Вторая мама для половины страны

Жительница Никольска, защищая детей, дошла до самого Клима Ворошилова

Профессия, которой эта женщина отдала 42 года, — растить и воспитывать детей. Ей довелось работать в многочисленных детских садах по всей стране, и знакомые говорят о ней: "Зоя Викторовна полстраны вырастила".

Хлебные крошки
Родилась Зоя Викторовна в 1932 году в Балахне Нижегородской области. Ее отец был из тех простых людей, на которых, по пословице, земля держится. Когда семью, и без того обделенную — не было отца, — постигла беда (сгорели дом и хозяйство), он в свои 17 лет построил новый дом. Вся мебель дома была сделана его руками, и не только мебель. Словом, он был настоящей опорой для жены Раисы и двух дочек — старшей Зои и младшей Тамары.
Их детство было бы вполне счастливым, если бы не война. Отец ушел на фронт. Он писал оттуда письма: "Вчера ходили в штыковую атаку. Это очень страшно. Дали сигнал, и мы идем, а навстречу нам фашисты цепью бегут. И знаем: хоть умри, а нельзя им дать продвинуться, прорвать наши позиции..." Отец воевал под Москвой, и бои были лютыми. Но и в тылу было тяжело.
— Помню, как мы бежали до бомбоубежища. Был вечер, уже темно. Налетели бомбардировщики. Вспыхнет взрыв, мы, дети, на корточки и жмемся к забору. Потом опять бежим, — рассказывает Зоя Викторовна. — Пришлось и голод перенести. Однажды у нас неделю абсолютно никаких продуктов дома не было. А Тамара шестилетняя все на кухне сидит. Мама зашла и спрашивает: "Ты чего тут?" Тамара говорит: "Хлеб ем". "Как хлеб?" — поразилась мама. — Ничего же нет!" "Вот так", — Тамара показала: послюнявила пальчик и стала им крошки сухие в столе собирать.
После школы Зоя поступила в педагогическое училище. По его окончании девушку направили в Архангельскую область.
Письмо в Кремль
Населенный пункт, в детсаду которого работала Зоя, назывался Йожуга.
— Это было глухое место, — рассказывает она. — Там жили сосланные во время войны с Западной Украины из зоны оккупации. Они работали на заготовке леса.
В Йожуге новые друзья пожаловались Рыжухиной на свою судьбу. Оказалось, что они были переселены туда на пять лет. Но когда закончился срок, местная комендатура вынудила переселенцев подписать "добровольное" соглашение о пребывании в Йожуге еще на пять лет. Возмущенная Рыжухина написала письмо в Москву самому Климу Ворошилову, сообщила, что большинство переселенцев во время войны были детьми и не могли иметь никакого отношения к подрывной деятельности против СССР. Она просила Ворошилова помочь невинным людям. Случилось чудо! Письмо нашло адресата. Из Москвы в Йожугу прибыла специальная комиссия. Друзья Рыжухиной вернулись в родные края и потом слали Зое Викторовне письма с благодарностью.
Принимай стены да крышу
Рыжухина частенько воевала с начальством и хлопала дверью, то бишь увольнялась. Но ее ценили, и не раз бывало, что то же самое начальство просило ее вновь занять прежнюю должность — воспитателя или заведующей детским садом.
— Трудностей бывало немало. Иногда приходилось принимать детсад, в котором не было ничего, кроме стен и крыши. Требовалось в кратчайший срок провести ремонт, выбить для этого средства, приобрести все необходимое. А у меня ведь и свои дети! Бывало, я в кабинете работаю, а рядом, прямо на столе, лежит мой пятимесячный ребенок.
Но, пожалуй, самое важное и трудное в моей работе — это ответственность за жизнь и здоровье детей. Был в моей практике такой случай. Ребенок, играя, неосторожно упал и сломал ногу. Воспитатель с белым от ужаса лицом прибежала ко мне. Пришлось объясняться с родителями пострадавшего малыша.
А один раз в детсад, которым заведовала Зоя Викторовна, устроилась на работу особа, являвшаяся, как впоследствии выяснилось, аферисткой, разыскиваемой милицией. Хорошо, что все обошлось. Особа исчезла так же внезапно, как и появилась, не тронув ценных вещей или денег работников.
Дети оленеводов
После Йожуги Рыжухина работала в Балахне, потом в Тульской области, в Сосновке Усольского района, в Тальянах, в Калининграде.
— Это, наверное, от моей любви к географии, — смеется Зоя Викторовна. — Иногда срочно требовался работник в другом месте, облоно делало запрос и вызывало меня. Иногда там, где была работа, не было жилья. Из Калининграда я вынуждена была уехать по совету врачей: для моего ребенка там вредный сырой климат.
Затем Зоя Викторовна работала на севере, в оленеводческом поселке Тахтоямске Магаданской области. Детсад был круглосуточным, и дети по нескольку месяцев в году практически жили там — их родители уезжали в тундру на пастбища. Из Тахтоямска Рыжухина переехала в Усолье-Сибирское, к пожилой маме. Затем был Никольск, село Иркутского района, в котором Зоя Викторовна живет и сейчас. В Никольске она до пенсии работала заведующей детсадом.
Сейчас Зоя Викторовна находится на заслуженном отдыхе. Вырастила троих детей и чувствует себя счастливым человеком.

Метки:
baikalpress_id:  2 636
Загрузка...