Русская душа не может без бани

Сибиряк предпочитает париться не только под Новый год, 31-го

Какой сибиряк не любит русскую баню? Только за прошлый год муниципальные бани посетила добрая половина населения областного центра. Несмотря на востребованность, иркутские общественные бани сейчас переживают не лучшие времена. Построенные в 50—60-х годах теперь уже прошлого столетия, они требуют ремонта и реконструкции. На капитальный ремонт нужны колоссальные деньги. Но коммунальщики не унывают. Всеми силами стараются бани сохранить.

Тридцать лет назад вышел на экраны фильм "Ирония судьбы, или C легким паром". Эльдар Рязанов создал романтическую новогоднюю историю, сыграв на популярнейшем увлечении жителей тогдашнего Советского Союза — ходить в баню. Прошло время, но россияне по-прежнему продолжают ходить в баню. У сибиряков отношение к ней особенное, трепетное. Баня примиряет нас с долгой зимой. Горячий влажный пар согревает тело и душу в лютые морозы. Душистый веник заряжает бодростью на много дней вперед. За последние годы количество бань в Иркутске увеличилось. Появились дорогостоящие центры досуга с новомодными восточными, турецкими, римскими банями. Сервис в них — на высоком уровне, оплата за услуги — соответствующая. Далеко не всякий может выложить за пару часов "прожарки" тысячу-другую рублей. Люди с достатком ниже среднего посещают бани общего пользования.
Бани разные нужны, бани разные важны
Бани в Иркутске появились еще до революции. Первая была построена в далеком 1868 году. Шварцовская баня на улице Красногвардейской принадлежала деятельному купцу. Она пользовалась большой популярностью и содержалась на деньги местных меценатов. После революции бани стали строить во всех частях города. В 1971 году был создан банно-прачечный трест. Почти все бани, построенные в 50-е годы, к середине 80-х порядком поизносились. Агрессивная щелочная среда (влага и пар) сделала свое дело. Пришла в негодность гидроизоляция, система инженерных сетей. Оставляли желать лучшего фасады, моечные и парильные отделения. Поэтому большую часть иркутских бань закрыли из-за аварийного состояния. Сейчас в городе шесть муниципальных бань на 412 мест. Самому старому зданию, где можно помыться, уже полвека. Ремонтные и поддерживающие работы идут в банях непрерывно. Содержать крупное санитарное хозяйство сложно. На полную его реконструкцию требуется более 40 миллионов рублей. Понятно, что это не дело одного дня. Если появляется какая-то копейка — сразу уходит в дело. А дел хоть отбавляй. По мере возможности в банях приводятся в надлежащий вид душевые и парные, старые кабинки меняются на новые. За последние годы отремонтировано шесть отделений.
Как мне объяснили в управлении коммунального хозяйства, главное — сохранить общественные бани. Ведь потребность в них велика. По вечерам — очередь на вход. Каждый год коммунальщики ломают голову: как сделать бани самоокупаемым предприятием, решить этот вопрос не просто повышением цен.
— За 2004 год в муниципальных банях было 272 тысячи 945 помывок, — рассказывает Галина Ильинична Нечесова, главный специалист управления. — Большая часть посетителей — жители частного сектора, неблагоустроенных квартир. Да и те, у кого ванная в квартире под боком, тоже регулярно ходят в баню. Для них это не столько возможность помыться, сколько ритуал, удовольствие, возможность погреться. Ведь меньше 100 градусов для русской бани — просто неприлично.
Галина Ильинична говорит, что у общественных бань особая значимость. Санитарная — в первую очередь: бани не дают распространяться инфекционным заболеваниям:
— Общественные бани еще долго будут нужны горожанам. Они не должны быть убыточными, это прямой путь к банкротству, которого нельзя допустить. Ведь пострадают от этого, прежде всего, люди, у которых дома нет ванн, да и просто любители легкого пара, которые хотят мыться в чистых и ухоженных банях.
Сейчас во многих городах общественные бани передают в частные руки. Печален опыт Кемерово, Нижнего Новгорода. Там бани перепрофилировали в оздоровительные комплексы, магазины и даже общежития. Частные предприниматели не хотят нести убытки, оказывая горожанам услуги по цене ниже себестоимости. Превращают муниципальные бани в сауны класса люкс с отдельными номерами, спортзалами — ресторанами и 50 долларами в час. Конечно, в них не найдется места ни льготникам, которые парятся за половину стоимости. Ни дошкольникам, которые ходят в общественные бани и вовсе бесплатно.
Сегодня полный входной билет в муниципальную баню Иркутска — 52 рубля. А затраты на помывку одного человека много больше. Энергия, вода, канализация, уголь... Человек моется час-полтора, вода течет без конца и края. Не своя ведь, ведром не натаскали. Бани отапливаются котельными. А уголь нынче дорогой. В некоторых районах, где расположены бани, нет центральных источников энергоснабжения. Например, в микрорайоне Первомайском. Подведение бань к теплосетям обойдется в кругленькую сумму. Перевод на централизованную систему теплоснабжения позволил бы сократить затраты на содержание и работать без убытков. Хотя во время сезонных отключений горячей воды спасает горожан только баня. Получается, что вопрос: уголь или электрокотел — палка о двух концах.
Кто парится — тот не старится
Для посетителей муниципальных бань много значит классическая формула влажности и температуры, которая здесь обязательно выдерживается. Татьяна Юрьевна Черкашина, врач-терапевт. О русской бане знает доподлинно все:
— В баню хожу с девяти лет. Училась я в Иркутске, а на выходные за одиннадцать рублей летала самолетом домой, в Читу. Специально, чтобы попариться в домашней баньке и попить парного молока. С тех пор, где бы я ни жила, первым делом ищу русскую баню. Для меня это не только релаксация, но и культурное мероприятие. Где как не в бане можно отдохнуть телом и душой? После нее начинаешь себя уважать за то, что провел такую оздоровительную процедуру. Я видела пожилых женщин, которые ходят в баню всю жизнь и выглядят для своих лет очень хорошо. Парятся по старинке — в рукавицах, двумя вениками. И выдерживают такую температуру!
Татьяна Юрьевна считает, что в бане все должно быть только натуральное. Всевозможные маски лучше оставить для ванной:
— Деревенская баня — это что-то! На печке греются камни, в парной пахнет запаренными травами. Печь топят особыми дровами — сухими березовыми или лиственничными. Хорошие парильщики не потерпят в бане стирального порошка, мыла. Только мочалка, вода и веник.
Березовый веник дороже денег
Березовый веник — символ русской бани. Мария Борисовна на пару с мужем заготавливает и продает веники. Всякие: березовые, хвойные и даже дубовые. Рассказывает, что большим спросом пользуется веник традиционный — березовый. Цена ему тридцать рублей. Хоть и говорят некоторые: "недорого", попробуй продай. К муниципальной бане Мария Борисовна спешит каждые выходные. Торгует с утра до вечера, с ноября по февраль.
— Веники мы заготавливаем по деревням. Нужно успеть до начала августа. Товар у нас экологически чистый. А это в русской бане играет большую роль. Я прихожу каждую субботу-воскресенье, как банька открывается, и почти до закрытия стою. Живу рядом, в частном секторе. Греться и чай пить домой бегаю. Раньше тоже ходила в баню, а когда трудно жить стало — перестала.
В выходные в муниципальной бане опять будет очередь на вход. Заядлые парильщики своему увлечению не изменяют. В этом и есть русская душа.

ставить на полосу, если будет достаточно места (!!!)
фото отсканировать
колонтитул "Здоровье"
Русская душа не может без бани // заг.
Сибиряк предпочитает париться не только под Новый год, 31-го // подзаг.
Какой сибиряк не любит русскую баню? Только за прошлый год муниципальные бани посетила добрая половина населения областного центра. Несмотря на востребованность, иркутские общественные бани сейчас переживают не лучшие времена. Построенные в 50—60-х годах теперь уже прошлого столетия, они требуют ремонта и реконструкции. На капитальный ремонт нужны колоссальные деньги. Но коммунальщики не унывают. Всеми силами стараются бани сохранить. // врез
Тридцать лет назад вышел на экраны фильм "Ирония судьбы, или C легким паром". Эльдар Рязанов создал романтическую новогоднюю историю, сыграв на популярнейшем увлечении жителей тогдашнего Советского Союза — ходить в баню. Прошло время, но россияне по-прежнему продолжают ходить в баню. У сибиряков отношение к ней особенное, трепетное. Баня примиряет нас с долгой зимой. Горячий влажный пар согревает тело и душу в лютые морозы. Душистый веник заряжает бодростью на много дней вперед. За последние годы количество бань в Иркутске увеличилось. Появились дорогостоящие центры досуга с новомодными восточными, турецкими, римскими банями. Сервис в них — на высоком уровне, оплата за услуги — соответствующая. Далеко не всякий может выложить за пару часов "прожарки" тысячу-другую рублей. Люди с достатком ниже среднего посещают бани общего пользования.
Бани разные нужны, бани разные важны //
Бани в Иркутске появились еще до революции. Первая была построена в далеком 1868 году. Шварцовская баня на улице Красногвардейской принадлежала деятельному купцу. Она пользовалась большой популярностью и содержалась на деньги местных меценатов. После революции бани стали строить во всех частях города. В 1971 году был создан банно-прачечный трест. Почти все бани, построенные в 50-е годы, к середине 80-х порядком поизносились. Агрессивная щелочная среда (влага и пар) сделала свое дело. Пришла в негодность гидроизоляция, система инженерных сетей. Оставляли желать лучшего фасады, моечные и парильные отделения. Поэтому большую часть иркутских бань закрыли из-за аварийного состояния. Сейчас в городе шесть муниципальных бань на 412 мест. Самому старому зданию, где можно помыться, уже полвека. Ремонтные и поддерживающие работы идут в банях непрерывно. Содержать крупное санитарное хозяйство сложно. На полную его реконструкцию требуется более 40 миллионов рублей. Понятно, что это не дело одного дня. Если появляется какая-то копейка — сразу уходит в дело. А дел хоть отбавляй. По мере возможности в банях приводятся в надлежащий вид душевые и парные, старые кабинки меняются на новые. За последние годы отремонтировано шесть отделений.
Как мне объяснили в управлении коммунального хозяйства, главное — сохранить общественные бани. Ведь потребность в них велика. По вечерам — очередь на вход. Каждый год коммунальщики ломают голову: как сделать бани самоокупаемым предприятием, решить этот вопрос не просто повышением цен.
— За 2004 год в муниципальных банях было 272 тысячи 945 помывок, — рассказывает Галина Ильинична Нечесова, главный специалист управления. — Большая часть посетителей — жители частного сектора, неблагоустроенных квартир. Да и те, у кого ванная в квартире под боком, тоже регулярно ходят в баню. Для них это не столько возможность помыться, сколько ритуал, удовольствие, возможность погреться. Ведь меньше 100 градусов для русской бани — просто неприлично.
Галина Ильинична говорит, что у общественных бань особая значимость. Санитарная — в первую очередь: бани не дают распространяться инфекционным заболеваниям:
— Общественные бани еще долго будут нужны горожанам. Они не должны быть убыточными, это прямой путь к банкротству, которого нельзя допустить. Ведь пострадают от этого, прежде всего, люди, у которых дома нет ванн, да и просто любители легкого пара, которые хотят мыться в чистых и ухоженных банях.
Сейчас во многих городах общественные бани передают в частные руки. Печален опыт Кемерово, Нижнего Новгорода. Там бани перепрофилировали в оздоровительные комплексы, магазины и даже общежития. Частные предприниматели не хотят нести убытки, оказывая горожанам услуги по цене ниже себестоимости. Превращают муниципальные бани в сауны класса люкс с отдельными номерами, спортзалами — ресторанами и 50 долларами в час. Конечно, в них не найдется места ни льготникам, которые парятся за половину стоимости. Ни дошкольникам, которые ходят в общественные бани и вовсе бесплатно.
Сегодня полный входной билет в муниципальную баню Иркутска — 52 рубля. А затраты на помывку одного человека много больше. Энергия, вода, канализация, уголь... Человек моется час-полтора, вода течет без конца и края. Не своя ведь, ведром не натаскали. Бани отапливаются котельными. А уголь нынче дорогой. В некоторых районах, где расположены бани, нет центральных источников энергоснабжения. Например, в микрорайоне Первомайском. Подведение бань к теплосетям обойдется в кругленькую сумму. Перевод на централизованную систему теплоснабжения позволил бы сократить затраты на содержание и работать без убытков. Хотя во время сезонных отключений горячей воды спасает горожан только баня. Получается, что вопрос: уголь или электрокотел — палка о двух концах.
Кто парится — тот не старится // главка
Для посетителей муниципальных бань много значит классическая формула влажности и температуры, которая здесь обязательно выдерживается. Татьяна Юрьевна Черкашина, врач-терапевт. О русской бане знает доподлинно все:
— В баню хожу с девяти лет. Училась я в Иркутске, а на выходные за одиннадцать рублей летала самолетом домой, в Читу. Специально, чтобы попариться в домашней баньке и попить парного молока. С тех пор, где бы я ни жила, первым делом ищу русскую баню. Для меня это не только релаксация, но и культурное мероприятие. Где как не в бане можно отдохнуть телом и душой? После нее начинаешь себя уважать за то, что провел такую оздоровительную процедуру. Я видела пожилых женщин, которые ходят в баню всю жизнь и выглядят для своих лет очень хорошо. Парятся по старинке — в рукавицах, двумя вениками. И выдерживают такую температуру!
Татьяна Юрьевна считает, что в бане все должно быть только натуральное. Всевозможные маски лучше оставить для ванной:
— Деревенская баня — это что-то! На печке греются камни, в парной пахнет запаренными травами. Печь топят особыми дровами — сухими березовыми или лиственничными. Хорошие парильщики не потерпят в бане стирального порошка, мыла. Только мочалка, вода и веник.
Березовый веник дороже денег //
Березовый веник — символ русской бани. Мария Борисовна на пару с мужем заготавливает и продает веники. Всякие: березовые, хвойные и даже дубовые. Рассказывает, что большим спросом пользуется веник традиционный — березовый. Цена ему тридцать рублей. Хоть и говорят некоторые: "недорого", попробуй продай. К муниципальной бане Мария Борисовна спешит каждые выходные. Торгует с утра до вечера, с ноября по февраль.
— Веники мы заготавливаем по деревням. Нужно успеть до начала августа. Товар у нас экологически чистый. А это в русской бане играет большую роль. Я прихожу каждую субботу-воскресенье, как банька открывается, и почти до закрытия стою. Живу рядом, в частном секторе. Греться и чай пить домой бегаю. Раньше тоже ходила в баню, а когда трудно жить стало — перестала.
В выходные в муниципальной бане опять будет очередь на вход. Заядлые парильщики своему увлечению не изменяют. В этом и есть русская душа.

Метки:
baikalpress_id:  2 469
Загрузка...