Кровь на снегу

65 лет назад началась советско-финская война

В 1939 году от финской границы до Ленинграда было всего 32 километра. По мнению советского руководства, это был явный непорядок: второй по значению в СССР город становится прифронтовым с первого мгновения потенциальной войны? И дело, разумеется, не в трех миллионах финнах, дело в территории, которую более сильный враг может использовать как плацдарм.

14 октября 1939 года финской стороне была направлена памятная записка. В ней содержалось требование передать СССР ряд островов Финского залива, часть Карельского перешейка, полуостров Рыбачий и предоставить в аренду часть полуострова Ханко. В качестве компенсации Финляндии предлагалась вдвое большая территория в Восточной Карелии.
"Поскольку Ленинград нельзя переместить, — говорил финской делегации Сталин, — мы просим, чтобы граница проходила на расстоянии 70 километров от Ленинграда... Мы просим 2700 кв. км и предлагаем взамен более 5500 кв. км". Финский ответ — нет.
Поскольку, по мнению Кремля, финны не захотели по-хорошему, иные аргументы у Москвы нашлись быстро. Резко возросла напряженность на советско-финской границе. Осталось лишь дождаться "провокации финской военщины", и в этом вопросе та проявила похвальную оперативность: 26 ноября 1939 года последовал инцидент в Майниле — обстрел, как сообщило московское радио, советского населенного пункта финской артиллерией.
Кто кого обстрелял на самом деле, уже никого не интересовало: руки непобедимых стальных дивизий РККА были полностью развязаны...
Победа казалась близкой
В 8 часов утра залпы артиллерийской подготовки возвестили о начале войны "за обеспечение безопасности Ленинграда и северо-западных границ нашей Родины".
Почти 1800-километровую линию государственной границы СССР и Финляндии от побережья Баренцева моря до побережья Финского залива, в одночасье ставшую фронтом, атаковали части Рабоче-крестьянской Красной армии, насчитывавшие более 340 тысяч человек, около 2500 орудий и минометов, более 1300 танков и бронеавтомобилей, около 1700 самолетов. Эта мощь была обрушена на 180 тысяч финских солдат и офицеров, на 700 их орудий, 270 самолетов и 25 танков.
Казалось, быстрая победа была гарантирована, но события сразу приняли совершенно незапланированный оборот. Выяснилось, что советская военная разведка сработала крайне неудовлетворительно: армия вступила на чужую территорию, практически не представляя, что ее там ждет. Во всяком случае, на совещании при ЦК ВКП(б) с участием Сталина, состоявшемся 14—17 апреля 1940 года и ставшем серьезным разбором полетов по итогам боевых действий против Финляндии, Главное разведывательное управление (ГРУ) подверглось самой жестокой критике. Неудивительно, что начальник ГРУ комбриг Проскуров вскоре был смещен с должности, арестован и расстрелян.
Да что ГРУ... Эта война выявила массу недостатков в боеспособности РККА практически на всех уровнях — от Верховного командования до индивидуальной подготовки рядового бойца.
Но все это было позже, а в те первые зимние дни 1939 года механизированные, насыщенные тяжелым вооружением части Красной армии медленно, с невероятными усилиями пробирались вперед среди густых заснеженных лесов по малочисленным и крайне плохим дорогам. Дивизии узкими лентами растягивались на десятки километров. Техника застревала в снегу и грязи, малейшие задержки из-за поломок создавали гигантские пробки, тыловые службы безнадежно отставали. Продвигавшаяся вперед крайне измученная пехота — в снегу, в мокрых шинелях, несшая на себе по 33,5 килограмма штатной нагрузки, — оставалась, таким образом, не только без поддержки артиллерии и танков в случаях столкновения с врагом, но и зачастую просто без горячей пищи.
Суточные темпы продвижения вместо запланированных 20—25 километров в сутки составляли не более 5—10. И все это на фоне непрерывных атак неуловимых подвижных групп противника. Финские лыжные отряды наносили внезапные и весьма болезненные удары и легко растворялись в лесах. Многочисленные снайперы охотились на командиров. Скоро это создало серьезнейшую проблему: выбитых кадровых офицеров пришлось заменять неопытными запасниками, что зачастую приводило к "полной утрате управляемости отдельных подразделений".
На пути движения советских войск располагались непроходимые завалы и обширные минные поля. Красная армия, в массе своей просто не умевшая ходить на лыжах (даже в тех немногих частях, где они были), оказалась прочно привязана к дорогам. Зато лес, как с горечью констатировало руководство штаба 8-й армии, принадлежал финнам.
Но и в тех случаях, когда происходили прямые боестолкновения с крупными силами финнов, Красная армия действовала крайне неубедительно.
Доклады и приказы тех дней свидетельствуют о безобразно низком уровне взаимодействия родов войск: пехота не умела идти за танками — встретив даже слабый заградительный огонь противника, стрелки залегали и предоставляли решение исхода боя танкистам. Известен случай, когда командир танковой роты 20-й танковой бригады даже возвратился под огнем противника к подразделениям стрелков и попытался уговорить их пойти за танками, но пехотинцы не сделали этого.
В первые дни боев нередки были и случаи артобстрела своих передовых стрелковых подразделений. Часто артиллеристы, не имея достоверных разведданных, выбрасывали тонны боеприпасов по площадям, а пехота после артиллерийской подготовки натыкалась на массированный огонь неподавленных пулеметов и минометов.
Не имея возможности маневрировать в условиях густого заснеженного леса, части Красной армии атаковали огневые точки врага преимущественно в лоб, неся при этом огромные потери. Попытка с ходу прорвать основной укрепрайон финнов — линию Маннергейма — провалилась, и к началу января 1940 года все части РККА в Финляндии перешли к обороне.
Большой перелом
После неудачной декабрьской попытки прорыва линии Маннергейма советское командование предприняло меры по улучшению организации, подготовки и оснащения войск. 7 января был образован Северо-Западный фронт под командованием С.К.Тимошенко, объединивший все войска, действовавшие на Карельском перешейке. В его состав срочно перебрасывались части из других округов, в войска поступали теплое обмундирование и автоматическое оружие, велась активная подготовка к штурму укреплений.
К 10 февраля 1940 года количество советских войск, сосредоточенных только на Карельском перешейке, достигло 700 тысяч. Общая же численность личного состава превысила миллион человек.
Пехота и танкисты почти весь январь и начало февраля занимались интенсивной боевой подготовкой. Командир 123-й стрелковой дивизии генерал-майор Ф.Ф.Алябушев писал: "В тылу мы устроили учебное поле. На нем день и ночь проводились занятия. То, что обнаружилось в системе укреплений противника, мы старались воспроизвести на учебном поле и тренировались в условиях, максимально приближенных к боевым. На учебном поле преодолевали проволочные заграждения, вели огонь по укрепленным точкам, блокировали ДОТы и т.д. Главное внимание обращали на движение пехоты за огневым валом, на использование броневых щитков и взаимодействие на поле боя с танками, с полковой и батальонной артиллерией".
В 8 часов 40 минут утра 11 февраля залпы продолжавшейся в течение двух с лишним часов артиллерийской подготовки возвестили о начале генерального наступления Красной армии на Карельском перешейке. В 11 часов передовые части рванулись вперед.
Наступавшая пехота четко взаимодействовала с танками — штатными Т-28 и экспериментальными КВ, чья броня была неуязвимой для финской противотанковой артиллерии. Наступающим подразделениям расчищал путь интенсивный огонь артиллерии. Все это было в разительном контрасте с декабрьскими бесплодными и неподготовленными атаками, в которых пали тысячи бойцов и командиров.
Линия укреплений противника была взломана буквально в течение нескольких часов. К 17 февраля оборона финнов была прорвана на 12—15 километров в глубину и 10—12 километров по фронту. Это был перелом. Жестокие бои на различных участках фронта продолжались еще более трех недель, но стратегически Финляндия войну уже проиграла.
Жуткие итоги
В полдень 13 марта 1940 года вступило в действие советско-финское соглашение о прекращении военных действий. По мирному договору Советский Союз получал в свои владения обширные территории Финляндии, затребованные им еще до начала войны. Никаких территориальных компенсаций финнам на этот раз не предложили. Но свою независимость им отстоять удалось, и еще одной советской республикой (по типу прибалтийских) Финляндия не стала.
Советские войска потеряли 72 408 человек убитыми, 186 129 ранеными, 132 213 обмороженными, 4240 контуженными, 17 520 пропавшими без вести и пленными. Потери финских войск составили 19 576 человек убитыми, 43 557 ранеными, 4101 пропавшими без вести и пленными.
...В полдень 13 марта бойцы советской 100-й стрелковой дивизии вдруг увидели, как финские солдаты начали выходить из своих окопов и, показывая на часы, знаками объяснять нашим бойцам, что война закончилась. Солдаты с обеих сторон вскоре сошлись на нейтральной полосе. Еще недавно готовые убивать друг друга, они улыбались, обменивались куревом, оживленно жестикулировали, радуясь, что уцелели в этой короткой, но такой жестокой войне.

  • Приказ Ленинградского военного округа
    29 ноября 1939 г.
    Терпению советского народа и Красной армии пришел конец. Пора проучить зарвавшихся и обнаглевших политических картежников, бросивших наглый вызов советскому народу, и в корне уничтожить очаг антисоветских провокаций и угроз Ленинграду!
    Товарищи красноармейцы, командиры, комиссары и политработники!
    Выполняя священную волю Советского правительства и нашего великого народа, приказываю:
    Войскам Ленинградского военного округа перейти границу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина — колыбели пролетарской революции.
    Мы идем в Финляндию не как завоеватели, а как друзья и освободители финского народа от гнета помещиков и капиталистов...
    Мы уважаем свободу и независимость Финляндии, полученную финским народом в результате Октябрьской революции и победы Советской власти.
    За эту независимость вместе с финским народом боролись русские во главе с Лениным и Сталиным.
    За безопасность северо-западных границ СССР и славного города Ленина!
    За нашу любимую Родину! За Великого Сталина!
    Вперед, сыны советского народа, воины Красной армии, на полное уничтожение врага.
    Командующий войсками ЛенВО тов. К.А.Мерецков
    Член Военного совета тов. А.А.Жданов

  • "Ни в коем случае не допускать барахольства и реквизиций у населения..."
    Директива командующего войсками Ленинградского военного округа... о нормах поведения личного состава на территории Финляндии
    29 ноября 1939 г., 12 ч 15 мин
    Военный совет ЛВО обязывает вас принять все необходимые меры по обеспечению чуткого отношения к финскому населению. Ни в коем случае не допускать барахольства и реквизиций у населения. Для закупки крайне необходимых частям предметов вам отпущены средства, которые в Финляндии будут.
    Предварительно предупредить личный состав о недопустимости самоуправств и самосудов с чьей бы то ни было стороны. Дела военнослужащих финляндской армии, чинов полиции, равно гражданских лиц, виновных в контрреволюционных действиях против Красной армии, решать не по личному усмотрению того или другого начальника, а обязательно передавать прокурору в особый отдел и трибунал...
    При выходе к шведской и норвежской границам ни в коем случае не нарушать и не допускать провокаций. Военнослужащих шведской и норвежской армий при встрече на границе приветствовать отданием чести, не вступая в переговоры...

Мерецков
Мельников
Горохов

Метки:
baikalpress_id:  1 991