Трофим: "Мы ищем Бога на земле"

Популярный исполнитель Сергей Трофимов дал единственный концерт в Иркутске

Популярный исполнитель Сергей Трофимов побывал в Иркутске. Перед единственным вечерним концертом певец дал интервью в прямом эфире радио "Волна Байкала". Творчество Трофима настолько разнообразно, что его можно отнести сразу к нескольким музыкальным направлениям, поэтому радиослушатели, поклонники и шансона, и любовной лирики, обрывали студийный телефон. Корреспонденту "Копейки" удалось поприсутствовать на интервью и даже задать несколько вопросов.

Гастрольный тур Сергея Трофимова начался 1 февраля во Владивостоке. Иркутск — уже десятый город в списке турне, но далеко не последний. В Москву певец планирует вернуться 22 февраля и сразу же начать подготовку к Кремлевскому концерту.
Иркутск встретил Трофима тепло — и в прямом, и в переносном смысле:
— У вас весна чувствуется, — заметил Сергей, входя в студию. — В Улан-Удэ 38 мороза как стукнуло!
Начался прямой эфир. Посыпались вопросы.
— Когда в вашей жизни началась музыка?
— Очень давно. Лет в пять.
— Музыкальные пристрастия принято подразделять — рокерское братство, любители попсы. Есть ли условная общность исполнителей шансона и причисляете ли вы себя к ней?
— Из всех моих знакомых музыкантов, которые действительно чего-то стоят, никто себя ни к кому не причисляет. Есть творческая личность, и этим все сказано.
— Вы работали со многими творческими коллективами. Как среди них оказался "Ласковый май"?
— Да не работал я с ними! В конце 80-х годов мы просто вместе ездили на гастроли. И все.
— Вы пишете песни не только для себя. Кто из исполнителей ваших песен наиболее вам запомнился?
— Самым неожиданным оказалось для меня сотрудничество с Вахтангом Кикабидзе. Такой человечище! Обычно, когда пишешь кому-нибудь песню, приходится долго объяснять, о чем она и как ее надо петь. Артисты, как правило, натуры самолюбующиеся — главное, себя показать, а не материал до слушателей донести. Для Кикабидзе я написал песню "Мы уходим". Он пришел в студию и сразу спел ее так, что меня самого аж слеза прошибла.
— Кто является обычно героем ваших песен?
— Современник.
— А как вы себе представляете своего слушателя?
— Сложно представить себе какой-то конкретный образ. На концерты приходят люди разного возраста — от 15 до 60 лет.
— Насколько я знаю, вы служили в церкви. Почему, когда, зачем?
— Это было в начале 90-х. Время было такое непонятное, старый мир рушился, новый еще только нарисовывался. Многие ринулись бандитствовать, мне этого не хотелось. Я не понимал толком, что происходит вообще с Россией. Хотелось найти ответы на вопросы вечные и поэтому пошел в церковь.
— Вы используете церковный опыт в своих песнях?
— Да. Есть у меня альбом "Эх, я бы жил". Он малоизвестен, выпускался в основном для Запада и вышел ограниченным тиражом. В этом альбоме 12 романсов в разном стиле, один их них — духовный романс в знаменном русском распеве, который мы записывали вместе с монахами в монастыре.
— У вас очень интересный репертуар, часть песен можно отнести к шансону, в то же время много любовной лирики и песен, описывающих нашу жизнь. Как вам удается сохранять баланс между этими направлениями и не уйти в одно из них?
— Для меня определение "шансон" — спорное для русской культуры. Я стремлюсь к тому, чтобы на концерте происходило что-то наподобие скоморошества. Жанр мне очень нравится, поэтому и был придуман этот персонаж — Трофим. Он как Петрушка. Я пишу песни не от себя, а от персонажей, которые работают в концерте. Присутствие некоего театрализованного действа позволяет сочетать лирику, рок, шансон, бардовскую песню. Я пытаюсь воссоздать на сцене ту жизнь, которая нас окружает, просто в несколько ином преломлении. Ведь жизнь настолько многолика, что ее можно описывать с любых позиций.
— В ваших песнях присутствуют мотивы неудачных отношений с женщинами. С чем это связано?
— С моим убеждением. Оно приходит после 30 лет. Мы, мужчины, смолоду пытаемся найти женщину, которая соответствует нашему идеалу, но на самом деле с возрастом убеждаешься, что ты ищешь не столько женщину, сколько Бога, только на земле. А встречаешь смертную женщину, такую же невечную, как и ты. Наверное, в снисхождении друг к другу, в терпимости друг к другу и проявляется земная любовь. Но это все равно не та небесная любовь, которую ты ищешь.
— Свою первую группу вы создали еще в школе и все песни посвящали одной девушке. Это правда?
— Нет, неправда. Группа наша называлась "Зеница ока", мы исполняли в основном "Роллинг Стоунз", "Эйси-Диси", но от нас требовалось что-то такое на русском языке, чтобы доказать нашей директрисе, что мы — комсомольский вокально-инструментальный коллектив. И пришлось писать песню про любовь. В то время я как раз ухлестывал за девчонкой, безуспешно, правда. Мне было 15 лет, и я написал песню про какую-то жуткую любовь, все пацаны ее у меня переписали и она стала в нашей школе популярной настолько, что я даже решил — а что я в этой девчонке нашел-то?
— В каких из ваших песен можно проследить вашу автобиографию?
— Песня "Исповедь" ей более-менее соответствует. А вообще, в любой песне есть частичка меня.
— Планируется ли в ближайшее время выпуск нового альбома?
— Планируется. Нужно только в Москву приехать и свести его. Он уже записан, осталось только свести и выпустить. Надеемся, это произойдет уже в марте—апреле.
— Ради чего вы могли бы бросить музыку?
— Да ни ради чего. Скорее, я могу бросить все ради музыки.
— С недавних пор вы являетесь членом Союза писателей? А почему не Союза композиторов?
— Я вообще-то сам об этом узнал неожиданно. Меня приняла секция московских писателей за цикл песен о войне в Чечне. Сам не воевал, но был там.
— Еще мы узнали, что у вас есть две медали — "За отвагу" и "За укрепление боевого содружества".
— Ну, "За отвагу" медаль неофициальная, это мне просто ребята дали после некоторых событий, которые там случайно произошли. А "За укрепление содружества" — так ее всем дают, кто туда ездит.
— Какое время года наиболее плодотворно для вас в плане творчества?
— Осень. Просто идешь по улице, листья желтые летят, смена настроения, понимаешь, что все засыпает, чтобы возродиться вновь. И вот, наверное, вера в то, что все это возродится, вдохновляет на написание новых песен.
— А что еще вас вдохновляет?
— Вдохновляет вкусная хорошая пища.
— Ваши кулинарные пристрастия?
— Больше всего люблю холодец. Домашний, настоящий. И все, что связано с крабами и моллюсками.
— Как вы относитесь к исполнителям, работающим под фонограмму? Приходится ли вам использовать такой метод в своей работе?
— Вообще-то мы живым звуком играем. Бывает иногда так, что приезжаешь с концертом в воинскую часть, например. Ну нет там возможности аппаратуру включить вообще никакой. Тогда я один пою, под "минус" (запись музыкального сопровождения без голоса. — Авт.)
— Отношение к "Фабрикам"? Можно ли вырастить артиста конвейерным способом?
— Нереально. Мне жалко всех этих мальчиков и девочек, потому что личность художника, творца — это не вопрос полугода или даже года. Из них делают ремесленников, причем не очень хорошего качества.
— Ваши самые любимые песни из своих же собственных?
— Как правило, это песни, которые находятся в процессе создания. Над ней сидишь, думаешь, она становится любимой. А потом это чувство проходит.
— Что вы можете пожелать своим поклонникам и остальным сибирякам?
— Скажу словами Митяева: "Крепитесь, люди, скоро лето!"
Справка "Копейки"
Сергей Трофимов (сценический псевдоним Трофим) — композитор, поэт, музыкант, исполнитель своих песен. Родился 4 ноября 1966 года в Москве. С 1973-го по 1983 год состоял солистом Московской государственной хоровой капеллы мальчиков при институте им. Гнесиных. Учился в Московском государственном институте культуры и в Московской государственной консерватории (кафедра теории и композиции). Дипломант XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве (1985). Начал концертную деятельность в качестве рок-барда. С 1991 по 1993 год служил в церкви (певчий регент подьячий). В 1994-м — начало гастрольной деятельности под псевдонимом "Трофим". В 2000 году состоялась поездка в Чечню, был заместителем председателя попечительского совета ГУИН России. Работал с певцами: Вахтангом Кикабидзе, Лаймой Вайкуле, Ладой Дэнc, Александром Маршалом, Николаем Носковым, Еленой Пануровой и другими.

Загрузка...