Балаганский доктор

В условиях нищей районной больницы врач Подшивалов творит чудеса медицины

О враче-хирурге Балаганской центральной районной больницы Алексее Подшивалове никто не скажет худого слова. При упоминании его фамилии любой житель поселка всегда с нескрываемым уважением произнесет его имя- отчество: "Алексей Викторович" и прибавит восторженный отзыв, после которого можно ставить три восклицательных знака. Самый знаменитый врач района о своей работе отзывается так: "Здесь постоянно приходится совершать подвиги". И в этих словах звучит не бахвальство, а констатация непреложного факта. За четыре года работы в хирургическом отделении ЦРБ, совершенно неприспособленном для оказания высококвалифицированной медицинской помощи, он умудряется выполнять сложнейшие операции.

Медицина в шоке
Прежде чем приехать в Балаганск, Алексей учился в Саратовском военно-медицинском университете. Затем год проходил в Ангарске интернатуру по специализации "хирург" и еще год работал в городской больнице Усолья-Сибирского. В район его пригласили в 2001 году. Алексей знал, куда он едет и с чем там столкнется. Выбор сделал сознательно. Он считал, что только в глубинке, где здравоохранение на ладан дышит, можно приобрести высокий профессиональный уровень.
Однако на первых порах состояние дел в Балаганской больнице даже его ввергло в шоковое состояние. Эта больница пользовалась в народе дурной славой. Палата, где лежали тяжелые больные, представляла из себя проходной двор. Пациенты, независимо от характера заболеваний, лежали все скопом. Многие приезжали в больницу только на процедуры и сразу же предпочитали отправляться домой. У кого была возможность, уезжали лечиться в соседние районы или в город. Оснащение медицинской аппаратурой и инструментарием — ниже всякой критики.
Притерпелся молодой хирург к здешним условиям и стал делать операции.
— Только я приехал в Балаганск, как из деревни Коновалово привезли мужика лет 35, — вспоминает Алексей о своем боевом крещении. — Родственники притащили его на носилках в больницу. У него кровь хлынула горлом. Этот мужик сидел дома два месяца и пил по-черному спиртосодержащие суррогаты. Фельдшер измерил давление: верхнее — 60, нижнее — 0. Почти не дышал. Я сказал, чтобы готовили к операции. Наш анестезиолог возразил: "Алексей Викторович, у нас таких операций еще не делали, мы что, труп будем оперировать или живого?" А я отрезал: не делали — теперь будем делать.
Хирург Подшивалов тогда без необходимой аппаратуры, только по клиническим признакам определил, что у больного желудочное кровотечение. Он выполнил операцию по резекции — экстренно удалил пациенту две третьих желудка и спас ему жизнь. После, в благодарность за то, что вытащил с того света, пьяница из Коновалово отблагодарил доктора возом рыбы.
Спасенные души
Следующие две экстренные операции и спасенные жизни — вообще уникальные случаи, которые могли произойти, наверное, только в нашей стране и с нашим хирургом.
— Предыстория такова, — продолжает Алексей. — Пили на кухне гражданин и гражданка. Слово за слово, началась ругань. Собутыльник пырнул женщину ножом в живот, попал прямо в подреберье. Когда ее привезли, состояние было нормальное. Давление 60 на 90. Женщину сразу доставили в операционную. Рана была маленькой, с сантиметр, но из раны торчал большой сальник. Это жировая прокладка, если она выходит наружу из раны, значит проникающее ранение.
Что характерно, из этой маленькой дырочки в животе я насчитал несколько внутренних ранений — ранение передней и задней стенки желудка, выходного отдела желудка, поджелудочной железы, селезенки, сквозное ранение поперечной и ободочной кишки. Видимо, собутыльник воткнул нож и вращал его вокруг своей оси.
Шесть часов длилась операция. Когда она закончилась, пациентку нужно было подключать к аппарату ИВЛ (искусственная вентиляция легких), но в больнице такового не имелось. Тогда фельдшеру-анестезиологу Галине Метляевой пришлось по старинке, вручную, качать допотопный агрегат в виде мехов, раскрывающихся как гармошка, и поддерживать у больной таким образом искусственное дыхание.
— Та операция — целая эпопея! — заметил Алексей. — Галина Федоровна, мой фельдшер, посидит, часов пять покачает аппарат. Потом звала родственников, объясняла, что им нужно делать, и они работали с ней посменно. Выходили женщину, в конце концов. Кстати сказать, однажды мы больного с черепно-мозговой травмой трое суток беспрерывно вручную откачивали.
Но особенно запомнилась хирургу Подшивалову операция по спасению женщины из Балаганска, которую доставили в больницу с ножевым ранением в область сердца. Операция прошла успешно, но больная потеряла много крови, а она у нее была редкая — 3-я группа, резус положительный.
— Кровопотеря у пациентки составила 3—4 литра. У нас есть список доноров, и мы стали объезжать поселок. Донора с нужной кровью не нашли. Тогда пришлось обращаться к бичам. Я уже тогда не спрашивал, болеют они венерическими заболеваниями и другой заразой или нет. Главное было — найти нужную группу крови, чтобы сделать переливание. Думал так: ничего страшного, от венерического заболевания вылечим потом, а сейчас нужно срочно действовать. Забрали кровь, и я потом в операционной, на свой страх и риск, капал эту кровь и у пациентки постепенно стала появляться положительная динамика. Мы ее спасли и, слава Богу, обошлось без последствий.
По первому зову
В хирургической практике Подшивалова были операции, которые с полным правом должны занять место в качестве наглядного пособия на страницах учебников по медицине. Они представляют собой особые примеры того, как в условиях нищей районной больницы можно сделать невозможное.
— Я хирург, а не гинеколог, — утверждает Алексей. — Но мне приходилось работать и в этом качестве. В самой отдаленной деревни района, Кумарейке, одна женщина лет семь болела, мучилась с животом. До больницы добраться — проблема, автобус не ходит. Нужно было упрашивать соседей, чтобы подвезли, а тем всегда некогда. Вот и откладывала лечение. Запустила болезнь до крайней степени. Когда она поступила ко мне, я сразу же положил ее на операционный стол. Сделал разрез и обнаружил полный живот гноя и огромное образование. Сперва я опешил, не понял что это такое. Оказалось — гигантская киста яичника. Я ее удалил, все подчистил. Затем взвесил кисту — 7 килограммов! Киста, самая большая из известных мне, весила 3 килограмма.
Об этом случае хирург Подшивалов хотел написать статью для публикации в сборнике научных трудов Иркутского медицинского университета. Специально сфотографировал гигантское образование, приступил было к черновику, но потом забросил, некогда стало. Ведь у Алексея при таком бешеном ритме работы и нагрузках практически нет ни выходных, ни праздников. Он даже передохнуть — сходить на природу, почаевничать с друзьями, спокойно провести время дома, с семьей — не имеет права. Поступает экстренный больной в отделение, и где бы ни находился в этот момент хирург Подшивалов, днем или ночью, он обязан прибыть в больницу по первому вызову.
"Не лезьте с чепухой — нет денег!"
И все-таки в скором времени Алексей должен заявить о себе в научном мире. Поводом для этого послужила недавно проведенная им операция по удалению гигантской грыжи у четырехмесячного младенца. По итогам этой операции он уже подготовил публикацию для медицинского журнала, который выйдет в Иркутске в мае 2005 года.
— Таких детей и с таким заболеванием обычно отправляют оперировать в город, — рассказывает Алексей. — Но случай был экстраординарный. Грыжа, образно говоря, это дырка в животе. Чем она опасна? Через эту дырку выходят внутренние органы и защемляются. Например, у взрослого человека со средней грыжей выходит большой сальник или часть прямой кишки, она ущемляется, что вызывает у человека резкую боль. У этого ребенка была грыжа гигантских размеров, а ему всего четыре месяца. Боль страшная. У него вышла прямая кишка, почти все петли тонкой и ободочной кишки, большой сальник и часть мочевого пузыря. Все внутренние органы свалились в мошонку. Она набухла у него и стала размером с голову взрослого человека. Положение критическое. Здесь до меня никто таких операций не делал. А я решил сделать и — получилось. Эта операция очень показательна именно для условий районной больницы.
По признанию Алексея, за годы работы в хирургическом отделении Балаганской ЦРБ он выполнял обязанности не только хирурга, но и травматолога, уролога, педиатра и гинеколога. Накопил уникальный опыт и повысил свои профессиональные навыки до высочайшего уровня. Проводил почти все виды операций. Только плановых операций на сердце и сосудах не делал, и то по причине отсутствия в больнице необходимого инструментария и оборудования.
Все его попытки оснастить ими больницу и создать при ней человеческие условия пребывания для больных хирургического и травматологического отделений вызывают у мэра Балаганского района В.А.Емельянова дикое сопротивление. На все просьбы помочь районной больнице из администрации приходит примерно такой ответ: "Не фантазируйте. В районе разруха. Нет денег, а вы лезете с какой-то чепухой".

Загрузка...