Клуб, где собирают телескопы

Астроном-любитель Эдуард Зуев со своими учениками впервые в России создал эксклюзивный оптический аппарат

Герой нашей статьи Эдуард Зуев строил Иркутский цирк и со своими учениками впервые в России собрал эксклюзивную модель телескопа. Подобный Дон Кихоту — высокий, худощавый и романтичный, Эдуард Георгиевич Зуев, чем бы в жизни ни занимался, всегда хранит верность своей Дульсинее — любви к познанию.

Все дело в стареньком бинокле
Зуев — коренной иркутянин. Его отец — представитель старого дворянского рода. Мать — простого происхождения, но человек образованный — работала учительницей. Детство Зуева было трудным, послевоенным. Тогда ребятня не тонула, как сейчас, в многообразии игрушек и развлечений. Поэтому на младшеклассника Эдика Зуева произвел неописуемое впечатление старенький бинокль, найденный им в домашней кладовке...
— Мне казалось поразительным, что через него можно, словно вблизи, рассмотреть что-то определенное, — вспоминает Эдуард Георгиевич.
Отец, заметив увлечение сына, купил ему новый отличный бинокль. Видимо, тогда и возник у Зуева интерес к оптике, который сопровождает его всю жизнь.
Впрочем, в 1955 году молодой технический специалист Эдуард Зуев ступил на стезю строителя. Наиболее важные его работы — строительство санитарного корпуса медицинского института и здания Иркутского цирка. Квартира у Эдуарда Георгиевича в доме, который он сам же возводил.
Рассказывая о профессии строителя, которой он отдал 36 лет, Зуев с теплотой вспоминает о людях, с которыми его связали работа, дружба и общие увлечения. В 1976 году Зуеву и его другу Луконину довелось стать победителями в соревнованиях авиамоделистов...
— Как мы делали аппарат — это целая история. Не найдя нужной литературы, выписали из Чехии журнал по авиамоделированию. Переводили его сами, со словарем-разговорником и с пыхтением.
— Как же хватало терпения и настойчивости довести затею до ума?
— А я вообще считаю: чтобы было сделано что-то стоящее, сопротивление, препятствия в процессе не вредны, а наоборот — даже необходимы, — говорит Эдуард Георгиевич.
Изготовленный Зуевым и Лукониным радиоуправляемый планер жюри признало лучшим. Затем появилось другое увлечение — любительская киносъемка. Хотя "любительство" — понятие к Зуеву явно не подходящее. В каждом деле, за которое он берется, он достигает профессиональных вершин. Яркое тому подтверждение — деятельность астрономического клуба, которым руководит Эдуард Георгиевич.
Астроособняк в поселке ГЭС
Астрономический клуб был создан 15 мая 1989 года. Находится он через парк от остановки "Поселок Энергетиков" — на улице Гончарова. Скромное, внешне ничем не примечательное, одноэтажное деревянное здание.
— Зато особняк, — иронизирует Зуев.
— Но что же там внутри?
— Пойдемте покажу, — приглашает Эдуард Георгиевич.
Мы проходим полутемный коридор, останавливаемся у двери. На ней табличка с цифрами 0,07. За дверью — довольно большое помещение, обстановкой напоминающее школьный кабинет труда. Спрашиваю, что означают загадочные цифры на дверной табличке. Оказалось, что семь сотых микрона — это важный параметр, который необходимо соблюсти при изготовлении одной из деталей телескопа. Зуев показал заготовку — толстое круглое стекло, специальный порошок, которым его посыпают. Затем продемонстрировал манипуляции на миниатюрном станочке для обработки детали. Следующий этап работы проходит в маленьком кабинете через стенку. Здесь выполняется сложная операция на основе так называемого теневого метода Фуко.
— Делается все это очень долго. К примеру, один мой ученик, Сергей Чупраков — ведущий оптик Института солнечно-земной физики, имеет два авторских свидетельства в области оптики. С институтом, где он работает, у нас серьезная связь. Мы им как-то телескоп ремонтировали, — поясняет Зуев.
Занятия в астроклубе для многих его бывших членов не прошли даром. Скажем, Татьяна Серебренникова стала бакалавром астрофизики, сейчас живет и учится за рубежом. Альберт Дорофеев также работал в науке. В настоящее время он инженер-электронщик в одной из крупных иркутских фирм.
Далее мы направляемся в комнату, где разместились готовые приборы. Беру со стенда журнал Академии наук "Земля и Вселенная", читаю в нем: "В Иркутском астроклубе под руководством Зуева впервые в России(!) любительскими силами собран телескоп системы Шмидта — Кассергена".
Другое значительное достижение астроклубовцев — ремонт телескопа, который сейчас находится в краеведческом музее. Телескоп был доставлен из Германии в Иркутск в 1909 году. На его приобретение затратили большие денежные средства. Прослужив несколько десятилетий, телескоп пришел в негодность. "Воскресить" его сумели под руководством Зуева иркутские старшеклассники и студенты в 1996 году. Очевидно, подобный труд должен быть достойно отмечен. Однако на стенде в материале об этом событии читаем иное: "Коллектив астроклуба никак не был вознагражден".
— Да что говорить... Ремонт-то в нашем помещении несколько лет не можем сделать, — вздыхает Зуев.
Был ли Зуев на Марсе?
Успехи ребят-астроклубовцев могли бы вскружить им голову. Но нет, звезд с неба они не хватают. Они их фотографируют. Зуев показывает широкоугольную фотокамеру-астрограф, также собранный самостоятельно. Затем открывает альбом. Снимки, сделанные астроклубовцами, великолепны. Тем более что это фото дип-скай объектов, чрезвычайно удаленных и труднодоступных для съемки. Туманность Рыбачья Сеть в созвездии Лебедя, туманность М 27 в созвездии Лисички...
— А знаете, ведь никаких созвездий нет, — угощает парадоксом Зуев. — Мы по привычке называем созвездием то, что является кое-чем иным... Это сложно, может, позже объясню.
Листаем альбом, рассматриваем следующее фото. На нем самая яркая в XX веке комета Хейла — Боупа. Сделанный учениками Зуева снимок кометы помещен в книге С.А.Язева "Мифы минувшего века". Публиковались снимки и статьи астроклубовцев и в журналах, причем не только в отечественных, но и зарубежных: в шведском "Горизонты культуры", в американском "Меркюри" — это журнал Тихоокеанского астрономического общества.
— Мы, честно говоря, сами были удивлены, когда их там увидели, — говорит Зуев.
Оказалось, янки выудили фото иркутян из Интернета. В 1995 году ученики Зуева отличились во всероссийском конкурсе, который инициировал журнал "Астроклуб". Наградой был спецобъектив к астрографу.
— Да, с прессой мы дружим. А с журналом "Звездочет" у нас забавный случай вышел. Один из теперешних клубовцев — живущий в Иркутске Паша Белозерцев — прочитал нашу статью в "Звездочете". И из нее впервые узнал, что в Иркутске есть астроклуб. Паша написал в Москву, узнал в редакции наш адрес и вот таким образом нас разыскал, — рассказывает Зуев.
Беседуя, мы переходим в другую комнату. На стене большое фото в рамке и под стеклом. А на фото — без всякого скафандра, несмотря на непереносимую для человека атмосферу, на поверхности Марса, среди зловещих красных барханов, стоит человек с глобусом в руке. Эта героическая личность — Зуев.
— Коллаж. Подарок-шутка к моему юбилею. Пару месяцев назад мне семьдесят лет исполнилось, — поясняет Зуев марсианский пейзаж. — Кстати, в 2004 году юбилей и у астроклуба. Ему стукнуло пятнадцать лет.
Ковбойские трюки от конструктора Добсона
— Москва? Фи... — гримаса разочарования и затем восхищенно. — А вот Иркутск — это да! Так оценил наш город выдающийся американский астроном и конструктор г-н Добсон, который побывал в гостях в Иркутском астроклубе.
— Старина Добсон — личность интереснейшей судьбы. Один из его ближайших родственников — основатель Пекинского университета. Сам Добсон более десятка лет провел в монастыре, где и увлекся астрономией. Впоследствии он создал телескоп, который так и именуют — добсоновским.
— Как же он узнал о вас?
— У Добсона были связи с новосибирскими учеными, а у нас — связи с новосибирцами. Так мы и познакомились. Видели бы вы, как он здесь, невзирая на свой преклонный возраст, ковбойские трюки с лассо показывал! — рассказывает Зуев.
Вообще, астроклуб — место достаточно гостеприимное. Двери его открыты не только для членов клуба, продвинутых и сайенсменов. Когда перестал работать планетарий, для студентов-физиков организовали практические занятия в астроклубе. Кроме того, Зуев проводит познавательные встречи для школьников:
— Недавно здесь был класс со своим педагогом из села Хомутово. А на днях — ребята из Ангарска. Приезжий юноша после встречи признался: "Я за одно посещение астроклуба узнал больше, чем за все свои семнадцать лет".
Дело в том, что Эдуард Георгиевич не только дает посмотреть в телескоп на кольца Сатурна. Встречи не скованы жесткой урочной формой. Ребята чувствуют себя свободно, а беседа, словно в давнем дружеском кругу, может переходить от звездной темы к любви, а от любви — к музыке.
— У меня коллекция классики, и я обычно ставлю что-нибудь во время встреч. Постоянные клубовцы уже стали настоящими ценителями. Помню такой случай. Мои ученики корпели над изготовлением деталей. Ну, у них там постоянно магнитофон работал, что-то эстрадное звучало. Я им предложил Вагнера. День, другой — привыкли. А потом вдруг слышу: один из моих пареньков, трудясь в поте лица, отчаянно фальшивя, победно насвистывает "Полет валькирии" Вагнера! — улыбается Зуев.
Неудивительно, что к имеющему такие разносторонние знания педагогу тянутся восхищенные ученики. Некоторые ребята по многу лет остаются верными клубовцами.
Пылинка в глазу у Бога
При множестве увлечений у Дон Кихота познания все же есть один самый верный конек — оптика. Возникшее в детстве с находкой бинокля стремление увидеть недосягаемое за десятилетия развилось и дало плоды в виде оптических шедевров, признанных в научной среде. Спрашиваю Зуева о дипломах, которыми пестрят стенды.
— Вот самый последний — за выставку, проведенную нами в Сибэкспоцентре в секции "Образование". Мы там кроме прочего продемонстрировали сферическую карту звездного неба. Наши девчата два года над ней трудились! — говорит Эдуард Георгиевич.
Задаю вопрос о назначении деревянных шариков разного размера, свисающих на нитях с потолка.
— Шарики вкупе являются как бы макетом Солнечной Системы — правда, неполным. Причем, заметьте, — акцентирует Зуев, — расстояние между шариками — естественно, с учетом масштаба, уменьшенного во много миллионов раз — абсолютно точно отражает соотношение расстояний между планетами Солнечной системы в реальном масштабе. То есть вон тот шарик диаметром семь сантиметров, у дверного косяка, это Луна. Школьный глобус в метре от нее — наша Земля. Скажем, Юпитер расположился бы уже за окном, во дворе, и был бы он шаром диаметром в несколько метров. Солнце находилось бы в районе железнодорожного вокзала и было бы размером с двенадцатиэтажный дом. Несмотря на то что так далеко, Солнце очень сильно влияет на людей, хотя люди в массе и не подозревают о связи между личным самочувствием, а также между событиями в обществе и влиянием Солнца. Чувствуете, что раздражены до предела, хотя причины вроде нет? Солнечная активность действует! Ученые установили, что даже революции и массовые беспорядки совпадают с периодами солнечной активности.
Зуев делает паузу и продолжает:
— Ну а самая ближайшая к нам звезда, Проксима, в упомянутом уменьшенном масштабе находилась бы аж в Новосибирске. А представьте, если взять все в реальном масштабе! В такой невообразимо колоссально космической бездне мы с нашими заботами и даже наша Земля — это пылинка в глазу у Бога. Почувствуешь это и задумаешься: кто мы? зачем мы?
Что ж, если волнует такой вопрос, значит, в человеке жив основной позыв — познавать. И живем мы, и не все потеряно.

Метки:
baikalpress_id:  1 964