Отец подводника

Дядя Ваня не хочет уезжать из деревни, где вырос его сын

Советский Союз хранил в тайне гибель своих подлодок. Понадобились десятилетия, чтобы родственники погибших моряков узнали правду. Но даже сейчас давние морские катастрофы окутаны завесой тайн и неснятой секретности. Среди таких трагедий — гибель подлодки К-129 в Тихом океане. Затонувшая на пятикилометровой глубине субмарина унесла с собой жизни 98 моряков. Девять из них — уроженцы Иркутской области. Памятник им недавно установлен в городе Черемхово. 18 марта, накануне Дня подводного флота России, у памятника состоялся митинг. Был на нем и отец одного из погибших моряков.

Попал на подлодку
Война для Ивана Евтифеевича Кривого началась в 1945 году. В составе 12-й воздушной армии он освобождал Китай от японских захватчиков. Под городом Чанчунь получил серьезное ранение, долго лечился в госпиталях. После войны вернулся в родную Тунгуску, что в 120 километрах от Черемхово. Женился, начал обустраивать жизнь.
Первое горе пришло в семью в 1947 году, когда родился сын Михаил: жена Ивана Евтифеевича после родов умерла. Поначалу солдат сам воспитывал сынишку. Позже женился второй раз, и мачеха стала мальчику вместо матери, любила как родного.
Пришло время, Михаила призвали во флот. В первых весточках с далекой Камчатки он с восторгом рассказывал, что ему крупно повезло: попал служить на подводную лодку.
Дядя Ваня гордился сыном-моряком. В своих письмах не раз напутствовал Мишку — служи, сынок, не посрами батиных орденов. И Мишка старался, получая от командования благодарности за добросовестную службу.
Страшный сон
Лодка, на которой служил Михаил, нередко уходила в плавания, тогда переписка на какое-то время прерывалась. Поэтому, когда в очередной раз перестали приходить письма с Камчатки, дядя Ваня не очень беспокоился.
Но однажды навалилось на Ивана Евтифеевича тяжкое предчувствие. Сон приснился, вроде как уходит Михаил из дому, уже совсем было собрался дверь за собой закрыть, и вдруг на пороге остановился. Улыбнулся грустно, как на той фотографии, что недавно приcлал с флота, и говорит: "Прощай, батя!" Воротничок свой форменный поправил и за порог шагнул. Дверь за ним закрылась — и вдруг из деревянной превратилась в железную. Из-под косяков соленая вода морская тугими струями ударила. Бросился дядя Ваня следом, а мокрая сталь скользит под пальцами, не пускает. "Мишка, сынок, постой!" — закричал отец. — "Мишка!"
В холодном поту проснулся дядя Ваня, за сердце схватился. Дни потянулись страшные, тягостные. Соседи утешали — подожди, дядь-Ваня, видать, в поход ушли, вот и не пишет твой Мишка...
Как-то в погожий весенний денек почтальон принес письмо. На казенной бумаге. Застучала в ушах кровь, глаза отказывались читать...
"Уважаемый Иван Евтифеевич! С глубокой скорбью сообщаю Вам, что ваш сын трагически погиб в океане при выполнении служебного задания. Ваш сын был хорошим моряком, верным товарищем и навсегда останется в памяти боевых друзей, как образец исполнения своего долга перед Родиной. Примите наши искренние соболезнования.
Контр-адмирал В.Дыгало".
Долгие годы ничего не знал дядя Ваня о судьбе своего сына — как погиб, где, почему. Лишь недавно, когда о погибших советских подлодках стали говорить вслух, чуть приоткрылась страшная правда...
Бессилие
— Со второй женой вырастили мы Михаила, выучили, — говорит дядя Ваня. — Вырос он и погиб... Теперь вот живу один, как медведь в берлоге. Правда, прислали мне в помощь нянечку. Каждый день приходит. Когда дровишек или водички принесет, когда хлеба купит. Спасибо ей большое... Говорят, в городе жить проще, да не хочу я. Давали мне квартиру в Ангарске. Я туда — не-е-е, не поеду. У нас в лесу, в Тунгуске воздух чистый. Там родное все, там Мишка мой мальцом бегал, в школу ходил. Как же я, куда же я уеду?!
Долго стоял дядя Ваня у памятника морякам погибшей подлодки К-129. Смотрел на фотографию сына. Сейчас Михаилу было бы 58 лет... Наверное, и дети были бы уже, и внуки. А он навсегда остался 19-летним. Каким вместе со своей лодкой ушел на пятикилометровую океанскую глубину в роковой день 8 марта 1968 года.
"Хотели верить"
24 февраля 1968 года из камчатской бухты Тарья вышел в Тихий океан дизельный подводный ракетоносец К-129. Командир корабля капитан 1-го ранга Владимир Иванович Кобзарь подобрал и воспитал отличную команду. Матросы и офицеры любили свою лодку и даже написали для нее гимн, который частенько пели под гитару:
Недолго нам огни мигали,
Их затянул ночной туман.
Дремали чайки, сопки спали,
Когда мы вышли в океан.
И чайки сразу же поверят,
Когда в предутренний туман
Всплывет вдруг К-129,
Подмяв под корпус океан.
Слова этой песни вспомнил контр-адмирал Виктор Дыгало, бывший командир дивизии, куда входила К-129. Встретившись с известным писателем-маринистом Николаем Черкашиным, Виктор Ананьевич рассказывал:
— За всю мою тридцатилетнюю службу я не переживал ничего более горестного... 11 марта Кобзарь на связь не вышел. По гарнизону сразу же прошел слух. Жены сбежались к штабу. Я успокаивал их и день, и другой, и третий... Много врал. Они верили, потому что хотели верить, но сердце-то подсказывало им точнее всякой аппаратуры: беда...
Что увидели американцы
Пропавшую лодку очень долго искали и наши, и американцы. Американцам повезло больше. В июле 1968 года их атомная подлодка "Хэлибат" с помощью специальной глубоководной фотокамеры сделала примерно 22 тысячи снимков "К-129", лежащей на глубине 5057 метров. Вот строки из доклада американских экспертов:
"Сразу же за ограждением боевой рубки была пробоина шириной около 3 м. Хотя лодка была повреждена, внешне она выглядела целой. У двух ракетных шахт сорваны крышки".
Затем в поле зрения глубоководной камеры попало то, что потрясло даже бывалых морских специалистов. Рядом с пробоиной находился скелет матроса. "Поверх канадки на нем были надеты водонепроницаемый плащ, застегнутый около шеи, толстые штаны и тяжелые черные флотские сапоги. Тонкие плотоядные черви извивались вокруг его тела, которое они почти съели. Это жуткое зрелище до сих пор перед глазами".
В клещах "Гломар Эксплорера"
В 1974 году США провели операцию "Дженифер" по подъему с глубины К-129. Узнав о подготовке к ней, СССР направил в район гибели лодки корабль слежения "Пеленг". Он обнаружил в океане судно совершенно непонятной конструкции. Даже не судно, а плавучую платформу, размером чуть ли не с футбольное поле. Посередине — ажурные фермы, похожие на нефтяные вышки...
Это был специально построенный секретный комплекс "Гломар". Он должен был при помощи особых захватов поднять лодку с глубины. Но у самой поверхности один из захватов не выдержал, кормовая часть субмарины отломилась и вновь упала на дно, уже навсегда. Поднять удалось лишь переднюю часть лодки. Из ее отсеков были извлечены тела погибших моряков.
По прошествии шести лет все подводники, как утверждал один из участников работ, выглядели только что утонувшими. Удалось опознать нескольких матросов. Среди опознанных — наши земляки Виктор Лохов из деревни Елань Черемховского района и Владимир Костюшко из Усть-Кута.
Секретное предательство
США предложили СССР передать тела подводников для захоронения. Но Москва ответила в том духе, что у нас все подводные лодки находятся на своих базах, и никто нигде никогда не тонул. Правительство отказалось от своих моряков!..
Их перезахоронили американцы 4 сентября 1974 года в двухстах милях от Гавайских островов. Похороны проходили в море по ритуалу, принятому в ВМФ СССР, с исполнением гимна Советского Союза. Погребение было заснято на цветную кинопленку. Ее в октябре 1992 года директор ЦРУ Роберт Гейтс передал Борису Ельцину.
В СССР факт гибели К-129 не был признан. В результате семьи погибших офицеров и мичманов остались без пенсий: раз нет приказа о гибели, значит, не погиб. Офицеры дивизии пустили фуражку по кругу, собирая вдовам и детям — кто сколько сможет... Позже в справках, выданных семьям погибших подводников, в графе "причина смерти" запишут трусливое "признан умершим..."
В одном из интервью адмирал Дыгало бросил в сердцах, что истинная история K-129 никогда не станет известна из-за неофициального соглашения между старшим военно-морским командованием СССР и США, о том чтобы прекратить любой поиск виновных в гибели K-129. Адмирал сказал тогда:
— Забудьте и думать, что когда-нибудь семьям погибших будет сообщена истина...
Цифры и факты
Дизельная подводная лодка К-129
Водоизмещение — 3533 тонны
Длина — 98 метров
Глубина погружения — 300 метров
Дальность плавания — 27 000 миль
Автономность — 70 суток
Количество ядерных ракет — 3
Существует две официальных версии гибели "К-129": российская — столкновение с американской атомной субмариной, и американская — взрыв водорода в аккумуляторном отсеке. Неофициальная версия — лодку протаранил неизвестный надводный корабль.
Точно установлено лишь, что К-129 погибла вечером в пятницу 8 марта 1968 года в точке с координатами 40 градусов 06 минут северной широты, 179 градусов 57 минут западной долготы. Глубина в районе 4500 метров, удаление от побережья Камчатки около 1230 морских миль.
В экипаже К-129 погибли наши земляки:
Кривой Михаил Иванович, 1947 года рождения, старший матрос, старший штурманский электрик. Деревня Тунгуска, Черемховский район.
Костюшко Владимир Михайлович, 1947 года рождения, матрос, торпедист. Усть-Кут.
Маракулин Виктор Андреевич, 1945 года рождения, старшина 2-й статьи, командир отделения торпедных электриков. Свирск.
Лохов Виктор Александрович, 1947 года рождения, старший матрос, старший гидроакустик. Село Елань, Черемховский район.
Кобелев Геннадий Иннокентьевич, 1947 года рождения, старший матрос, старший трюмный машинист. Ахалик, Бурятия.
Крючков Александр Степанович, 1947 года рождения, матрос, трюмный машинист. Бодайбо.
Гущин Геннадий Федорович, 1946 года рождения, старшина 2-й статьи, специалист связи. Тулун.
Михайлов Тимур Тархаевич, 1947 года рождения, старший матрос, командир отделения радиометристов. Село Ундар-Хуан. Аларский район.
Андреев Алексей Васильевич, 1947 года рождения, старшина 2-й статьи, командир отделения гидроакустиков. Черемхово.
Приказом министра обороны России N 1285 от 20 октября 1998 года все члены экипажа К-129 были посмертно награждены орденами Мужества.
В России установлены два памятника морякам К-129. Один — на Камчатке, в гарнизоне, где служили моряки. Другой — в Иркутской области, в Черемхово.
Использованы фрагменты статьи Николая Черкашина "Тайна точки "К"

Метки:
baikalpress_id:  33 340