Мастера, "подковавшие" БелАЗ

Работники Коршуновского ГОКа нашли способ реставрации шин самых мощных самосвалов

Что сложнее — подковать блоху, или обновить "калоши" гиганту БелАЗу? Вопрос некорректный, отмахнется скептик. И все же. Последователи Левши давно и успешно куют микроскопические подковы для паразитов. А вот отреставрировать шины самого мощного на постсоветском пространстве самосвала долгое время не удавалось никому. Более того, информация о возможности проведения подобного рода технологической операции воспринималась как анекдот: сродни якорям, которые обтачивают на флоте, чтобы лучше входили в грунт, или ленты для уплотнения форточек в космическом корабле. Способ латания дыр нашли инженеры Коршуновского горно-обогатительного комбината, и теперь на участке вулканизации оборудован специальный стенд, на котором "калошам" дарят вторую жизнь.

— В успехе большая заслуга главного механика комбината, Александра Борисовича Ильина, и его заместителя — Владимира Владимировича Наумова, они подали идею, а затем разработали подробную схему реставрации с использованием немецких материалов, — говорит начальник участка вулканизации Сергей Альбертович Заусаев.
— Значит, это не шутка?
— Еще пять-семь лет назад подобная работа считалась бесперспективной. Шины у карьерных исполинов бескамерные, поэтому, когда их пробивало, например камнем, приходилось просто менять. С годами на территории вокруг комбината вырос забор из порванных "калош".
Первое колесо заклеили в прошлом году. Дату столь знаменательного события на комбинате помнят точно — 10 февраля. Народу в цех набежало много: еще бы, такую диковинную операцию доведется увидеть собственными глазами! Да что там, до сих пор приходят любоваться работой.
Скептики не верили, что заплата сможет выдержать чудовищные нагрузки. Представьте, кузов БелАЗа рассчитан на 120 тонн руды, однако на практике грузят больше. Сама машина весит несколько десятков тонн, и вся эта масса давит на четыре колеса. Дороги в карьере, как ни крути, временные. Нередки случаи, когда в резину врезаются камни размером с мужской кулак и больше. Да так сильно, что вытащить их невозможно, поэтому приходится разбивать отбойным молотком. Металлические уголки, железнодорожные костыли выуживают с помощью крана.
— В среднем на ремонт одного колеса уходит двое-трое суток, — продолжает Сергей Альбертович, — значительное время занимает просушка. Уже отреставрированное колесо полностью изнашивается за два с небольшим месяца, но склейка остается такой же надежной.
Вот так, за год с небольшим, усилиями работников цеха вулканизации двадцать БелАЗов получили новые "калоши".

Загрузка...