Иконы подполковника Лубникова

Когда начальник службы пожаротушения Иркутского гарнизона подполковник Юрий Лубников, выйдя на пенсию после 22 лет безупречной службы, занялся вышиванием, сослуживцы только пожимали плечами и крутили пальцем у виска. Как насквозь пропахший дымом мужик, бесстрашный тушила, полжизни проходивший в кирзовых сапогах, занялся таким женским делом — одному Богу известно.

К этому занятию пожарного подтолкнули воспоминания детства: на стене в его комнате висела вышитая матерью работа. Когда появилось свободное время, захотелось изобразить нечто подобное. Немного смущаясь, он пошел в магазин, купил нитки и пяльцы и стал вышивать. Получилось на удивление ярко и естественно. Поначалу мужчина делал небольшие миниатюры, цветы, вензеля, знаки зодиака. Вышивки пользовались огромным спросом у знакомых и подруг жены. Постепенно Юрий усложнял технику и вырабатывал свой фирменный стиль. У него очень мелкий стежок, плотно оплетающий каждую нить на материи. Пожарный говорит, что больше так не работает никто. В последнее время подполковник в отставке начал вышивать иконы, делая копии согласно всем церковным канонам, стал использовать золотые и серебряные нити. На каждую такую кропотливую работу уходит около двух месяцев. Прихожане и священнослужители, смотревшие лики святых, в голос твердят, что без веры и благословения свыше такое невозможно.
— Наша беда в том, что в церквах сейчас в основном продается типографская штамповка, — замечает Юрий, — а настоящие иконы только те, к которым приложили руки и душу.
В швейных магазинах уже давно привыкли к странному мужчине, скупающему нитки всевозможных цветов и оттенков. Росла стопка икон и картин. Несколько раз он выставлял их в Иркутске и Николе, ездил в другие города. Работы отмечены дипломом новосибирского музея. Что-то мастер продает, что-то дарит — и продолжает творить.
Странный случай произошел с ним в Листвянке, где он выставил свои работы. Через несколько дней он вдруг почувствовал какую-то тревогу. Приехал на Байкал, пришел в галерею, снял иконы со стены и унес с собой. На следующий день выставочный зал сгорел вместе со всеми экспонатами. После этого Юрий первый раз всерьез задумался о Боге. Своим творчеством подполковник пытался увлечь сына Максима. Способный и сметливый парень быстро освоил азы художественной вышивки, но так и не загорелся отцовской страстью.
Как признается пожарный, после ухода в отставку ему больше всего не хватает большого дружного коллектива. За 22 года он прошел все ступени, от начальника караула до руководителя службы пожаротушения. Шесть последних лет отработал в штабе. На пенсии Лубников сменил несколько фирм и профессий, но нигде не встречал такого уважения, понимания и взаимовыручки. Юрий вспоминает, как во время дежурства вечером к нему заходил начальник УГПС Геннадий Файзрахманов. "Ночью ты самый главный, — говорил он, — остаешься за все руководство управления, а я поехал домой". Так оно и было на самом деле. Сколько сложных ситуаций по ликвидации пожаров и катастроф приходилось разруливать теми бессонными ночами, уже и не упомнишь. Чего стоит только ликвидация пожара на месте падения самолета "Руслан" в Иркутске II. Юрий Лубников не любит вспоминать те дни. Несколько раз он собирался в память о пожарной охране вышить портреты своих сослуживцев, сполохи огня и клубы дыма — для друзей или музея службы 01, — но пока так и не решился. Зато у Юрия есть давняя мечта — перенести на полотно золотыми и серебряными нитями в крупным масштабе герб императорской семьи. Это будет венец его творчества.
— Сейчас это всего лишь поделки, — говорит, скромно кивая на свои работы, вышивальщик, — но через 50—100 лет, когда потускнеют нити и рамки, кто-то возьмет их в руки, вспомнит о мастере, задумается о высшем и прекрасном.

Метки:
baikalpress_id:  2 438