На работу возьмем, с квартирой поможем

Пообещал председатель колхоза и устроил веселенькую жизнь для переселившейся в деревню семьи

Анатолий Иванович Игнатенко — бывший председатель кооператива-колхоза "Путь Ильича" деревни Гадалей Тулунского района. Сейчас живет в районном центре и занимает высокооплачиваемую должность. Геннадий Дмитриевич Каргапольцев — бывший работник того же самого колхоза, вынужденный переселиться в другую деревню. Живет случайными заработками, занимается погрузкой древесины на железнодорожной станции Тулун. Эти люди не были знакомы друг с другом до 1997 года, потом недолгое время работали вместе, а начиная с 2000 года чаще всего встречаются в залах суда.
Вот уже пять лет между ними продолжается судебная тяжба. Их дело рассматривалось почти во всех инстанциях российского правосудия, разве что только не в Конституционном суде. Однако обе стороны продолжают упорствовать и настаивать на своей правоте.

Теплый прием председателя
Каргапольцев до появления в Гадалее жил и работал в Усть-Куте крановщиком Осетровского порта. Когда не стало работы, с женой и сыном решили уехать в деревню. Надеялись, что на земле, вдалеке от городской суеты построят дом, заведут хозяйство и спокойно встретят старость.
Через знакомого узнали о деревне Гадалей. О том, что там самая лучшая в районе животноводческая ферма и есть работа. Геннадий приехал и предварительно переговорил с председателем колхоза Игнатенко. Тот при встрече убеждал:
— На работу возьмем, с квартирой поможем, семью перевезем.
Не знал Каргопольцев, что председатель колхоза щедр только на обещания. Но когда в этом убедился, не стал сильно расстраиваться, надеялся на лучшее и на свои силы. Выделенный переселенцам дом без окон и дверей достроил на собственные деньги. Правда, ему привезли со склада полтонны цемента и три поддона кирпичей. (Впоследствии, кстати, это дало правлению колхоза повод предъявить права на все строение).
Геннадий с женой думали, бог с ними, с деньгами, главное, работая в колхозе, они будут получать натуроплату — корма. Хозяин построил стайки, купили корову, свиней и кур. Одним словом, помаленьку обживались. Потом за 8 месяцев работы в колхозе Каргапольцеву "долги" все-таки выплатили — 100 рублей и 4 центнера зерна.
Чтобы колхозник работал, его нужно сперва отловить
Первый раз черная кошка между ними пробежала, когда председатель колхоза предложил Геннадию стать начальником животноводческого комплекса. Чем не выгодное предложение? И хотя Геннадий ссылался на то, что его познания в животноводстве на уровне двух свиней и десяти куриц, председатель настаивал:
— А там не нужно ничего понимать. Только командовать, да и мы поможем.
На руководящей должности Каргапольцев продержался около месяца. Колхозники на ферме зарабатывали в день по буханке хлеба и трудиться задарма не желали. К тому же председатель колхоза привык обращаться с ними так, словно это не его родные односельчане, а подневольный люд. Поэтому, чтобы загнать колхозников на работу, Геннадию приходилось спозаранку на своем автомобиле, пока он не сломался, разъезжать по деревне и отлавливать прогульщиков.
Мелкие конфликты вскоре обернулись крупным скандалом. На очередной планерке Игнатенко поднялся на Каргапольцева:
— А ты что сидишь? Развалил весь комплекс...
Развалить ферму за месяц? Геннадий не сдержался и уходя из кабинета хлопнул дверью.
Следующая должность Каргапольцева в колхозе — заведующий поливальными машинами "Сигма". Он, хороший электрик, отремонтировал два агрегата и думал, что теперь-то дела пойдут на лад. Однако рабочий день ему по-прежнему приходилось начинать с обхода деревни в поисках колхозников из своей бригады. Рано или поздно такая работа надоест даже самому терпеливому, а Геннадий Дмитриевич всегда отличался непростым нравом.
Его вызвали на правление колхоза и спросили:
— Работать будешь?
— На таких условиях не согласен.
Каргапольцева уволили с работы. В его трудовой книжке появилась запись: "...исключить из членов колхоза "Путь Ильича" за прогулы и нарушение трудовой дисциплины", что фактически к работяге по натуре относиться никак не могло.
Мелкие пакости и разборки
Найти справедливость Каргапольцев решил в суде. Геннадий Дмитриевич вел дела самостоятельно и поэтому несколько раз терпел поражение. Но со временем, поднаторев в юридических тонкостях, он твердо продолжал гнуть свое — требовал изменить запись в трудовой книжке, выплатить ему компенсацию за вынужденные прогулы и возместить моральный ущерб.
Игнатенко также не сидел сложа руки. Если Каргапольцев ходил по судам, то председатель медленно выживал своего врага из деревни. В июле 2000 года из правления колхоза Каргапольцеву принесли бумагу примерно такого содержания: "Вы уволены из членов колхоза. Просим освободить жилплощадь". И это притом, что его жена Людмила продолжала трудиться на колхозной ферме и демонстрировала прекрасные показатели в работе. Геннадий Дмитриевич обратился в районную прокуратуру и добился постановления о признании подобных действий в отношении его семьи неправомочными.
Тогда Игнатенко зашел с другой стороны. Управление колхоза отказывается выделить трактор, чтобы вспахать огород семьи Каргапольцевых. У Геннадия Дмитриевича сдают нервы, и он высказывает председателю колхоза, не выбирая выражений, все, что о нем думает. На этом словесном поединке присутствовало два свидетеля, и за нецензурную критику в адрес начальства районная прокуратура оштрафовала Каргапольцева на 50 рублей. Для вспашки огорода ему пришлось нанимать частника.
Дальше — больше. Игнатенко запрещает подвозить воду к дому Каргапольцева. На дворе середина лета, жара, огород нужно поливать два раза в день, а до речки километр с лишним — ведрами не натаскаешься. Помог на этот раз сосед — незаметно прокинул шланг со своего участка на огород к Каргопольцевым.
По осени пришла пора рассчитываться с колхозниками натуроплатой — зерном. Людмила Каргапольцева работала на колхозной ферме и числилась в передовиках производства. Однако ее фамилия почему-то оказалась вычеркнутой из списка на получение зерна. Геннадий Дмитриевич поехал в Иркутск и попал на прием к начальнику Главного управления по сельскому хозяйству Иркутской области Николаю Эльгерту. Рассказал ему о своих бедах и услышал, что передовика производства не имеют права лишать материального вознаграждения за труд. Через несколько дней колхоз полностью рассчитался с Каргапольцевой.
Гадалейский самозванец
Случай с Каргапольцевым в колхозе "Путь Ильича" не был единичным. Те, кто смел протестовать, а находились и такие, вынуждены были уходить из колхоза. Галина Авдеенко — бывший селекционер фермы, бросила работу в Гадалее после того, как отказалась по распоряжению председателя пускать под нож скотину. А ее мужа, специалиста, вообще уволили по 33-й статье из-за производственных разногласий с правлением.
Пытаясь добиться правды, группа колхозников 4 июня 2002 года направила открытое письмо губернатору Иркутской области Б.А.Говорину и мэру Тулунского района А.А.Ташлыкову:
"Мы все помногу лет отработали в этом хозяйстве. Это нашими руками создавался и развивался колхоз. И вот сейчас у нас все это фактически отняли. С тех пор как хозяйством стал руководить Игнатенко А.И., нас стали отстранять от руководства колхозом, а в настоящее время мы уже не вправе стали распоряжаться тем, что фактически является нашим общим. Ведь общее колхозное собрание, которое согласно уставу и Закону о сельхозкооперации является высшим органом управления и которое должно каждые два года заслушивать отчет председателя и переизбирать его, не собиралось фактически 7—9 лет и, если следовать ст. 3 п. 4 Конституции РФ, у нас произошел захват властных полномочий. Нами управляет человек, который потерял свои полномочия, а говоря попросту — самозванец.
По уставу у нас всех есть земельные, имущественные и денежные паи, а так как согласно ежегодным отчетам до прошлого года хозяйство работало с прибылью, то мы должны кроме зарплаты получать неплохие дивиденды в виде натуроплаты. А что мы получаем? Мало того, что мы годами не получаем зарплату, но и натуроплаты мы получаем мизер и в основном за свои деньги. В прошлом году пенсионеры, являющиеся ассоциированными членами колхоза и имеющие те же права, что и работающие колхозники, получили по 4 центнера наполовину с мусором и за свои деньги".
Несколько комиссий, присланных в ответ на жалобы гадалейцев, нарушений почему-то не обнаружили.
Продолжение следует...
Семья Каргапольцевых три года назад покинула Гадалей, как и еще несколько специалистов, не сумевших найти общего языка с председателем колхоза. Сам колхоз развалился. 26 марта 2005 года общее собрание бывших колхозников решило передать имущественные паи новым собственникам. Из стада крупного рогатого скота в несколько сот голов теперь по территории фермы неприкаянно бродят жалкие остатки.
У Геннадия Дмитриевича оказался бойцовский характер. Несмотря на неоднократные отказы судов удовлетворить его исковые требования к колхозу "Путь Ильича", он все же добился принятия судебного постановления в свою пользу. 4 декабря 2001 года судья Тулунского городского суда Т.В.Казарян, рассмотрев гражданское дело N 650 по иску Г.Д.Каргапольцева, частично удовлетворила требование истца и вынесла следующее решение:
1. Об изменении записи в трудовой книжке истца N 22 от 3 июля 1998 года "Об исключении из членов колхоза "Путь Ильича" за прогулы и нарушение трудовой дисциплины" на "выход из колхоза по собственному желанию".
2. Взыскать с колхоза "Путь Ильича" средний заработок за время вынужденного прогула в пользу Г.Д.Каргапольцева в размере 81910 рублей 80 копеек.
Игнатенко воспринял это решение суда в штыки и заявил, что не собирается его выполнять. Он отправил кассационную жалобу в коллегию по гражданским делам Иркутского областного суда и требует нового судебного разбирательства. Видимо, точки над i в этом деле пока еще ставить рано.

Метки:
baikalpress_id:  33 354