Пассажиры иркутского такси платили по будильнику

Третьего марта 1935 года из ворот Иркомтранса выехал черный семиместный "Штеер". Проехав по Большой улице, автомобиль развернулся и припарковался у диспетчерской пункта предприятия на улице Ивановской (ныне Пролетарской). Так началась история такси Иркутской губернии.
Как ни странно, но выход на линию первого мотора власти не приурочили ни к одной из знаменательных дат славных побед социализма, а посему новшество горожане встретили весьма сдержанно. Более того, первый таксист, Хрисанф Алексеевич Турутанов, оказался беспартийным.

Хрисанф (что означает "златоцветный") родился в интеллигентной семье. Его мать Дарья Кондратьевна в двадцатые годы прошлого столетия по распределению попала в Монголию, где преподавала русский язык. Кстати, Хрисанф Алексеевич, с которым автор этих строк был знаком лично, мог быть не только таксистом, но работником телевидения, например. Грамотный человек, отличный рассказчик, и в 85 лет Турутанов обладал великолепной памятью и дикцией профессионального ведущего. Однако судьба распорядилась иначе.
Свои первые километры (было это в 1926 году) Хрисанф проехал по бескрайним монгольским степям. С учителями было туго, поэтому устройство автомобилей приходилось изучать самостоятельно. Отправляясь в командировку за песчаный горизонт, приходилось брать с собой весь инструмент и большое количество запасных частей. В двадцатые годы в монгольской степи техпомощи ждать было неоткуда. В лучшем случае пастухи-кочевники могли отбуксировать на верблюдах машину до ближайшего стойбища. Хрисанфу Турутанову не раз приходилось в одиночку выбираться из песчаных барханов, среди ночи при свете фар менять коробку передач, клеить лопнувшие камеры, укреплять расшатавшиеся деревянные спицы.
Суровые условия во многом способствовали профессиональному росту водителя. Несмотря на маленький стаж, появились свои ученики. Первым был монгол Цырен, который не мог выучить мудреных названий деталей, а запоминал их визуально. Через три года Хрисанф Алексеевич принимал шикарный "Додж", поступив на работу в монгольское посольство в Туве.
В начале тридцатых Турутанов приехал в Иркутск, после и устроился на работу в Иркомтранс. В основном автоколонна гоняла машины на Север по Качугскому тракту. Однако директор предложил парню новое дело. Под забором безмолвствовал старинный немецкий "Штеер", который и предстояло пустить на ход.
Пассажиров встречали без шашек на борту
Третьего марта 1935 года из ворот Иркомтранса выехал черный семиместный красавец. Сделав небольшой круг по Большой улице, "немец" припарковался у диспетчерского пункта на Ивановской (ныне Пролетарская).
По воспоминаниям Хрисанфа Алексеевича, фотокорреспондент "Восточно-Сибирской правды", видимо не подозревая о том, что делает исторический кадр, нажал на кнопку аппарата, даже не предупредив главного героя.
Привычные для нас шашки на борту первого такси нарисовать не догадались — возможно, поэтому иркутяне спокойно восприняли новшество. Денег на проезд у горожан не было, а возить просто так было не положено. Лишь городская шпана целыми днями полировала собственными шароварами корпус шикарной машины. Производственный план на первого таксиста, как и конкуренты, не давили. Отсутствовал у первого таксомотора и такой важный прибор, как счетчик. Его роль выполнял... обыкновенный будильник. Плату Хрисанф Турутанов брал за время, проведенное в пути, а не за километры.
Однажды в Иркомтранс поступила заявка от молодоженов — вероятно, пробег входил в программу свадебного путешествия. Но объехать областной центр свадьбе полностью не удалось, многие улицы в то время могли покориться лишь пешеходам или всадникам.
Беспартийный пионер
Удивительно: пионером иркутского таксомоторного движения стал беспартийный водитель, даже не комсомолец. На дворе, между прочим, стоял 35-й год. Хрисанф Алексеевич хорошо знал устройство "Фордов", "Доджей", но политическая составляющая являлась главным препятствием в продвижении по служебной лестнице. Более того, сравнение технических характеристик тогдашних иномарок и отечественных полуторок едва не стоили Турутанову не только карьеры, но и свободы. Коллеги донесли начальству, что Хрисанф расхваливал "Кадиллак". Вскоре в кабинет директора вызвали и самого знатока.
— Ты вот что, парень: с языком будь осторожней. Заметочка на тебя поступила. Не нравятся, значит, советские автомобили — хаешь ты наши достижения?
Вскоре после этого инцидента Хрисанф Алексеевич крутил уже баранку грузовика, в парке рядом со "Штеером" появились отечественные "эмки" — новые такси. Но они были уже вторыми.
Значительной вехой в биографии Турутанова стала противопожарная служба. Семнадцать лет Хрисанф Алексеевич летал по городу на оперативном автомобиле. Деревянный Иркутск тогда горел очень часто. Из службы 01 наш герой ушел на пенсию.
Шестидесятый юбилей иркутского такси водитель номер один пережил на два года...

Загрузка...