Земля уплывает из-под ног

Ангара неумолимо размывает берега водохранилищ, и нашим потомкам придется строить либо защитные сооружения, либо Ноев ковчег

Байкал формировался более 20 миллионов лет. К своему нынешнему виду он пришел примерно 2 миллиона лет назад — а возможно, и еще раньше. Вытекающая из озера Ангара имеет примерно такую же древнюю историю.

Официальные энциклопедии говорят, что homo sapiens, человек разумный, появился на Земле примерно 40 тысяч лет назад. Неофициальные, но вполне научные источники накидывают еще пару сотен тысяч лет. Мистики и уфологи не моргнув глазом дают миллион. В любом случае наши предки, какими бы древними они ни были, видели Байкал практически таким же, каким видим его мы, живущие ныне. Но Ангару в первозданном виде уже не увидит никто и никогда. Люди изменили ее до неузнаваемости, и теперь она мстит своим обидчикам.
Женщины хотят быть стройными
Цивилизация быстро положила глаз на неукротимую дочь Байкала. Сперва отметилась на левом берегу тонюсенькой царапинкой железной дороги. Затем обрушила в поток миллионы тонн камней, бетона и стали. Перемолола реку турбинами гидростанций в яркое электричество. Человек повелел: "Покорись, Ангара!" И она покорилась. Во всяком случае, мы так считаем. Ведь мы уже 50 лет как обложили ее плотинами и успешно качаем свои мегаватты!
Вот убедительная хроника энергетических побед:
1950—1958 гг. — построена и введена в строй Иркутская ГЭС;
1955—1967 гг. — Братская ГЭС;
1963—1980 гг. — Усть-Илимская ГЭС.
Для Ангары полвека — мгновение. Как блик фотовспышки в жизни человека. Пых! — и изящная девица Ангара, никогда не страдавшая "полнотой" за всю бездну лет своего существования, превратилась в степенную матрону, расплылась вширь телесами водохранилищ. Она стала спокойнее в беге, почти остановилась в заливах. Не балует с наводнениями. Но вот вопрос — покорилась ли?
Плата за электричество
Водохранилища затопили обширные пойменные территории, лучшие сельхозугодья, поглотили уникальную ветку железной дороги, сотни поселков и деревень. Такова плата за цивилизацию. Да, высокая. Да, неприятная. Но — необходимая. Экономисты утверждают, что прибыль от полученной электроэнергии давно и с лихвой перекрыла все расходы, связанные со строительством электростанций, и ущерб, нанесенный затоплением земель. В конце концов, это человек возделывал земли и строил дороги, человек же их и утопил. Взял на себя функции Бога: сам дал, сам взял. Рассчитал, на сколько расползутся водные зеркала, и обосновался на новых берегах.
Однако проектные границы водохранилищ уже давно под водой, на приличной глубине. И расширение акватории рукотворных морей не закончилось. Можно сказать, оно только началось. Волны неумолимо смывают глинистые и песчаные берега, морозы гложут льдом скальники. После каждого шторма плывут по реке упавшие вместе с берегом деревья. Длинные желтые языки размывов злорадно вытягиваются в черной воде — это тают живописные мысы, превращаясь в вязкие отмели. Высокие холмы, подточенные водой, скидывают слоями пласты земли, разваливаются, как бисквитный торт под ножом именинника. Вода размывает свежие кучи грунта и вновь облизывает мягкий срез, подготавливая очередной оползень.
По берегам Братского моря, где колебания уровня достигают 10 метров, сформировались обширные пляжи. При низкой воде ветер сдувает с них песок в прибрежные леса, заметая животворную подстилку. Березы и сосны медленно умирают, придавленные у корней метровым слоем песка. Когда ГЭС вновь поднимает уровень, вода пополняет унесенные ветром песчаные запасы: размываются берега, глина уносится водой, а песок потихоньку перекатывается вниз. Подготавливается очередной плацдарм для неумолимого наступления стихии. Природе спешить некуда, у нее уйма времени. Метр в год — немного. Тысяча лет — километр. Потомки, далекие и непостижимые, еще помянут нас добрым словом...
Недалеко от берега Чертугеевского залива, что на окраине иркутского микрорайона Солнечного, торчат из воды старые ржавые трубы. Это бывшие скважины, пробуренные на предмет изучения подземных вод. Когда их бурили, до береговой черты было около сотни метров. Неподалеку от ледокола "Ангара" неукрепленный берег подбирается к объездной дороге вокруг Солнечного.
Винить за это людей, производивших расчеты, нельзя. Когда возводились плотины, были другие теории и методики. Это сейчас понятно, что неправильные. Тогда же они ни у кого не вызывали сомнений и были самыми передовыми. Не нужно обладать академическим умом, чтобы понять: человек за краткий миг внес в природу такие изменения, на какие ей самой нужны миллионы лет. И она будет с ними бороться столько, сколько понадобится, не считаясь со временем. Может быть, тысячелетия, может быть — больше. Но так далеко вперед наша наука еще не научилась заглядывать. Так что на вопрос, когда завершится расползание водохранилищ, можно честно ответить: никогда. Вода дырочку найдет. А в Байкале воды много — хватит и нам, и детям, и внукам, и внукам внуков. Что же делать?
Факты
Иркутские ученые и специалисты отдела мониторинга земель Восточно-Сибирского филиала ФГУП Госземкадастрсъемка — ВИСХАГИ в сентябре — октябре 2004 года провели исследовательские работы по обследованию береговой полосы Иркутского водохранилища. Вот строки из их отчета:
"При общей протяженности береговой линии водохранилищ Ангарского каскада в 8000 км, на Братском водохранилище подвержено абразии (разрушению волнами и прибоем. — Авт.) 2000—2100 км, на Усть-Илимском — 630 км, на Иркутском водохранилище — 150 км береговой полосы. В зону размыва на Иркутском водохранилище попали ряд поселков, садоводческие кооперативы, сельскохозяйственные угодья и лесные массивы.
Активный размыв береговых уступов отмечен по всей береговой линии. Особенно интенсивные размывы наблюдаются в приплотинной и средней части водохранилища, в частности в районе поселка Патроны, садоводств "Строитель", "Ерши", деревень Ново-Грудинино, Ново-Разводная, поселка Молодежного, на мысе залива Чертугеевского.
В качестве мониторинговых полигонов были выбраны участки береговой полосы на мысе Чертугеевском, на мысе Патроны и на мысе Ново-Грудинино. Для этого участка характерны малые уклоны дна, наибольшая изрезанность и застроенность береговой линии, наличие больших заливов. Для всех трех полигонов в период выполнения работ характерно наличие активной абразии береговых уступов, высота которых достигает 7—8 метров.
Установлено, что за 1992—2004 гг. в районе полигона Ново-Грудинино максимальный размыв береговой полосы составил 21,4 м, минимальный — 6,3 м. При протяженности полигона в 250 м общая площадь безвозвратно утраченных земель составила 3542 кв. м, объем смытого грунта — 24 714 куб. м".
Аргументы
Итак, понятно, что, если ничего не предпринимать, то вода рано или поздно смоет все окультуренные территории. Не за день, не за год, и даже не за десять лет, но все равно смоет. Значит, есть время не только для аварийных мер, но и для капитальных берегоукрепительных работ. Однако их объемы заставляют содрогнуться: по всем трем ангарским водохранилищам разрушается около 3 тысяч километров берегов! Если взяться за такую стройку, то сравнить ее можно будет разве что с возведением Великой китайской стены.
Между тем, опыта подобного противостояния воды и человека в мировой практике предостаточно. Вопрос — кто будет за это платить? Государство при нынешнем состоянии экономики вряд ли потянет. Пока же в приморских поселках люди сами как могут пытаются остановить наступление воды. В дело идет все: набитые камнями старые покрышки, промышленный и строительный мусор. Естественно, эффективность всего этого минимальная, не говоря об эстетической стороне дела: не до красоты, когда нужно хоть как-то приостановить наступление моря.
Бесспорно, нужны более серьезные шаги. Даже на законодательном уровне — в части, касающейся землеотвода прибрежной полосы. Но самое главное, что совершенно необходимо провести в самое ближайшее время — это полноценный мониторинг, проще говоря, контроль всей береговой линии. Чтобы можно было составить корректную математическую модель и прогнозировать развитие губительных процессов. Заранее направлять силы и средства на самые опасные участки.
С маленьким мотором к большой цели
Сейчас специалисты Госземкадастрсъемки начинают работу над новой программой, конечной целью которой является составление подробнейшей — до сантиметров! — карты береговой черты.
Уже на предварительном этапе обозначились серьезные проблемы. Использовать данные спутников — безумно дорого, да и точность космических снимков пока недостаточная. Аэрофотосъемка — тоже очень дорого, к тому же из-за всевозможных бюрократических крючков фотоснимки появятся в распоряжении ученых лишь через несколько месяцев, и еще месяцы уйдут на расшифровку. За это время вода отвоюет свои метры суши. Карта не будет достоверной.
Рассматривается вариант с использованием легкомоторных летательных аппаратов, на которые до сих пор принято смотреть как на экзотическую игрушку для влюбленных в небо чудаков. Речь о мотодельтапланах и парапланах. С небольшой высоты — метров с двухсот — можно получить высококачественные цифровые снимки. Их обработка займет гораздо меньше времени. Проблемные участки можно контролировать чаще — картина будет полной.
Можно не сомневаться, что и здесь отечественная запретительная система еще подкинет немало сюрпризов. Тем не менее специалисты полны оптимизма: все преодолимо, было бы желание. А оно есть, как есть и острейшая необходимость начать работы как можно раньше.

Метки:
baikalpress_id:  2 347