши из-за забора торчали, — смущаясь, признается Лена.
Сейчас лосенок подрос, из-за забора торчат не только уши, но вся голова. Соседи воспринимают Кузю уже без эмоций: ну лось как лось, эка невидаль!
А вот в школе Кузей заинтересовались всерьез. Школа находится примерно в десяти километрах от Ходарея, в селе Тальяны. Учительница биологии и экологии Любовь Николаевна Проводина подсказала Лене, как обращаться с питомцем, а заодно посоветовала записывать все наблюдения. Так, совершенно неожиданно для себя, девочка из глухой таежной деревни занялась научной работой.
Когда появились первые результаты, Лена подготовила доклад и блестяще выступила с ним на прошедшей недавно в областном центре выставке.
— Лена сделала очень важные наблюдения, — говорит Любовь Проводина. — Может быть, городским жителям трудно это понять. Но нам, живущим в тайге, есть о чем задуматься. За последние годы численность таежных копытных резко сократилась. Волки расплодились, а главное — охотники и браконьеры бьют зверье без жалости. Копытные находятся на грани уничтожения, и дело даже не в том, что они могут исчезнуть как виды. Без них буйно разрастаются таежные травы, а это риск огромных лесных пожаров.
Мне кажется, что популяцию лосей и диких кабанов вполне можно было бы пополнять искусственным путем, как в свое время возродили зубров в Беловежской пуще. Но сначала нужно изменить психологию людей. А эта задача посложнее будет...
Отношение к лосенку в доме Лены Ерошевич трепетное. Он почти как член семьи. Мысль о том, что доброго, доверчивого Кузю можно превратить в сохатину, кажется чудовищной. И все же людей беспокоит, что будет, когда лосенок станет взрослым. Он привык к людям и вряд ли сможет самостоятельно выжить в тайге, поэтому пока будущее Кузи не известно.
Леська и Кузьмич
В Тальянах есть еще одно интересное приусадебное хозяйство. Его владелец Владимир Федорович Дятлов — в прошлом работник расформированного леспромхоза — сейчас живет тем, что дает тайга. Однажды отправившись за черемшой, Владимир Дятлов нашел двух маленьких диких кабанчиков.
— Они были совсем крохотные, на бурундуков похожие, — рассказывает Владимир Федорович. — Такие же полосатые и размером не намного больше. Жалко мне их стало, забрал я их домой. Выкармливал из соски, ухаживал. Поначалу они вообще у меня в доме жили, а чуть подросли — я их во дворе определил вместе со свиньями. Нормально прижились. Самочку я назвал Лэськой, а кабанчика — Кузьмичом. Кузьмич подрос, буйным стал. Меня еще как-то слушался, а для остальных это был ходячий ужас с клыками.
Кабаны у меня, можно сказать, на вольном выпасе жили. Кузьмич, как силу свою почуял, начал собак гонять. А потом как-то разошелся, соседа чуть не насмерть перепугал. Короче, пришлось Кузьмича ликвидировать. Жалко было до слез, но что делать! А Лэська — та спокойная. Хотя собак тоже гоняет при случае... Да вот она сама!
Хозяин показал рукой в сторону загона:
— Лэська, иди ко мне, хорошая!
По двору, словно маленький танк, пронеслась бурая лохматая тень и громко, басовито хрюкнула. Хозяин присел на корточки, почесал кабаниху за ухом. Та восторженно ткнулась мордой в лицо Дятлову, бросила на гостей любопытный взгляд и умиротворенно упала набок.
— Вот она какая! Красавица! Вылиняет — чудо что за хрюшка будет!
Лохматая "красавица" весом за добрую сотню кило, всем видом показывала свое отменное настроение и здоровье.
— Когда в прошлом году наводнение было, у нас коровы на другом берегу остались. Чтобы подоить их, мы перебирались туда на подручных плавсредствах. Лэська всегда с нами бегала, как собака. Через реку вплавь туда и обратно. Плывет в ледяной воде и хрюкает от удовольствия. А что ей будет — таежный зверь!
Конечно, проблем она создает немало. Это вам не домашняя свинья — она ж в сто раз умней! И хитрая до невозможности. Может, я бы и продал ее, но только, не дай Бог, не на убой. Пусть бы где-нибудь в зоопарке или, на худой конец, в зверинце жила. Чтоб люди грамотные за ней ухаживали. Чтоб детишки смотрели и радовались, фотографировались на память. Это ж диковина какая — настоящая дикая кабаниха, и ручная!.. Нет, привязался я к ней, нельзя ее на мясо, — отрезал Дятлов. — Не зря кто-то умный сказал, что мы в ответе за тех, кого приручили.

Загрузка...