Сережка с Малой Бронной

Имя Сергея Шевкуненко ничего не скажет современному подростку. А ведь он сыграл главные роли в культовых фильмах своего времени — "Кортик" и "Бронзовая птица". Героя, которого показал московский школьник, приняли и полюбили. Позже никому не было дела, куда исчез с экранов обаятельный мальчик. А Сергей оказался за решеткой. И ему совсем чуть-чуть не хватило "подвигов" до самого высокого титула в уголовном мире — вор в законе.

! "Это чей там смех веселый? Чьи глаза огнем горят? Это смена комсомола — юных ленинцев отряд..." Как с гайдаровского Тимура и его команды, так и с ребят из "Кортика" и "Бронзовой птицы" брали пример советские тинейджеры. Смышленый, озорной, порой дерзкий и симпатичный Сережа Шевкуненко с красным галстуком на груди, сыгравший в экранизации Мишу Полякова, стал едва ли не всенародным любимцем.
Поздний ребенок
Родился Сергей Шевкуненко в кинематографической семье. Его отец, Юрий Александрович, был директором 2-го творческого объединения киностудии Мосфильм. Здесь же работала и Полина Васильевна, мама Сергея. Достался сын супругам тяжело. Юрий Александрович страстно мечтал о наследнике. И Полина Васильевна решилась на женский подвиг, на сорок первом году жизни подарив мужу долгожданного сына.
Радость отца была безмерной. В честь своего малыша Юрий Александрович написал пьесу "Сережка с Малой Бронной", которая занимала достойное место в репертуаре многих советских театров. Именно к этой пьесе была написана известная песня "Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой", которую блестяще исполнил Марк Бернес.
В 1963 году Юрий Александрович скончался от рака. На руках у Полины Васильевны остались дочь и четырехлетний сын. Семья сильно нуждалась. Выручил вдову режиссер Эльдар Рязанов — помог Полине Васильевне вернуться на родную киностудию, с которой она ушла после рождения сына. И Мосфильм стал вторым домом для смышленого Сережи.
Сергей рос умным мальчиком. К четырем годам он уже умел читать, а с восьми лет вовсю увлекался взрослыми книжками. Например, проштудировал доступную не каждому взрослому "Сагу о Форсайтах". Но не только книги повлияли на формирование характера мальчика. В доме Шевкуненко часто собирались интересные люди, так называемая творческая интеллигенция, и парнишка впитывал в себя взрослые разговоры. От Сергея не таились. Из кухонных посиделок он узнал многое о происходящем в стране. Но некоторые вещи пока были недоступны его пониманию.
Прозрение наступило скоро. В 1972 году из Советского Союза эмигрировала сестра Сергея — Ольга. Даже самые близкие люди отвернулись от семьи Шевкуненко, тут же единодушно заклеймив Полину Васильевну, воспитавшую "недостойную" дочь. А вскоре нежданно-негаданно на голову Сергея свалилось новое испытание — слава.
Юная звезда советского кинематографа
В 1973 году на телевидении было принято решение о съемках трехсерийного фильма "Кортик", посвященного пионерам. Анатолий Рыбаков, писатель и автор сценария, самоотверженно, вопреки общественному мнению, лично утвердил Сережу Шевкуненко на главную роль. И не ошибся.
Зрители встретили "Кортик" восторженно, а 13-летний Сергей стал кумиром не только сверстников, но и людей старшего поколения. Вместе с ним в картине играли именитые актеры: Леонид Кмит (Петька из фильма "Чапаев"), Зоя Федорова, Эммануил Виторган, Михаил Голубович. Однако мальчик не затерялся среди звезд советского кинематографа. По утверждению специалистов, свою роль он сыграл отменно. Идейный, правильный пионер Миша запомнился зрителям. После выхода картины поклонники "Кортика" засыпали телевидение письмами, требуя продолжения. В 1975 году на экраны вышли три серии фильма "Бронзовая птица".
Талант юного артиста оценили многие режиссеры. На Сергея посыпались предложения. За "Кортиком" и "Бронзовой птицей" на одном дыхании он снялся в фильмах "Пропавшая экспедиция" и "Золотая речка". И вновь работал на съемочной площадке в окружении звезд. Александр Абдулов, Евгения Симонова, Александр Кайдановский, Раднэр Муратов, Николай Олялин — вот далеко не полный список партнеров Сергея.
Эммануил Виторган вспоминает:
— Сережа, еще будучи подростком, обладал отличными организаторскими способностями, недюжинным умом и невероятной дерзостью. Эти качества помогали ему в работе, но сильно мешали в жизни.
Впрочем, тогда, в середине 70-х, перед напористым и дерзким Шевкуненко маячило весьма заманчивое будущее.
Собака и портвейн
Блистательно начавшуюся карьеру внезапно прервала банальная драка.
Из уголовного дела:
"Вечером 28 марта 1976 года Сергей Шевкуненко возвращался домой, предварительно распив с другом бутылку портвейна. Увидев гражданина, выгуливающего овчарку, Сергей подошел к собаке и потрепал животное за ушами. Хозяину пса жест Шевкуненко не понравился, последовала команда "фас"... Но собака на Сергея не кинулась".
Надо сказать, что у артиста с собаками были действительно особые отношения. Он мог спокойно подойти к любому незнакомому псу. Почему-то представители даже самых свирепых пород его не кусали. Однако в тот злополучный раз хозяин не стерпел вольного обращения со своим псом, а разогретый парами портвешка разобиженный Сергей дал сдачи. Не собаке. Хозяину. Гагаринский суд столицы за "хулиганство с особой дерзостью и жестокостью" приговорил юного артиста к году лишения свободы.
В лагере Сергей получил среднее образование, а после освобождения устроился на родной Мосфильм осветителем. Однако фортуна вовсе отвернулась от парня. Дальнейшая его жизнь вполне укладывалась в сценарий: "Украл — выпил — в тюрьму". В 1977 году он совершил свое второе, не менее глупое преступление: решил широким жестом угостить подвыпившую компанию осветителей и украл продукты из мосфильмовского буфета. Платой за обычные бутерброды, которых не хватило подгулявшей шатии-братии, стали четыре года заключения. Освободили Сергея за примерное поведение в 1979-м. Но в том же году снова посадили — за квартирную кражу и вовлечение в преступную деятельность несовершеннолетнего. Пай-мальчик и главный пионер страны стал рецидивистом. На зоне к нему навсегда приросла кличка Шеф.
Совсем пропащий
Дальше в лес — больше дров. После освобождения Серега (Шеф) пробыл на свободе всего... пару месяцев. В 1982 году его снова арестовали — на этот раз за кражу и хранение наркотиков. И хотя кражу доказать так и не удалось, Шевкуненко получил 4,5 года.
Это было самое тяжелое и мучительное заключение. На зоне Сергей заболел туберкулезом в открытой форме. В отчаянии Полина Васильевна написала письмо Раисе Горбачевой с просьбой походатайствовать о досрочном освобождении сына. Ответа так и не дождалась. Более того, в лагере бывший артист получил довесок к своему сроку. Как рассказывали бывшие заключенные, за несколько месяцев до выхода на волю оперативник предъявил Шефу ультиматум: либо работаешь на администрацию лагеря, либо сдохнешь здесь со своим туберкулезом. Шевкуненко отказался и получил полтора года за неподчинение лагерному начальству.
Сыгравший некогда роль идейного пионера, он освободился из тюрьмы авторитетным вором и инвалидом 2-й группы. В Москве не прописывали. Пришлось жить в Смоленске. Вернее, выживать: больше года он фактически не вылезал из больницы, стараясь вырвать из себя страшную болезнь. В 1989 году женился. Но с молодой женой прожил недолго — дали знать о себе прошлые дела.
2 декабря 1989 года в его квартире нашли пистолет. Как рассказывала Елена, супруга Шевкуненко: "Днем пришел человек и передал пакет для Сергея. Я и взяла. Муж пришел домой, а через десять минут нагрянули с обыском. А в пакете — пистолет". В те времена оружие являлось безусловной уликой. И что из того, что отпечатков пальцев Шевкуненко на нем не обнаружили? Артист снова отправился на зону.
В это трудно поверить, но, отсидев за "незаконное хранение оружия", спустя 49 дней после освобождения Шеф снова оказался за решеткой. Знакомый принес Шевкуненко иконы, которые якобы собирался купить, и попросил определить их подлинность. Во время этой "экспертизы" Сергея и взяли. Иконы оказались ворованными. Самого похитителя, обчистившего церковь, так и не нашли. Что же касается Шевкуненко, то суд несколько раз отправлял его дело на доследование. В конце концов ему дали три года. Отбывал наказание Сергей как рецидивист в специальной Владимирской колонии строгого режима. Невероятно, но факт: в это же время среди заключенных находился его коллега Николай Годовиков — знаменитый Петруха из "Белого солнца пустыни".
Как сказал один из оперативников, люди, подобные Шевкуненко, мешают всем — и своим, и чужим. Кличка Шеф очень точно отражала его характер. Он был настоящим лидером, потрясающим организатором, человеком с очень сильным характером. Несмотря на множество судимостей, он абсолютно не был похож на зэка в традиционном понимании. Не делал пальцы веером, не носил золотых цепей на красном пиджаке. Зато заметно выделялся своей образованностью и умом, причем не только среди уголовников. "От такого человека можно было ожидать чего угодно. Вполне возможно, что органы наносили упреждающие удары, выводя его из игры".
По кличке Шеф
В очередной раз Шевкуненко вышел на свободу во времена становления дикого бизнеса и разгула преступности. В короткие сроки он сколотил бригаду — его братва опекала район Мосфильма. Артист (его вторая уголовная кличка) хорошо помнил, где началась его блистательная карьера, и порой пересматривал фильмы с собственным участием.
К этому времени в криминальной иерархии бывший актер достиг уровня "положенца", который предшествует самому высокому титулу — вор в законе, во многом благодаря своему прирожденному уму, отличной эрудиции и совершенной непохожести на всех остальных братков. По некоторым данным, бригада Шефа входила в состав осетинской преступной группировки, которая специализировалась на бандитизме, вымогательствах и похищении людей. Сам Сергей Шевкуненко стал правой рукой ее лидера. В 1994 году хозяина осетинской ОПГ, а вместе с ним еще восемь ее членов судили. Группировка ослабла, а затем и вовсе распалась.
Видимо, конкуренты не замедлили воспользоваться слабостью сотоварищей по криминалу. Среди бывших друзей начались кровавые разборки. Поговаривали также, что интересы небольшой бригады Шефа пересеклись с казанской группировкой. И настолько серьезно, что в начале 1995 года Сергей задумался о том, чтобы уехать вместе с матерью в Штаты к сестре. Переезд намечался на конец февраля.
Смерть пионера
11 февраля 1995 года простой экспедитор фирмы "Легион" Сергей Шевкуненко подъехал к дому N 3 по улице Пудовкина. Отпустив охрану, он зашел в подъезд.
...Первая пуля попала Шевкуненко в живот. Вторая — в закрывшиеся за артистом двери лифта. Соседи услышали крик: "Стой, падла! Все равно убью!" Это вопил киллер, быстро поднимаясь по лестнице. Шеф мог спастись, если бы не роковая ошибка. Заскочив в квартиру, он (вероятно, от болевого шока) забыл вынуть ключи. Убийца открыл замок. На шум из спальни выбежала 76-летняя Полина Васильевна. Она попыталась помешать киллеру войти в квартиру. Но силы были неравны. Убийца выстрелил дважды. Смерть матери наступила мгновенно. Увидев это, Шевкуненко дико закричал: "Что вы делаете, суки! Что вы делае..." Его добили тремя выстрелами в голову. Кто дал приказ убить Шевкуненко, до сих пор неизвестно.
35-летнего Сергея хоронили пышно. В последний путь его провожали люди, когда-то тоже бывшие пионерами, в чьей памяти он остался честным и отважным Мишей Поляковым.

Справка "Копейки"
Сергей Юрьевич Шевкуненко — актер, осветитель, уголовный авторитет.
Родился 20 ноября 1959 года в Москве.
Снимался в фильмах:
1. "Кортик" — 1973 г.
2. "Бронзовая птица" — 1975 г.
3. "Пропавшая экспедиция" — 1975 г.
4. "Золотая речка" — 1976 г.
Убит 11 февраля 1995 года.

Метки:
baikalpress_id:  32 837