Стоит ли бояться Путина?

Ответа на этот вопрос французы пока не нашли, признался в эксклюзивном интервью "Копейке" газеты "Фигаро" господин Жорж Коюка

Мечта любого россиянина — небрежно произнести фразу Жванецкого: "Мне в Париж по делу, срочно!", помахивая авиабилетом. А теперь — эффект зеркала: парижанин с билетом в руке и фразой на устах: "Мне в Иркутск по делу, срочно!" Нонсенс? Ну это как посмотреть. Для Жоржа Кюока, экономического обозревателя французской национальной газеты "Фигаро", — почти обыденность. Правда, мартовская командировка из столицы Франции в столицу Восточной Сибири для бывалого журналиста все-таки исключение: так далеко на восток он забрался впервые. Господин Кюока дал эксклюзивное интервью газете "Копейка".

— Жорж, для вас такой вояж почти экзотика, но и для нас приезд корреспондента одного из ведущих изданий Франции большая неожиданность. Возникает вопрос: зачем?
— Зачем я здесь? Разумеется, неистребимый журналистский инстинкт: найти самое интересное (смеется). Если честно, в этой шутке, как говорят в России, есть только доля шутки. Для нас ваша страна, и в особенности Сибирь, — очень и очень ценный деловой партнер.
— Любопытно... Просто я не вижу на иркутских прилавках, за исключением пары, как говорят во Франции, бутиков, разнообразия французских товаров: парфюмерия и модная одежда, да еще вино.. Вот и весь список.
— Бизнес — это не только розничная торговля. Россия — один из ведущих поставщиков во Францию нефтепродуктов и газа. Одна треть потребляемого французами голубого топлива, так сказать, родом из России. Вы входите в первую пятерку поставщиков топливно-энергетического сырья. Вообще, Сибирь в плане энергетики один из главных козырей России. Не секрет, что львиная доля денег и бизнеса сосредоточена в Москве. Цель моей командировки — увидеть реальное положение дел в России, экономическую жизнь страны сквозь призму региона. Если честно — у вас грандиозные перспективы, одна Ковыкта чего стоит! У меня были запланированы встречи с руководством АНХК, Иркутскэнерго, РУСИА Петролеум, авиазавода. Удалось почти все. Интересные беседы состоялись с мэром Иркутска Владимиром Якубовским, депутатом Госдумы Сергеем Дубровиным. Сейчас, может быть, рановато делать глобальные выводы, но краткое резюме таково: сотрудничество Сибири и Франции может стать очень широким.
Не нефтью единой
— Но, Жорж, вы говорили пока только об экспорте сырья. Неужели ярлык "сырьевой придаток Европы" так прочно приклеился к нашему региону и всей стране?
— Отнюдь. Взять хотя бы самолет, разработанный корпорацией "Иркут", который применяется для тушения пожаров. Насколько я знаю, множество стран уже в очередь выстроились, чтобы его приобрести, это толчок к развитию российского авиапрома. Плюс, сотрудничество с Airbus: тот же "Иркут" производит комплектующие для аэробусов. Есть подвижки в турсфере. И мне кажется совершенно необходимым открытие в Сибири французских офисов по туризму. Еще пример: знаю, что в середине декабря минувшего года ваш премьер-министр Фрадков встречался с нашим премьером Рафареном. Обсуждали в том числе и вопрос строительства в России завода "Рено". Там будут собираться модели, доступные по цене среднему классу, стоимостью от 8000 евро.
— И все равно непонятно: если перспективы так радужны, почему в России до сих пор не ощущается присутствия французского среднего и малого бизнеса?
— А вот с этим уже сложнее. Не подлежит сомнению, что Россия — грандиозный рынок сбыта. Но ведь всем хочется иметь гарантии стабильности! Наши бизнесмены опасаются вкладывать в российский бизнес большие деньги: риск слишком велик. Плюс к тому, мы не можем продавать те российские товары, которые не одобрены ЕС. Да и вообще, о вашей стране у нас слишком мало знают. Мифы — понимаете ли, они сильны. Стереотипы, складывающиеся на протяжении десятилетий, не так-то легко сломать. Наши депутаты часто делают доклады на тему России, подчеркивая, если хотите, "отсутствие французского присутствия" в российской экономике.
Ароматы России
— Должно быть, история с Ходорковским, который должен был вылететь из Новосибирска в Иркутск, а прилетел прямехонько в изолятор, тоже сыграла свою роль?
— Ну... сложно комментировать. Скажем так: у нас многие были удивлены. Если один из самых богатых и влиятельных людей в стране попадает в тюрьму по обвинениям, которые далеко не всем кажутся подкрепленными доказательствами... Во французских газетах после ареста Ходорковского самым модным был заголовок "Стоит ли бояться Путина?"
— И что решили?
— О, на этот вопрос так и не нашли ответа. Но, как мне кажется, современную Россию на Западе несколько демонизируют. Взять хотя бы пресловутую свободу прессы. Посмотрел я ваши телеканалы, почитал газеты... Скажу, что на ТВ, несомненно, свободы мало: власть решает очень многое. Французское телевидение не столь подвержено влиянию государства. Газетам проще: я вижу, что многие публикации весьма смелы. Взять, к примеру, тот же "КоммерсантЪ": полагаю, многие его публикации приходятся не по вкусу в Кремле. Но его же не цензурируют... Зато какие у вас чиновники! Греф, Илларионов говорят зачастую совершенно противоположные политике Путина вещи. И ничего!
— Можете ли вы сказать: "Я, Жорж Кюок, заявляю: у нас пресса совершенно свободна!"?
— Свободная пресса существует только в тех государствах, где ее вообще нет. Конечно, мы зависимы. Но по-другому: не от власти, а.. от рекламодателей. "Фигаро" может написать все, что угодно, о Шираке и любом другом власть предержащем, но в моей практике бывали случаи, когда поступала вежливая просьба забыть о таком-то событии, связанном с председателем совета директоров всемирно известного парфюмерного гиганта. Зубами скрипел, но забывал.
— В общем, свои нюансы есть везде, а хорошо, как известно, там, где нас нет. Кстати, французских туристов у нас не то чтобы нет, но пока немного. А туризм мог бы приносить неплохой доход — во Франции это знают лучше, чем где-либо. На ваш взгляд, что у нас не так?
— Если говорить в общем, то не так только одно — очень уж до вас добираться долго. Но это из разряда "как Бог дал": не перенесете же вы Байкал на пару тысяч километров ближе к Европе... Думаю, в ближайшие годы этот туризм массовым не станет. Его можно назвать этническим — как путешествия в Монголию или Гималаи. А это — вещь на любителя. Мечта тех, кто уже почти везде побывал, кто объехал Европу и Америку, заглянул в Австралию, — вот это их мечта. Байкал — это parfum d'aventure (запах приключения. — Авт). И с каждым годом во Франции становится все больше людей, готовых вдохнуть его полной грудью.

Метки:
baikalpress_id:  33 338