Террористы, вылетевшие из Иркутска

Часть 4. Жизнь после смерти

Обрез шел по кругу
О дальнейших событиях было написано немало. Однако по воспоминаниям тех, кто пережил этот ад и сумел сохранить ясность сознания (некоторые пассажиры потеряли рассудок навсегда), все написанное лишь отдаленно напоминает правду. С убийством Тамары начался второй акт трагедии. Террористы перешли в открытое наступление. Вася, Дима и Игорь долго пытались выломать бронированную дверь пилотской кабины.
— Взлет, взлет, не нужна дозаправка! - бьют в истерике тяжелой телескопической стремянкой в дверь террористы. — Если не подчинитесь, начнем мочить пассажиров. Считаю до десяти!
...Восемь, девять, десять! Командир, на твоей совести один труп! Считаем дальше?
На счет "пять" самолет медленно покатился по бетонной дорожке.
— Не смотрите на меня — перестреляю! — истерический крик Олега сплетается с ревом турбин. Два обреза на двоих — вместе с Сашей они держат в страхе первый салон. К тому времени сюда перебрались все 73 пассажира, освободив второй для Овечкиных. Здесь бандиты проводили семейные "оперативки", получали инструкции от матери. Впрочем, все ее указания сводились к одному: "Мочите всех... и летим в любую капстрану". Грязная нецензурная лексика Нинель Сергеевны намертво впечаталась в сознание окаменевших от ужаса людей.
Позже грянул еще один выстрел: старший сын выполнил просьбу матери и "замочил" ее. Затем Вася, Дима, Олег, Саша и Игорь обнялись, простились и взорвали приготовленную собственными руками бомбу. Но нужного эффекта не последовало — завинчивающаяся, а не приваренная наглухо крышка бомбы сделала взрыв направленным. Он оставил в живых "Симеонов" и разворотил большую часть бортовой обшивки самолета. Салон тотчас охватило пламя. Задыхаясь от дыма, парни пустили обрез по кругу: каждый стрелял себе в рот, заботливо добивая перед тем агонизировавшего брата. Так погибли четверо Овечкиных. 16-летний Игорь не выдержал испытания смертью, выбросил оружие и спрятался в туалете. Позже на суде он бесхитростно прокомментирует свой поступок: "Я молодой еще. Жить хочу".
С переломами — в грузовик
Охватившее самолет пламя рвалось в первый салон. Кому-то удалось открыть запасной люк, и с высоты 4,2 метра измученные, задыхающиеся люди стали прыгать кто как умел на схваченный тонкой ледовой коркой бетон взлетной полосы. Здесь на родной и, казалось, безопасной земле начинался третий и последний акт мартовской трагедии. Первым прыгнул на бетонку 26-летний ленинградский аспирант Игорь Мойзель. — Я упал на корточки, и мне тут же золомили руки назад, прижали лицо к бетонному покрытию и выстрелили в спину. Боли я практически не почувствовал. Затем меня подняли, протащили несколько метров вперед, снова бросили на бетонку лицом вниз и приказали лежать с заломленными назад руками. Пока тащили, меня все время били ногами, стараясь попасть в лицо и голову, которую я закрывал как мог.
Неизвестно, сколько пролежал избитый "спасателями" Мойзель. Врачи подобравшей его скорой едва нащупали пульс. Хирурги военного госпиталя, куда доставили пострадавших, всю ночь боролись за жизнь 26-летнего ленинградца. Ровесника, кстати, старшего террориста Василия Овечкина. Посыпавшихся из полыхавшего самолета людей били ногами, прикладами автоматов. Били, не разбирая ни возраста, ни пола людей.
— Я приземлился довольно удачно, — вспоминает один из бывших военных, летевший тем рейсом в командировку, — сказался опыт прыжков с парашютом. К счастью, в кармане жилета у меня был паспорт, поэтому меня не приняли за террориста, не били и отделался я тогда сравнительно легко — отбитыми при приземлении внутренностями да бессонницей от пережитого в самолете стресса. Десятки людей лежали без сознания всего в нескольких метрах от горевшего самолета. Хорошо помню женщину, у которой как-то неестественно была вывернута нога. На месте открытого перелома торчала кость и хлестала кровь из вены. Солдаты забрасывали (!) людей с переломанными спинами, ногами и руками, с огнестрельными ранениями в открытый бортовой грузовик. Таким варварским способом умирающих, искалеченных людей доставили к стоявшим вдалеке скорым.
Что посеешь...
Судьба террористов из Иркутска недолго занимала киношников и журналистов. Отсняли судебный процесс, показания испуганного Игоря, беременной Ольги. Скорбное лицо Людмилы, наотрез отказавшейся лететь вместе с родственниками. Потом случилось многое. Отсидев половину положенного по суду срока, Игорь и Ольга вернулись домой, на Синюшку. Обосновались в тех же трехкомнатных квартирах. Теперь соседи глохли не от музыки — пьяные оргии младших Овечкиных, их многочисленных друзей и подруг следовали одна за другой. Игорь пытался отремонтировать дом на Детской, завести хозяйство — не получилось. Садить овощи было негде: предприимчивые иркутские бомжи давно продали землю с огорода рачительной Нинель Сергеевны. Кому-то понадобилась ее простенькая мебель, рамы и двери. Впрочем, хозяйствовал Игорь недолго. Через несколько лет он опять очутился в СИЗО, теперь уже за торговлю наркотиками. Где и сгинул, не дожив до суда.
Нет в живых и Ольги. Очередной сожитель в пьяном угаре насмерть забил не менее пьяную женщину. До 41 года она недотянула всего несколько месяцев. Подросшие к тому времени младшие девчонки строили свою взрослую жизнь кто как умел. 16-летняя Ульяна родила девочку. Оказалось, что материнские обязанности мешают разгульной жизни, и молодая мать отдала дочку в дом ребенка.
— Позже, когда встал вопрос о лишении ее материнских прав, Ульяна забрала ребенка к себе, — рассказала сотрудница РЭУ "Синюшина гора" Надежда Константиновна. — Но ребенку от этого лучше явно не стало. Девочка подолгу не жила с матерью, где находилась — неизвестно. Малышка росла неухоженной, голодной. Ульяна могла вывести маленькую дочь на холод в одних ботиночках, с голыми ножками. Начинаем ее стыдить, а она сразу в крик: "Ну и что? Я выросла без матери, пусть и она так же растет". Пьяная Ульяна била стекла в РЭУ, выбрасывала мебель на улицу, хулиганила. Эта очень агрессивная, жестокая и к тому же психически ненормальная женщина — серьезная угроза обществу, считают сотрудники РЭУ.
Иначе и не могло быть. Убившая мужа руками своих сыновей женщина заложила в детях семена жестокости и зла. Того самого, которое она напророчила в фильме "Семь Симеонов".
Да, зло порождает только зло. Семена зла, безжизненные репьи чертополоха, разносятся по миру черным смерчем лжи. Правда о рейсе Ту-154 N 85 413, вылетевшем 16 лет назад из Иркутска в Ленинград там же, где правда о недавнем Дне знаний в Беслане. Продолжаем успешно собирать урожай чертополоха...

Метки:
baikalpress_id:  32 717