Посвящается просто женщине

"Человеческий голос" Франсиса Пуленка — премьера этой монооперы состоялась недавно в Иркутской филармонии. Одной из наиболее интересных премьер сезона дирижировал дипломант "Золотой маски — 2004" Евгений Волынский. Сольную партию исполнила заслуженная артистка России, лауреат всероссийских и международных конкурсов Татьяна Ворожцова (Новосибирск).

Когда героини плачут
— Наверное, так звезды совпали, что мы — оба из Новосибирска — впервые делаем концертный вариант "Голоса" в Иркутске, — рассказала певица. — У себя на родине я несколько лет пела с другими дирижерами. Когда Евгений Григорьевич наконец познакомился с партитурой Пуленка, он позвонил мне и сказал: "Я не могу это дирижировать — у меня сразу появляются спазмы, головная боль и т.д." Помню, я ответила: "Пройдет. Начнем работать — появятся другие задачи, и некогда будет предаваться эмоциям". Хотя и сама на первых репетициях оперы рыдала по нескольку часов подряд. "Ну что, что могло произойти в твоей такой молодой жизни, что ты все время плачешь?" — спрашивал меня режиссер. А мне тогда было очень жаль всех женщин...
Моноопера Франсиса Пуленка "Человеческий голос" написана на сюжет пьесы знаменитого французского драматурга Жана Кокто в 1958 году. Тонкий знаток женской психологии, он рассказал о страданиях обманутой и покинутой женщины. У его героини нет имени — она просто одна из очень многих. Женщина разговаривает по телефону со своим бывшим возлюбленным, зная, что он ее обманывает, что на завтра назначена его свадьба с другой. Телефон — единственная ниточка, еще связывающая ее с жизнью. Кончается разговор — и жить становится незачем. Пьеса Кокто, так же как и опера Пуленка, заканчивается самоубийством героини. По преданию, Кокто посвятил свое творение Эдит Пиаф.
"Здесь память о моих родителях"
"Человеческий голос" — глубоко гуманистическое произведение. Это музыка каких-то совершенно неведомых оттенков любви, жертвенности, обмана и самообмана. Она как бы концентрирует человеческое горе, боль неизбежной утраты. Так считает дирижер Иркутского симфонического, дипломант престижной российской премии "Золотая маска" за 2004 год Евгений Волынский. Ни один человек не останется безучастным, услышав эту музыку: в памяти обязательно всплывет боль расставаний, потерь и несбывшихся надежд.
— Я очень тяжело учил партитуру "Голоса". Сначала думал — не смогу встать за пульт, сразу вспоминались умершие родители, с которыми из-за постоянных гастролей много лет общался только по телефону. Звонил им то из Москвы, то из Германии, Португалии, Испании, Японии или Кореи, считая, разумеется, каждую минуту.
Моноопера Пуленка — большой музыкальный диалог женщины с воображаемым собеседником. В последние минуты своей жизни она говорит по телефону с любимым, который, по сути, является виновником ее смерти.
В Новосибирске "Человеческий голос" уже несколько лет идет в сценическом варианте — с костюмами, декорациями и т.п. Единственная иркутская постановка — концертный вариант. Надеюсь, нам удалось заинтересовать иркутскую публику.
Рецепт семейного счастья
Иркутская публика оценила и Пуленка, и мастерство солистки, и, разумеется, великолепную дирижерскую работу Евгения Волынского. Зал аплодировал стоя, кое-кто успевал при этом вытирать слезы. Автор этих строк, тоже всплакнувшая еще на генеральной репетиции, после концерта побеседовала с постоянными посетителями филармонии — супругами Тереховыми и их внуком, выпускником Иркутского кадетского корпуса Дмитрием. И услышала... оригинальный рецепт семейного счастья. Его автор, советник российской миграционной службы 1-го класса Алексей Максимович Терехов, убежден: в филармонии люди не только получают большое эстетическое наслаждение, не только повышают свой культурный уровень. Только здесь, а не на бульваре Гагарина или где-нибудь в баре, к примеру, молодой человек может встретить достойную девушку.
И в доказательство этого несколько все же, на мой взгляд, спорного мнения сказал: "Свою жену Светлану Викторовну я впервые увидел в филармонии. Помню, тогда мы просто переглянулись, но я ее очень хорошо запомнил. Иркутск — город маленький, и в следующий раз мы встретились уже как хорошие знакомые.
С тех пор прошло почти сорок лет.
— Ты понял? — неожиданно обратился он к внуку.
— Понял, — кивнул Дима.
А Светлана Викторовна улыбнулась.

Загрузка...