Конькобеженцы

О первых советских олимпийских чемпионах Людмиле Белоусовой и Олеге Протопопове в СССР призывали забыть навсегда

Как только не клеймила этих спортсменов советская пропаганда. Хапуги, мол, знали, что не вернутся, продали все — от дорогой импортной видеотехники до паркета из собственной квартиры. "Они всегда хотели, чтобы спортивные успехи измерялись не наградами, а "Мерседесами", — писали газеты. А как иначе можно было преподнести обывателю новость, которая по тем временам просто в голове не укладывалась? Визитная карточка и гордость Союза, первые советские чемпионы мира и олимпийские чемпионы в фигурном катании Людмила Белоусова и Олег Протопопов оказались изменниками Родины. В 1979 году во время заграничных гастролей пара попросила политического убежища в Швейцарии.

В СССР о Белоусовой и Протопопове забыли на долгие 20 с лишним лет. Мертвое море молчания поглотило некогда знаменитых фигуристов настолько, что в справочнике "Все о советских олимпийцах" издания 1985 года о них даже не упомянули. Лишь за "фигурнокатательными" кулисами особо смелые рассказывали особо любопытным, что "изменники Родины" не расстаются со льдом, участвуют в показательных шоу, не бедствуют и, в общем, прекрасно себя чувствуют в эмиграции.
Матрос и десятиклассница
Фигурным катанием оба начали заниматься невероятно поздно: Олег — в 15, Людмила — в 16 лет. Да и когда было? Шла война. Люда жила в эвакуации в Ульяновске. 9-летний Олег едва не погиб в страшные зимние месяцы ленинградской блокады. Многое довелось повидать мальчишке. Его мама, в прошлом балерина, работала медсестрой в госпитале, где один за другим от голода умирали люди. До сих пор Олег помнит, как под воду Ладоги уходил грузовик с детьми, которых, как и его, эвакуировали по дороге жизни.
...Мальчишка начал кататься, когда вернулся в родной город после войны. Увидел зимой, как ребята на фигурных коньках скользят вокруг клумбы в саду Дворца пионеров, сбегал домой за своими, хоккейными. Встал возле ледовой площадки и смотрел. "Что ты умеешь?" — спросила его тренер Нина Лепнинская (к слову сказать, ученица чемпиона мира 1908 года Николая Панина), и была удивлена, когда Олег встал на носок конька и лихо повернулся. Сам того не зная, он выполнил довольно сложный "шпиц-пируэт". Парня приняли в секцию. Уже в 1948 году Олег занял второе место на всесоюзном юношеском первенстве, а вскоре его призвали на флот.
В конце зимы 1952 года, когда Протопопова перевели служить в Ленинград, в часы увольнений он стал приходить на стадион "Динамо". Тренер посоветовал Олегу покататься в паре с Маргаритой Богоявленской. На первенстве СССР 1953 года дуэт занял третье место. Это произвело впечатление на командование воинской части: матросу Балтийского флота Протопопову разрешили чаще бывать на тренировках, а в конце 1953-го даже отпустили на сбор фигуристов в Москву. Там, на катке в детском парке Дзержинского района, Олег познакомился с 10-классницей-перворазрядницей Людмилой Белоусовой.
— Меня решили немного подкормить. Время-то было голодное, — вспоминает Людмила, — а участникам семинара полагались талоны на питание.
— Мы были самыми молодыми, — рассказывает Олег, — и нас просили демонстрировать различные парные элементы (что называется, "на берегу". — Авт.). После этого мы решили попробовать что-нибудь сделать на льду. Увидев нас, один из известных в ту пору тренеров спросил: "Как долго вы катаетесь вместе?" Когда мы сказали, что 30 минут, не поверил.
Так пришла мысль попробоваться в паре, но Люда жила в Москве, училась в институте железнодорожного транспорта, а Олег так и служил в Ленинграде. Перевестись поближе к столице ему не удалось. Тогда Олег пригласил москвичку к себе.
— Из-за любви к фигурному катанию. Никакого романа у нас тогда не было, — смеется Людмила.
Тогдашний тренер Петр Орлов еще долго ворчал на Протопопова: "Мне тут варягов не надо. Не мог себе в Ленинграде найти какую-нибудь девочку хорошую?"
Тренер-барабанщик
В январе 1955-го Белоусова с Протопоповым уже выступали на чемпионате СССР. Несмотря на удачные старты, пара считалась неперспективной. Людмила и Олег часто слышали, что у дуэта, в котором партнерше 20, а партнеру 23, — нет будущего. Приходилось работать самостоятельно. Был у спортсменов период, когда как тренер им помогал заливщик льда на катке ЦСКА — бывший гимнаст и барабанщик в джаз-бэнде.
— Мы вставали в пять утра и сами расчищали залитый нашим "тренером" лед. Такая была своеобразная общефизическая подготовка. Не хотелось, конечно, даже глаза открывать в такую рань, но мы понимали: это наш единственный шанс, — говорит Людмила.
В 1957 году пара завоевала серебро на Всесоюзном чемпионате и вошла в сборную Советского Союза. Дуэт запоминался и привлекал к себе внимание ни на кого не похожим, особенным стилем катания. На льду Белоусова и Протопопов были скорее артистами, чем спортсменами. Они создавали образы, которые выходили за привычные рамки голов, очков, секунд. Да и сами — серьезные и интеллигентные — они никак не походили на розовощеких физкультурников, которых привыкли видеть завсегдатаи стадионов.
В 1958 году Людмила и Олег, уже к тому времени ставшие мужем и женой, пробились на международные соревнования. Конечно, помимо честолюбия и адского трудолюбия успеху помогали взаимная любовь и преданность.
— Когда в 1957 году мы поженились, — вспоминает Олег, — я только-только демобилизовался. Все, что умел, — дочиста драить палубу. Все, что имел, — черный суконный бушлат, бескозырку и два рубля в кармане флотских клешей.
Кстати, у нас в Союзе это была едва ли не первая романтическая история на льду, после которой превращение дуэта из спортивного в семейный сделалось общепринятой практикой.
Вырваться из тени чемпионов
К середине 60-х Людмила и Олег стали лидерами нашей сборной, но на международных соревнованиях неизменно уступали западногерманскому дуэту Марике Килиус и Хансу-Юргену Боймлер. "Тенями чемпионов" обидно нарекла спортивная пресса ленинградцев. Однако на Олимпиаде в Инсбруке и для наших руководителей спорта, и для зарубежных соперников, считавших, что Белоусовой и Протопопову выше второго места никогда не подняться, произошло неожиданное.
— Немцы ехали в Инсбрук, предвкушая победу, — вспоминает Олег. — Пара была классная, ничего не скажешь. Даже внешне Марика была броской, красивой. И раскрутку им сделали соответствующую: открытки выпустили с надписью: "Олимпийские чемпионы 1964 года Килиус и Боймлер".
— А началось все с жеребьевки, — продолжает Людмила.
— Немцы очень боялись, что им придется выступать до нас. Судьи ведь всегда какой-то зазор оставляют, — продолжает Олег. — Как чемпионы мира они начинали жеребьевку, и Боймлер вытянул номер 2. Когда дошла очередь до представителей USSR, оставались неразыгранными только два номера — 1 и 9. Представляете, что было бы, если бы нам пришлось открывать состязания! И тут мне на помощь пришел... товарищ Сталин. Вообще-то, я лучшего друга советских физкультурников никогда не жаловал. Но в Инсбруке вспомнил его знаменитую фразу: "Наше дело правое, победа будет за нами!" — и взял бумажку, которая лежала справа. Нужно было видеть, как изменились в лице Моника и Ханс-Юрген, когда объявили: Белоусова — Протопопов, номер 9.
Оценки арбитров, поставленные представителям СССР, оказались самыми высокими за весь вечер. Людмила Белоусова и Олег Протопопов стали олимпийскими чемпионами. Первыми в истории советского фигурного катания.
Мало кто знает, что благодаря этой победе в Ленинграде появился знаменитый ледовый дворец "Юбилейный". Его построили в рекордные сроки по просьбе Олега Протопопова.
— В 1964 году нас вместе с другими олимпийцами принял Хрущев, — рассказывает Олег Алексеевич. — Не знаю, что меня тогда будто в спину подтолкнуло, но, сознавая, что не за себя прошу, я подошел к нему и сказал, что в городе на Неве абсолютно отсутствуют условия для полноценных тренировок и выступлений. Хрущев строго глянул на пытавшегося удержать меня за локоть председателя союзного спорткомитета Машкина и буркнул: "Жулик ты!" Машкин до боли сдавил пальцами мой локоть...
Как ни странно, не очень-то жаловавший спорт генсек не забыл о разговоре. Ледовый дворец был открыт в 1967 году, аккурат к юбилею Октябрьской революции. Отсюда и название.
После Инсбрука Белоусова и Протопопов выиграли все, что только возможно, став четырежды чемпионами мира и во второй раз победив на Олимпийских играх — в Гренобле в 1968 году.
"Ваш поезд ушел"
Спортивное руководство особой благосклонностью к Белоусовой и Протопопову никогда не отличалось. Свое право на чемпионские титулы им приходилось отстаивать в постоянной, зачастую предвзятой борьбе. Не нравилось многое. Фигуристы были чересчур независимыми и свободными. Программы готовили сами. В их выступлениях вдруг широко зазвучали западные мелодии, которые категорически не допускались на наше радио и тем более телевидение. А однажды они ошарашили публику разбойным рок-н-роллом.
В 1969 году на мировой лед вышла молодая пара — Ирина Роднина и Алексей Уланов. Вихрем промчавшись по катку, она символизировала начало в фигурном катании эпохи высоких скоростей. А Белоусовой и Протопопову просто перекрыли путь на лед. Пьедестал чемпионатов СССР закрыли, а затем практически выжили из сборной, отрезав дорогу на Олимпиаду в Саппоро. В Госкомспорте и Федерации фигурного катания СССР двукратным олимпийским чемпионам без конца твердили: "Ваш поезд ушел". И упрекали в том, что у них нет ни скорости, ни поддержек, ни хороших прыжков. Только благодаря вмешательству тогдашнего министра культуры СССР Екатерины Фурцевой "славе нашего спорта" удалось устроиться на работу в Ленинградский балет на льду. Творческая атмосфера там для Белоусовой и Протопопава была тяжелой. Люди, которые ими руководили, не понимали, чего они хотят, эти звезды.
— Один из последних номеров "Смейся, паяц!" на музыку Леонкавалло в Ленбалете назвали бредом сумасшедшего Протопопова. Кстати, один из известных фигуристов — Александр Гаврилов, бронзовый призер чемпионата мира в парном катании с Татьяной Жук — "отсидел" в психиатрической больнице за вольные высказывания, после чего навсегда покинул фигурное катание. Нам не хотелось повторить его участь, — горько вспоминает Людмила. — С нами могли сделать все, что угодно. Уволить, например, потому что по закону отправлять артистов на пенсию можно было в 38 лет, а нам уже было далеко за 40. Мы поняли, что дома мы чужие и что нам не дадут оставаться на льду так долго, как мы хотели бы и могли.
Люди с характером, Белоусова и Протопопов решились на отчаянный шаг — эмиграцию.
Сестра Людмилы Раиса Евгеньевна вспоминает:
— Людмила позвонила сразу же после официального объявления об их побеге. А я даже говорить не смогла. "Ну что же вы наделали?" — только и выдавила из себя, и слышу, как на другом конце провода рыдает Олег.
В оставленном сестре письме они объясняли всем, почему решились на такой поступок. Политики, конечно, не было никакой. Все оказалось гораздо проще — они очень хотели кататься.
В Швейцарии знаменитых спортсменов приняли, позволили кататься, ставить новые программы и гастролировать по всему миру. Несмотря на преклонный возраст (Олегу Протопопову перевалило за 70), пара и сейчас в отличной спортивной форме. До сих пор фигуристы тренируются по три часа в день на общественном катке в городском парке Грюндевальда — небольшого городка, где они живут и выступают в показательных концертах.
На вопрос, когда закончат, Протопопов отвечает:
— Никогда. Как птица, пока может махать крыльями, летает. Так и мы, пока можем кататься, будем на льду.
...Впервые легенды советского спорта приехали в родной Ленинград в 2003 году.

Метки:
baikalpress_id:  2 181