Спасение челюскинцев

В великолепную семерку летчиков-спасателей, ставших первыми Героями Советского Союза, вошел иркутский пилот Иван Доронин.

Трагедия в Чукотском море
Со стапелей Копенгагенской верфи 16 июля 1933 года сошел пароход "Челюскин". Спустя какое-то время из Ленинградского порта он ушел в первое плавание. Для обеспечения доставки грузов в самые восточные районы побережья Северным морским путем нужно было попытаться пройти весь путь от Европы до Чукотки за одну короткую летнюю навигацию. Первым это сделал в 1932 году ледокол "Сибиряков". Но у ледоколов мала коммерческая нагрузка. Для грузовых, коммерческих перевозок нужны были обычные суда, несколько приспособленные к плаванию в условиях севера. "Челюскин" был именно таким пароходом. Возглавил экспедицию знаменитый полярный исследователь Отто Юльевич Шмидт. На пароходе были дети — годовалая Алла Буйко и родившаяся на судне в Карском море Карина Васильева. Поначалу плавание шло успешно. Пароход прошел весь маршрут, вошел в Берингов пролив и 7 ноября дал в Москву приветственную радиограмму. Но в проливе началось движение льдов в обратную сторону, и "Челюскин" снова оказался в Чукотском море. Получив повреждения, пароход вмерз в большую льдину и несколько месяцев дрейфовал с ней. 13 февраля 1934 года началось сильное сжатие льдов и "Челюскин" затонул.
На дрейфующий лед сошло 104 человека — среди них 10 женщин и двое детей. При высадке погиб завхоз Борис Могилевич.
На мыс Дежнева в ближайший поселок Уэлен радист Эрмит Кренкель направил первую радиограмму.
На следующий день Москва создала правительственную комиссию по спасению. Решили принять экстренные меры — пробиться к льдине на собачьих упряжках, но это не удалось. Осталась надежда на авиацию.
По железной дороге из Москвы во Владивосток отправили два дирижабля. Полярные асы Маврикий Слепнев и Сигизмунд Леваневский направились в Соединенные Штаты, на Аляску, где их ждали закупленные советским правительством у "Пан-Америкэн Компани" два самолета "Флейстер". Выбор Слепнева и Леваневского в эту группу не был случайным. Их уже знала Америка. В 1929 году у берегов Чукотки зазимовали американская шхуна "Нанук" с грузом закупленной пушнины и советский пароход "Ставрополь". Помощь в эвакуации осуществляли советские и американские летчики. При этом пропали без вести американский летчик Бен Эйельсон и его бортмеханик Борланд. Место катастрофы и тела погибших нашел Маврикий Слепнев. По просьбе американского правительства Слепнев перевез погибших Эйельсона и Борланда на родину. Эта акция была достойно оценена общественностью США. Возвращаясь к "Челюскину": красноярский полярный летчик Василий Молоков экспрессом поспешил до Владивостока, из Москвы добирался Михаил Водопьянов, а в это время в Хабаровском аэропорту на своих самолетах "Ю-13" садятся иркутяне — пилот Виктор Галышев с бортмехаником Яковом Савиным, Иван Доронин с Владимиром Федоровым.
Запад лишь сочувствовал
Мир не верил в спасение челюскинцев. Западные газеты писали, что люди на льду обречены и возбуждать в них надежды на спасение негуманно, это только усугубит их мучения. Американское правительство обещало помощь, но неконкретную.
"Принятые до сих пор меры по спасению челюскинцев проводятся слишком поспешно и без плана... Самолеты отправляются на верную гибель, их ждет обледенение. Каждая посадка является риском и зависит от счастливой случайности", — писала берлинская "Фелькишер Беобахтер" (Voelkischer Beobachter). А вот уже датская "Политикен" заочно оплакивает Шмидта: "На льдине Отто Шмидт встретил врага, которого еще никто не мог победить. Он умер как герой, человек, чье имя будет жить среди завоевателей Северного Ледовитого океана". Пессимизм внушает чехословацкая "Прагер-Пресс": "Быстрое спасение при помощи самолетов невозможно не только потому, что в таких отдаленных местах никогда не бывает достаточного числа необходимых самолетов, но и потому, что время года противодействует полетам: туманы, метели, сильные ветры..."
Первая удача Ляпидевского
За год до драматических событий в Главсевморпути появился двадцатипятилетний бывший военный летчик Анатолий Ляпидевский — молодой способный авиатор, по неизвестным причинам демобилизованный из армии. Летняя экспедиция управления находилась на Чукотке. Здесь и застало Ляпидевского известие о случившемся.
В книге "Друзья в небе" известные события описывает Герой Советского Союза Михаил Водопьянов: "13 февраля 1934 года Ляпидевский, сидя на койке в каморке начальника культбазы в бухте Лаврентия, бренчал на гитаре, когда ворвался облепленный с головы до ног снегом начальник контрольно-пограничного пункта Небольсин. Размахивая радиограммой, он кричал:
— "Челюскин" утонул! Сто четыре человека высадились на льдину!
... Ляпидевский начинает регулярные рейсы в поисках лагеря Шмидта. Каждый — сопряжен со смертельным риском. До 4 марта он совершил 28 полетов, но лагерь обнаружить не удалось".
Очередная радиограмма более чем тревожная: после нового сжатия льдов обломлена подготовленная взлетно-посадочная полоса, новый аэродром всего 150 на 450 метров. Вопрос: можно ли на "АНТ-4" приземлиться? Ляпидевский начинает отрабатывать взлет-посадку на прибрежном льду. Вроде, получается — значит, есть надежда.
5 марта 1933 года в ясный, безоблачный день в воздух поднялись четверо: А.Ляпидевский, второй пилот Е.Конкин, бортмеханик М.Руковский и штурман Л.Петров.
Челюскинец — механик парохода Александр Погосов — вспоминал: "Радистка из поселка Уэлен Людмила Шредер сообщила, что самолет Ляпидевского направляется к нам. Он появился неожиданно и сразу пошел на снижение, достаточно точно приземлился на узкий пятачок. Выпрыгнувший летчик был весь запорошен, пыжиковая маска срослась ледяными струпьями — сказывался более чем двухчасовой полет в открытой кабине.
— Где люди? — вместо приветствия закричал он.
Людей не было. Позже выяснилось, что на пути пассажиров развернулась широкая полынья, пришлось возвращаться в лагерь за шлюпкой. Пока мы разгружали самолет, подоспели челюскинцы. Впереди степенно шел Шмидт.
— Теперь я верю, что мы будем спасены, — услышал я его слова.
Первыми вывезли женщин и детей. Посадку снимал кинооператор Шафран".
Ляпидевский делал еще несколько попыток подлететь к льдине. Почти у самой цели, в нескольких километрах от Ванкарема, из-за сильного снегопада экипаж потерпел аварию. Самолет был сильно поврежден и к дальнейшим полетам совершенно непригоден. Однако добравшись до рации, Леваневский дал радиограмму: "Москва. Кремль. Сталину". В высокопарных выражениях он высказал свою готовность к дальнейшему выполнению заданий правительства.
Семеро смелых
В это время на Ванкарем, куда с Уэлена перенесли основную спасательную танцию, садились на легких самолетах товарищи Ляпидевского: С.А.Леваневский, В.С.Молоков, Н.П.Каманин, М.Т.Слепнев, М.В.Водопьянов, И.В.Доронин.
Было ясно, но холодно — ниже 40 градусов. Люди ждали самолеты возле палатки, которую так и окрестили аэровокзалом. Иван Доронин совершил более десятка рейсов и вместе с другими пилотами завершил эвакуацию попавших в беду. Последними улетали с льдины Отто Шмидт и капитан ледокола Владимир Воронин. 13 апреля 1934 года ледовый лагерь перестал существовать.
20 апреля 1934 года был издан указ о присвоении звания Героя Советского Союза летчикам, принимавшим участие в спасении экспедиции и команды корабля "Челюскин", ими стали Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Маврикий Слепнев, Николай Каманин, Василий Молоков, Иван Доронин, Михаил Водопьянов.
Звездный час
23 июня 1934 года в Кремле состоялось вручение наград.
Из воспоминаний Анатолия Васильевича Ляпидевского:
— Михаил Иванович Калинин пригласил меня к столу и бросил такую фразу: "Начнем с вас, товарищ Ляпидевский". Чуть позже я понял ее смысл. Нам прикрепили ордена Ленина, поскольку медаль Золотая Звезда была учреждена только в 1939 году. Когда выходили из Кремля, Кренкель обратился ко мне: "Дай, Толя, посмотрю, что за грамоты вам дали, может быть, я тоже буду Героем Советского Союза". Взял он грамоту, внимательно ее обследовал и говорит: "Вот, видишь, потом много будет героев, сотни, тысячи, а у тебя, Толя, номер 001. Больше первого героя не будет". На следующий день в Георгиевском зале состоялся прием по случаю нашего награждения. Наш стол стоял в центре, прямо напротив президиума. Первым поднялся Куйбышев. Он провозгласил тост в мою честь. Я поблагодарил, как полагается. Сидим мы вместе с Васей Молоковым, я ему потихоньку говорю: "Мы потом выпьем у себя в "Гранд-отеле", а сейчас давай налегать на минеральную воду, чтобы не дай бог конфуза не вышло". Так и сделали. Сидим, пьем воду и тут обратили внимание, что несколько хлебных шариков летят на наш стол. Вижу, Ворошилов строго пальцем грозит в мою сторону, но при этом улыбается. И вдруг поднимается из-за стола Сталин и направляется прямо ко мне. В руках у него бутылка с вином и большой бокал. Подошел, остановился рядом. Мы, естественно, вскочили, вытянулись в струнку. А он говорит:
— Раз торжество, так надо пить не нарзан, а вино: Пью за ваше здоровье!
Мне передал бокал и стоит с бутылкой в руках. Я забеспокоился:
— Как же так, Иосиф Виссарионович, а вы из чего будете пить?
— Ничего, я из бутылки выпью.
И действительно, шутливо приложился к горлышку.
Повернулся Сталин и к Доронину:
— Выпью и за тебя, сибиряк, в Сибири тоже не сладко, холодно, я-то бывал там на этапах и в ссылке. Удачи тебе! — и пошел за стол правительства.
Забытое постановление Иркутского горсовета
"Отмечая исключительные заслуги перед СССР летчика Восточно- Сибирского краевого гражданского воздухофлота Героя Советского Союза тов. Доронина, принявшего непосредственное участие с другими летчиками в спасении челюскинцев, горсовет постановляет:
1. Присвоить 4-й средней школе имя Героя Советского Союза пилота Доронина И.В.
2. Переименовать улицу Дегтевскую в улицу Доронина.
Поручить горкомхозу в соответствии с этим разработать конкретный план благоустройства улицы.
Председатель горсовета Н.В.Камбалин
Ответственный секретарь Росляков
Однажды таблички с именем Ивана Васильевича Доронина с этой улицы были сняты, у нее появилось другое название — Российская. По соседству осталась улица имени другого пилота — Чкалова, хотя к Иркутску он отношения не имеет.

В подготовке материала использована статья Александра Болотина "Что мы знаем о Ляпидевском" (журнал "Огонек" N 14, апрель 1988 года), книга М.В.Водопьянова "Друзья в небе", архивные материалы Восточно-Сибирского управления гражданской авиации, а также материалы Интернета.

Справка "Копейки"
Доронин Иван Васильевич
Родился 22 апреля (5 мая) 1903 года в селе Каменка ныне Пугачевского района Саратовской области. В армии с 1920. В 1924 был откомандирован в Егорьевскую военно-теоретическую школу ВВС. В сентябре 1924 переведен в Севастопольскую военно-авиационную школу морских летчиков, которую окончил в 1925. Служил летчиком в ВВС Черноморского флота, затем — инструктором в Севастопольской военной авиационной школе морских летчиков. С 1930 летал в ГВФ командиром транспортного самолета, совершал регулярные рейсы на авиалинии Иркутск — Якутск — Бодайбо, первым проложил воздушную трассу из Иркутска в Усть-Среднекан на Колыме, в пути в сложных метеоусловиях при практически нулевой видимости преодолел Верхоянский хребет. В 1930 участвовал в экспедиции, исследовавшей Карское море. Для участия в экспедиции по спасению челюскинцев вместе с М.Водопьяновым и В.Галышевым в сложнейших метеоусловиях совершил перелет Хабаровск — Ванкарем протяженностью около 6000 км. За мужество и отвагу, проявленные при спасении челюскинцев, 20.04.1934 присвоено звание Героя Советского Союза. В 1939 окончил Военно-воздушную академию имени Н.Е.Жуковского. Продолжал работать на авиазаводе заместителем начальника по летной части. Жил в Москве. Умер 2 февраля 1951 года. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Полковник. Награжден двумя орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями. Его именем названы улицы в Астрахани и Москве, школа в городе Балаково Саратовской области.

Метки:
baikalpress_id:  34 206