Взять на мушку фотоаппараты

Фотокор Лев Тетелев всегда был там, где происходило что-то значительное или интересное

Фотографией Лев Тетелев начал заниматься во время войны. Первыми у него были фотоаппараты таких марок, каких сейчас не во всяком фотомузее увидишь — сначала "Лилипут", позже — "Корелли". После армии Лев Демьянович работал слесарем на иркутском заводе им. Куйбышева. Редактор заводской газеты "Металлист", узнав об увлечении Тетелева фотоделом, пригласил его поработать в газете. Умение найти интересный кадр и художественный вкус Тетелева были замечены. Ему советовали не зарывать талант в землю, и в начале пятидесятых годов Тетелев совершил вояж в Москву, где окончил журналистские курсы при газете "Правда". Затем новоиспеченный фотокор вернулся в Иркутск и начал бурную профессиональную деятельность, соответствующую его живому характеру и мобильности.

— Я железный, — шутит Тетелев, отвечая на вопрос о здоровье.
В это не трудно поверить, зная, что Лев Демьянович успевал сотрудничать одновременно с газетами "Восточно-Сибирская правда", "Ангарские огни", "Восточно-Сибирский путь", да еще и кинорепортажи делать для областного телевидения. Снимая, пришлось изъездить всю область. Темы и жанры фоторабот Тетелева чрезвычайно разнообразны. В 70-х годах Тетелев участвовал в 30 коллективных фотовыставках. Были и персональные выставки Льва Демьяновича: одна в кинотеатре "Гигант", другая — в кинотеатре, который сейчас называется "Донь-Отелло".
— Мой архив, — демонстрирует Тетелев тесную комнатку, которую в народе ехидно именуют "тещиной". Полочки, ячейки — строгая систематизация. Хозяин извлекает альбомы и пакеты, и передо мной — ворох снимков.
Охота на Прошку
Тетелев указывает на один из них:
— Вот этот человек — мой давний знакомый, Александр Герасимович Нестеров. Тот самый Нестеров, который арестовал адмирала Колчака. Кстати, об этом немногим известно — в тюрьме, где находился Колчак, содержалась и его любовница или, как ее называли, негласная жена Колчака, княжна Темирева. Правда, позднее ее княжеское происхождение встало под сомнение, но тогда ее называли именно так. Нестеров рассказал мне случай, однажды произошедший в тюрьме. Мария Касимова, которая дежурила в женской части тюрьмы, зайдя к Темиревой в камеру, увидела на стене сделанный черным карандашом рисунок Колчака в человеческий рост. "Что ты его рисуешь, он же враг России!" — взбеленилась охранница. "Это для вас он враг, а для меня самый близкий и любимый человек", — ответила Темирева. Ее помиловали, она потом жила в Москве, родила ребенка. Возможно, это был ребенок Колчака, но тогда об этом все старались забыть.
С каждой фотографией у Тетелева связана какая-нибудь история.
— А вот снимок, сделанный в поселке Моты. Там проходила натаска охотничьих собак на медведя. Медведь по имени Прошка ходил по поляне, привязанный стальным тросом. Собаки заливаются, Прошка ревет. И вдруг случилось неожиданное. Видимо, плохо закрепили ошейник. Прошка пошел к дереву, а потом, подняв лапы, содрал с себя ошейник! Всех как ветром сдуло, — рассказывает Тетелев.
Как Хамло сбил самолет
По работе Лев Демьянович вращался среди самых разных людей, брал их "на мушку" свой фотокамеры. Обстоятельства подружили Тетелева со многими известными персонами, среди которых писатели Юрий Скоп, Анатолий Горбунов, Евгений Суворов, герои соцтруда и ветераны — герои войны.
— Один из них, — кивает на снимок Тетелев. — Жил он в поселке Шаманка. Фамилия этого ветерана была Хамло, воевал он на Западном фронте. Он с другом как-то раз возвращался из разведки, шли через поле к лесу, где расположились наши. И тут появился немецкий самолет. Фашист, забавляясь, начал их гонять по полю. Что делать? В лесу замаскированные "катюши", о которых немцы не знали. Бежать туда — значит выдать своих. А фашист смеется, кабину открыл, руку высунул. Хамло выбрал момент, когда самолет летел совсем низко, и шмальнул из ППШ. И попал немцу прямо в глаз! Самолет, естественно, носом в землю. Потом Хамло орден получил, а друзья говорили ему: "Сразу видно — сибиряк. У вас там, в Сибири, говорят, охотники белке в глаз попадают, а ты — немцу в глаз".
Продолжаем рассматривать снимки. Красоты сибирской природы, бытовые этюды с выразительными вариациями светотени и вновь лица людей. Потомок Льва Толстого во время посещения Иркутска, внучка декабриста, иркутянка Захваменская, генерал Варенников, Геннадий Зюганов — все они попадали в объектив фотокора. В настоящее время Лев Демьянович на пенсии, снимает реже. Но наиболее удачные его фотоработы разных лет и сейчас часто можно встретить в областных газетах, в журнале "Сибирь", в книге об Иркутском районе, в замечательных пейзажных фотозаставках передач областного телевидения.
Обвешанный фотокамерами всех мастей, Тетелев всегда был там, где происходило что-либо значительное и интересное. Работа Тетелева отмечалась грамотами и дипломами. Перебираю содержимое пакета с поздравлениями в адрес Тетелева — от начальства телекомпании, от областного УВД, от мэра Шелехова, от редакций газет... А вот необычное — в стихах — поздравительное обращение друга Тетелева, писателя Геннадия Машкина, обращение, к которому, наверное, искренне присоединилась бы немалая часть творческой интеллигенции Иркутска:
Не мчи ты годы, дай им отмашку,
Коль сам не можешь, есть друг твой — Машкин.
Демьяныч, милый, живи на свете!
С любимым кофром, в родном берете...

Метки:
baikalpress_id:  2 242