Скатиться с седьмого этажа

Тальцинская горка славится своей высотой и стремительностью

Чем стремительнее развивается прогресс, привнося приятные и удобные изменения в нашу жизнь, тем сильнее хочется городскому жителю вырваться на простор — поиграть в снежки, поваляться в белоснежных сугробах, покататься с ледяных горок. Несмотря на то, что уровень развития индустрии зимних развлечений в нашем регионе оставляет желать лучшего, каждые выходные активные иркутяне с утра покидают город: кто на личных авто, кто на рейсовых автобусах, кто на лыжах, а кто и пешком. Одно из любимых мест паломничества — музей "Тальцы" и Тальцинская горка.

Зимние забавы наших предков
Наши предки, жившие в селах, всегда обустраивали горки для катания. Они заливали водой склоны гор, ведущие к реке, готовили специальные ледянки: набирали в таз навоз, наливали воды и замораживали. Так же практиковалось катание на коровьих шкурах. На одной шкуре умещалась компания до 10 человек. Чем больше людей, тем веселее скатываться в сугроб.
В "Тальцах" решили воссоздать такую зимнюю забаву. А так как музей посещают в основном горожане, то и горку решено было поставить городскую, по типу горок Подмосковья конца XIX века. В те времена они представляли из себя бревенчатую клеть, к которой приделывался деревянный желоб. При таких горках даже существовала своеобразная служба катальщиков: за небольшую плату ловкие парни помогали стоя скатиться с горки всем желающим, при этом никто не падал и не терял равновесия.
Однако на практике оказалось, что навыки строительства подобных горок практически утрачены. Понадобилось пять лет, чтобы довести горку до настоящего состояния. В результате всех стараний она получилась внушительной: в основании бревенчатая клеть высотой 8 метров и скатное полотно — целых 127 метров. Причем перепад высот от начальной точки до конечной доходит до 22 метров. Это все равно, что скатиться с высоты семиэтажного дома.
Легко ли горку заливать?
Не у всех хватает духа кататься с такой горки. Для этой категории посетителей, а также для детей сооружается еще две горки, которые значительно меньше основной. Все горки готовятся к эксплуатации обычно в течение полутора месяцев усилиями восьми человек.
Для сооружения скатных дорожек делаются очень длинные снежные грядки, в них формируются желоба, затем они выглаживаются, снег основательно прихлопывается и начинается поливка. В прошлом году на заливку трех горок было израсходовано 134 тонны воды, еще 6 тонн понадобилось на реставрацию. Для поливки используются специализированные машины. Однако определенную часть воды рабочие разливают вручную, так как некоторые участки требуют ювелирного подхода. После "машинизированной" проливки лед на скатном полотне напоминает гигантскую стиральную доску, его выравнивают и шлифуют.
После каждого дня эксплуатации горки обследуются на предмет выбоин и частичных разрушений. Все выявленные случаи тут же устраняются. Раствор для реставрационных работ замешивается из воды и снега, а затем при помощи обыкновенных мастерков наносится на проблемные участки.
Без бумажки и горка букашка
Если повезет со снегом и морозом, то основная горка сдается в эксплуатацию к середине декабря. К дате ее сдачи готовится целый пакет административных документов. Параллельно отрабатываются запретительные моменты. Так, например, детям до 12 лет без сопровождения взрослых кататься на Тальцинской горке нельзя. Использовать для катания санки, ледянки и другие приспособления, кроме коровьих шкур и линолеума, тоже нельзя и т.д.
Самой главной бумагой в этом пакете документов является акт приемки в эксплуатацию экспозиционной горки. Члены компетентной комиссии осуществляют досмотр с пристрастием: проверяют, имеются ли запретительные инструкции и расписание катания, есть ли журнал по безопасности катания, организован ли пункт проката шкур, очищены ли ото льда ступеньки горки, ограничено ли движение по ней бортиками, покрыты ли эти бортики льдом, во избежание заноз, которые могут получить посетители музея. Ну и, наконец, нет ли трещин и выбоин на катательной поверхности.
По горке и шкурки
Чтобы сохранить дух старины, сотрудники музея решили использовать для катания коровьи шкуры. Шайки с замороженным навозом отвергли не столько по эстетическим соображениям, сколько во избежание травм. Металлическая шайка в несколько килограммов весом, скатываясь с Тальцинской горки, развивает такую скорость, что ее можно без опаски предлагать разве что камикадзе. Коровьи же шкуры, напротив, и колорит старины сохраняют, и скорость гасят, и падения смягчают.
Еще несколько лет назад шкуры для катания в музее "Тальцы" раздавались всем желающим без залога. Закончилось это тем, что шкуры... исчезли. Причем обнаружился этот факт в канун очередного зимнего праздника, когда ожидался большой наплыв посетителей. И, чтобы не ударить лицом в грязь, сотрудникам музея пришлось в спешном порядке в течение суток закупать линолеум и приспосабливать его для катания.
После праздника выкупили у Иркутского мясокомбината сотню коровьих шкур. Привезли их в музей, порезали на соответствующие лоскуты и вдруг обнаружили, что кататься на них невозможно — шкуры были соленые, замерзать не хотели даже при сорокаградусном морозе. Тогда в теплом помещении установили объемную ванну и постирали шкуры. Но те оказались с характером — даже после купания не захотели замерзать. Так и катались посетители музея до весны на линолеуме. А своенравные шкурки целый год проветривались в музейном амбаре, причем у каждой было свое персональное место.
Так как Тальцинская горка является экспозиционной, то за катание на ней никакой дополнительной платы не взимается. Посетители платят только за вход в музей.
Наискосок от горки располагается сибирский трактир, куда можно зайти обогреться и подкрепиться. Впрочем, замерзнуть, катаясь на горке просто невозможно, а вот проголодаться — вполне естественно. Так что если не хватит собственных припасов, то докупить их в трактире не составит труда.

Метки:
baikalpress_id:  2 398