Что празднуем, господа-товарищи?

Приближается 7 Ноября. Не так давно в этот день каждый год представители многочисленных иркутских заводов и фабрик, школ и вузов выходили со знаменами на праздничную демонстрацию. С каким настроением шли? Да с разным.

Зачем мы с флагами ходили...
В сороковые—шестидесятые годы люди относились к дню 7 Ноября с большим трепетом и почтением. Еще были живы участники революции и Гражданской войны. У всех взрослых были свежи в памяти Великая Отечественная война и Победа. Каждый школьник знал про знаменитый военный парад на Красной площади 7 ноября 1941 года. Тогда 7 Ноября — символ советского государства, символ его мощи. На демонстрацию люди шли, чтобы полнее ощутить свою причастность к великому общему делу, порадоваться вместе со всеми: вот какая мы силища!
В брежневскую пору 7 Ноября стало заметно терять в идеологическом весе. Уже тогда в этот день очень и очень многие в первую очередь отмечали праздник, и только во вторую — вспоминали, какой именно. Впрочем, то, что 7 Ноября — очередная годовщина Великой Октябрьской социалистической революции, знали все. Большинство могло даже точно сказать, какая конкретно годовщина. На демонстрацию шли, чтобы приятно пообщаться, покричать "ура", почувствовать единство своего коллектива, вместе порадоваться выходному дню.
В горбачевские восьмидесятые массовые демонстрации трудящихся воспринимались без особого вдохновения: в магазинах пусто, водка по талонам. И телевидение, и кино, и газеты тогда словно по команде начали свои первые упражнения в чернушном жанре. Гордиться чем-то на таком фоне было неприлично. На демонстрацию шли, потому что так надо. И еще — по привычке. Просто хотелось праздника...
...куда мы с флагами пришли
В истории почти любого государства случались революции и были междоусобные войны. Но вряд ли найдется государство, которое добровольно забудет свою историю, какой бы она ни была. Например, самая кровавая революция — французская, но французы от нее не отказались. Наоборот, гордятся! А гражданская война в США? Реки крови, горы трупов. Но американцы не отворачиваются от своей гражданской войны. Все это было, теперь все это история. А история служит примирению и единению нации. О прошлом помнят, чтобы не повторять его ошибок. А мы? А мы, как обычно, идем другим путем!
После распада СССР 7 Ноября попытались отменить. Снесли одни памятники и восстановили другие. В сущности, сотворили то же, что и наши предки в 20-е годы, только с точностью до наоборот. В том же духе поупражнялись с гимном. Поначалу хотели "Боже, царя храни", да опомнились: какой царь — демократия кругом! Тогда назначили музыку Глинки — вроде бы получилось неплохо, да только слов на эту музыку никто написать не смог. Вернулись к советскому — а он опять про 7 Ноября напоминает... Тогда, как гласит древняя заповедь руководителей, "если пьянку нельзя предотвратить, ее нужно возглавить".
День 7 Ноября назвали Днем примирения и согласия. Кто с кем примирился и с чем согласился — толком не объяснили. Получилась сплошная анархия. Немногочисленные сторонники многочисленных политических партий выходят на площади городов, чтобы помахать флагами и покричать лозунги. Иногда идеологические противники сталкиваются, тогда получаются примирительно-согласительные потасовки.
Трудовые коллективы на площади не выходят, поскольку, к примеру в Иркутске, заводов и фабрик осталось раз, два — и обчелся. Откуда возьмутся трудящиеся? Выходить на демонстрацию работникам торгового и шашлычного труда никак нельзя: одних хозяин не пускает — торговать надо, а другим... Чего ради им переться на какую-то демонстрацию в чужой стране?
Кто остается? Военные без приказа не маршируют. Школьники и студенты в большинстве своем весьма смутно представляют себе, что это за праздник такой, и ожидать от них участия в какой-то демонстрации не приходится.
Выходит, главное достояние, оставшееся от некогда великого праздника — это пара выходных дней. Народ привык отдыхать 7 и 8 ноября, и бороться с этим пока бессмысленно. Сейчас поговаривают об отмене праздника. И не то чтобы совсем об отмене, а о переносе на другой близкий день. Скажем, 4 ноября. Чем плохо? Правда, говорят, это день рождения Колчака, но какая, в сущности, разница? Некоторые иркутяне всерьез считают Колчака командиром красноармейцев. Тут крыть нечем: полнейшее примирение и согласие!
Что ж, 87 лет оказались достаточным сроком, чтобы мы смогли официально забыть о революции 1917 года в нашей стране. Впрочем, в мировой истории эта дата останется навсегда. Но это там, у них, за рубежом. Интересно, через сколько лет мы забудем Победу и когда новое поколение россиян переименует 9 Мая, скажем, в День российско-германской дружбы и словесности?
Короче, с праздником, товарищи, с праздником, господа! К борьбе за дело всеобщей амнезии будьте готовы! И отдыхайте покуда.

Метки:
baikalpress_id:  1 898