В тылу как на фронте

Уважаемые господа чиновники и депутаты Законодательного собрания! Чем руководствовались вы, решая вопрос о выплате денежной компенсации труженикам тыла и ветеранам труда?

Моя мама, Путинцева Анна Ивановна, 1927 года рождения, имеет оба удостоверения и обе медали — "Труженик тыла" и "Ветеран труда".
Она родилась в деревне Ключи Нижнеингашского района Красноярского края. Когда началась война, три ее старших брата были мобилизованы. Самый младший погиб в 1944 году. В июле 1943 года мобилизовали и мою маму. Ее, шестнадцатилетнюю девчонку, единственную в семье дочь и мамину помощницу, оторвали от родного дома и семьи и отправили на трудовой фронт в Норильск.
Деревенских девчонок, которые никогда не выезжали из своих деревень, привезли поездом в Красноярск, а затем на пароходе "Мария Ульянова" по Енисею отправили до Игарки. От Игарки до Дудинки везли на баржах. А затем до Норильска — по железной дороге в теплушках, в которых из всех щелей дул ветер.
3 августа в тапочках или парусиновых туфельках, в легких платьях, выпрыгнули из вагонов, кругом лежал снег. Им пришлось с головой укутаться в одеяла, которые выдали в Красноярске на пароходе перед отплытием.
В Норильске их встречали с оркестром. Но музыканты, увидев перед собой девчонок в таком виде, повернулись и ушли. Можно лишь только представить, что испытывали взрослые мужчины в эту минуту.
Девчонок поселили в бараках, в которых раньше жили заключенные. Зону не убрали, ее просто перенесли дальше, освободив несколько бараков. Девчонки сами мыли, убирали, наводили порядок, сами ставили деревянные двухъярусные нары. В одной комнате разместили 48 человек. Выдали кирзовые ботинки, юбки, гимнастерки, ремни, пилотки. В течение месяца гоняли строем, обучали военному делу. Строем за 2 километра ходили в столовую. Назад в барак возвращались уже каждый сам по себе. Сокращая путь, проходили мимо пекарни, жадно вдыхали запах хлеба. Когда пожаловались военруку, что выдаваемой еды не хватает, тот ответил: "А вы затяните ремни потуже, а то распустили в деревнях животы на картошке". И когда девчонки стали затягивать ремни потуже, действительно становилось легче, голод ощущался меньше.
В детстве мама мечтала стать учительницей начальных классов или русского языка. И хотя она окончила всего семь классов, в ее письмах я очень редко встречала ошибку или пропущенный знак препинания. Я уверена, что, если бы ее мечта сбылась, она стала бы очень хорошим учителем — добрым, мудрым, справедливым.
Девчонок не спрашивали, кем они хотят стать. Их обучали тем профессиям, которые нужны были комбинату и Родине. Когда мама робко сказала, что хочет стать токарем, ей ответили: "Станешь тем, кем надо". И она стала овладевать очень трудной мужской специальностью электросварщика.
6 месяцев их обучали в ФЗО. Один день теории и 5 дней практики. С 1 марта 1944 года стала работать самостоятельно. Им выдали спецовки. Рост мамы в то время был 150 см, она не могла перелезть через стеллажи, и ей приходилось подлезать под ними. Когда наступила зима, им выдали ватные штаны, телогрейки, ватные рукавицы, но они не спасали от холода. Цех не обогревался. Готовую продукцию вывозили поездом.
Открывались ворота, в цех по рельсам въезжал поезд, начиналась погрузка. И пока шла погрузка, ворота стояли открытыми. А температура зимой в Норильске часто минус 40—50 градусов. Поэтому ватники и телогрейки плохо спасали от стужи. Работали по 12 часов в сутки, часто без выходных.
Самой большой их мечтой была мечта, чтобы закончилась война и они смогли бы вдоволь поесть белого хлеба. Ничего вкуснее для них в то время не было. Ведь готовили им в столовой, используя сухую картошку, сухую морковь, сухой лук. Я никогда не забуду рассказ мамы о том, как в 46-м году у нее украли продовольственные карточки. Она приходила со смены, ложилась на нары, отворачивалась к стене, укрывшись одеялом, чтобы не видеть и не слышать, как едят другие. На третий день, когда у нее кружилась от голода голова, и ее стало пошатывать, к ней подошла одна из девушек, Маша Калиновская, и сказала: "Аннушка, давай питаться на одни карточки. Как-нибудь выживем". До конца жизни она осталась лучшей маминой подругой. А когда родилась я, она стала моей крестной.
В 1946 году мама была награждена медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны", а позже медалью "Труженик тыла".
Пока мама жила и работала в Норильске, их, тружеников тыла, приравнивали к участникам войны. Во времена всеобщего дефицита их наряду с участниками войны обслуживали в специализированных магазинах, выдавали к праздникам дефицитные продукты и промтовары. 9 Мая их чествовали, поздравляли, вручали подарки, наградили медалью "40 лет Победы над Германией".
Мама проработала на Норильском горно-обогатительном комбинате 46 лет. Всегда была примером добросовестного отношения к труду. Была награждена медалью "Ветеран труда". Эта награда тоже дорога ей, но получила она ее в мирное время, работая по 7 часов, положенных по закону, имея сначала один, а потом два дня выходных.
Узнав о том, что труженикам тыла компенсация меньше, она заплакала.
Хороший "подарок" сделали наши депутаты и чиновники к 60-летию Победы. Может быть, к очередной круглой дате наше правительство найдет деньги на то, чтобы приравнять тружеников тыла к участникам войны. Но не многие доживут до этого светлого дня.

Метки:
baikalpress_id:  48 486