Картины криминалиста напоминают фотографии

Есть такая расхожая шутка: если человек получает наслаждение от работы — это плохо, потому что тогда непонятно, за что он получает деньги. Смех смехом, но, наверное, такие люди — счастливые. Что же тогда говорить о тех, кто помимо любимой работы имеет еще и увлекательнейшее хобби?

Из радиоремонтников в криминалисты
Александр Григорьевич Жданов — главный эксперт экспертно-криминалистического центра при Восточно-Сибирском УВД на транспорте. Уже целых тридцать три года он работает в своем ведомстве и за это время ни разу не искал других путей. Работа, с которой познакомился, в общем-то, случайно, стала делом всей его жизни.
Еще в школьные годы Александр увлекся радиоделом и фотографией. Думал поначалу, так и пойдет трудовая карьера — среди транзисторов и микросхем, а фото — как хобби. Работал в телерадиоателье, чинил всевозможную бытовую электронику.
Как-то поступила заявка на ремонт телевизора для одного начальника из УВД. Тот заприметил толкового радиомеханика, и неспроста: только-только начал формироваться отдел экспертизы, специалистов катастрофически не хватало.
— Пойдешь к нам?
— Пойду, почему бы нет!
Поначалу новичку устроили экзамен: заставили сфотографировать импровизированное место происшествия. Место, сказали, выбирай где-нибудь тут, в вагонном депо. Снимай что хочешь, но чтоб любому было понятно, что ты там нафотографировал. Александр с рвением отнесся к заданию. Снял панорамы, общие виды, крупные планы. Просмотрев фотографии, начальство без разговоров подписало все бумаги.
2 января 1972 года начинающий эксперт выехал на первое в своей практике задание. Главным наставником Александра Жданова тогда был умудренный жизнью отставной подполковник милиции Николай Григорьевич Коробков. Он стремился передать парню весь свой опыт.
Не так, как в кино
Хоть и числился молодой Александр Жданов в экспертах-криминалистах, но первые два года его работа была в основном связана с фотографией. Выехал на место, снял, проявил, отпечатал... А хотелось большего. Он прошел курсы подготовки экспертов в высшей школе МВД, постиг тонкости экспертизы холодного оружия, дактилоскопию, трасологию (изучение следов). Вернулся в Иркутск, почувствовал новый вкус к работе.
— О работе эксперта-криминалиста многие судят по кинофильмам, — говорит Александр Григорьевич. — Но там столько приукрашено! На практике все гораздо прозаичнее. И вместе с тем — интереснее. Иной раз как математическую задачу решаешь, думаешь и днем и ночью. А иногда все ясно сразу. По-разному бывает. Одно знаю точно — я свою работу ни на какую другую не променяю.
Машина времени
Однако, помимо любимой работы есть у Александра Григорьевича давнее и серьезное увлечение — живопись.
— Рисовал с трех лет, — рассказывает Жданов. — Отец подарил краски, кисточки. Так и пошло-поехало. Никаких художественных школ я не оканчивал, просто нравится мне это дело, вот и пишу в свое удовольствие. Как умею.
А умеет он здорово. Несколько картин украшают кабинет главного эксперта. Глядя на них, я невольно подумал о фотографическом сходстве — уж больно точно прописаны детали. Поинтересовался, почему так. Ответ поразил:
— Признаюсь, некоторые из них написаны с черно-белых фотографий. Я помню все цвета, атмосферу, запахи — все, что создает настроение. Картину я вижу, то есть могу с закрытыми глазами представить ее до мелочей. Поэтому не часто выхожу на пленэры в прямом смысле этого слова — с этюдником и мольбертом. Хлопотное это дело. Дождь, ветер, комары, пауты, пыль... Это летом. А зимой — холодно.
Да и к чему такие жертвы? Чтобы передать картинку, есть фотоаппарат. Но настроение, ощущения им не передашь. Тут душа нужна, а это только через краски и — на холст. К тому же, в жизни часто как бывает? Запомнилось тебе какое-нибудь красивое место. Приезжаешь через несколько лет — а там уже все изменилось. Но ты же точно помнишь, как здесь хорошо было раньше! Берешь старую фотокарточку, вспоминаешь — и получается пейзаж, которого уже давным-давно нет. Такая вот машина времени...
Короче говоря, я предпочитаю писать картины на даче, в спокойной и комфортной обстановке.
Картины Жданова дома не залеживаются. Какие-то он дарит друзьям. Или высокое начальство попросит в подарок для еще более высокого начальства. На некоторые находятся покупатели. Вот только торговать своей живописью подполковник Жданов так и не научился. Написать картину для него проще, чем продать ее. Впрочем, в той или иной мере этим страдают почти все художники.
Увлечение живописью нисколько не мешает основной работе эксперта. Напротив, идет впрок. Оттачивается глаз, в памяти мгновенно отпечатываются и надолго остаются мельчайшие подробности картины. Согласитесь, весьма полезное качество для эксперта-криминалиста!

Загрузка...