Будний день семьи Хатагаровых

Валерий Хатагаров, когда мы подъехали к его дому, заводил трактор Т-40. Он таскал его на буксире легковой иномаркой. Помогал сосед. Трактор завелся к концу первого круга. Т-40 — единственная сельскохозяйственная машина в личном подсобном хозяйстве Хатагаровых. К нему есть плуг, косилка, гребница. И все равно техники мало.
Хозяйство Валерия Хатагарова и Татьяны Мандутовой не большое (в этих местах есть и побольше), но и не маленькое: 15 дойных коров, телята, 17 овец, 10 лошадей, 2 свиньи, 13 индюков и 28 кур. А семья невелика — двое взрослых, дочка Саша, четырех лет от роду, и бабушка. Рабочих рук маловато, а то побольше скота держали бы. Меньше нельзя — на жизнь не хватит.
Деревенька Хотогор, расположенная почти на границе Усть-Ордынского округа и Качугского района, совсем маленькая, всего-то пять дворов. Раньше, говорят, до 40 дворов доходило, но это было очень давно — "когда меня и не было", говорит Татьяна Мандутова. Потом здесь был совхоз "Хоготский". В этом старом доме, которому никак не меньше ста лет, родились она сама и ее мать. Татьяна выросла, окончила сельхозинститут, жила и работала в Усть-Ордынском. Потом мать попросила пожить немного с ней, потом — еще немного. Так и осталась в родном поселке, вышла замуж, родила девочку Сашу. Организация, в которой она когда-то работала в окружном центре, давно развалилась. Не существует больше и колхоза, к которому относилась раньше деревенька Хотогор. Мои собеседники с трудом вспомнили, что назывался он "Заветы Ильича". Очень далеко в прошлом осталась та старая жизнь. Видимо, время в Хотогоре течет медленнее, чем в остальном мире.
Два с половиной года назад все пять дворов остались без света: воры утащили кабель. Причем украли сразу несколько километров. Деревенька жила без света полтора года. Как жили? При керосиновой лампе.
— Потом муж купил у китайцев газовую лампу, — говорит Татьяна.
Год назад свет сделали. В Хотогоре показывает телевизор — целых три канала. Не скучно ли, не страшно жить здесь, вдали от цивилизации?
Татьяна пожимает плечами:
— Бывает и скучно, бывает и страшновато. А что теперь делать? И в городе, говорят, страшновато.
В тот день, когда мы оказались в гостях у Хатагаровых, они заканчивали свою уборочную страду. Убирали зеленку. В этом году посеяли немного овса на корм скоту. Сена заготовили порядочно.
— В прошлом году с кормами было туговато, — мягко говорит Татьяна. — Нынче из-за этого хозяин возит и возит. Скосить скосили, а убрать не можем. Решили: пусть будет побольше, на следующий год зарод-полтора останется.
Земли у Хатагаровых много. Когда совхоз "Хоготский" развалился, землю разделили на паи — по 10 гектаров на человека. Тогда с ними жила бабушка, и семье досталось 40 гектаров. Вполне хватает, чтобы выпасти скот и накосить сена. Скотину в деревне пасут по очереди. У соседей у каждого голов по 10 есть. Каждый должен следить, чтобы не было потрав соседских сенокосов. Это, наверное, единственный спорный вопрос в Хотогоре, который иногда может слегка поссорить соседей. Больше им делить нечего.
Муниципальная власть хотя и редко, но наведывается в Хотогор. Летом приезжал глава, проводил сельский сход. Решали вопросы ветеринарного обслуживания. Договорились, что из "коровьих" денег (по 500 рублей на голову), которые округ выдает владельцам личных подсобных хозяйств, надо сдать по 50 рублей на ветобслуживание. Ветеринар бывает в деревне регулярно: ставит прививки, обследует скотину на заболевания. Слава Богу, все животные пока здоровы. Самая большая проблема для Хатагаровых — сбыт. Летом, бывает, до 10 ведер молока вдвоем с мужем надаивают. Молоко девать некуда. Из него делают сметану, но и ее тоже продать непросто. До города очень далеко — 170 км. Да и не попадешь на иркутский рынок. Татьяна на мой вопрос о рынке только всплескивает руками:
— Кто ж нам место даст? Надо иметь не знаю какой блат, чтоб там стоять.
Поэтому все — и сметану, и мясо — приходится сдавать перекупщикам. Нынче договорились "по-божески" — по 35 рублей за килограмм сметаны. И хотя в городе она стоит вдвое дороже, Татьяна и этому рада. В Хотогоре ей сметану девать некуда. Мясо в прошлом году сдавали за бесценок — по 50 рублей за килограмм. Перекупщики аж из Ангарска приезжали. Голов 15 им сдали. Быки хорошие были — до 280 кг. Вот разве что индюков ближе к Новому году Валерий сам отвозит в город. Индюков выгодно на мясо растить. Правда, недавно одна индюшка начала нестись.
Продукты на столе у Хатагаровых почти все свои. Кроме скотины Хатагаровы держат огород. Капуста, огурцы, помидоры — все растет на этой земле, хотя Баяндаевский район считается северным. В городе на оптовке покупают муку, сахар, соль, крупы. Сейчас нужно срочно купить где-нибудь поблизости зерно на корм скоту. Зерно стоит недешево — 4—5 тысяч рублей за тонну. А нужно минимум две тонны.
Через три года, когда маленькой Саше придет время идти в первый класс, перед семьей встанет серьезный вопрос — где и как учить ребенка. Ближайшая школа — в пяти километрах. В деревне есть еще две девочки, они постарше и уже учатся; живут где-то по родственникам. Что будут делать Хатагаровы, Татьяна пока не знает. Может, придется перебираться куда-нибудь в другое место. А пока для Саши покупают в городе книжки и развивающие игры, учат с ней буквы.
— Мы стараемся, — объясняет Татьяна. — Деревня деревней, но надо по-современному детей учить.
Правда, в иной день времени почитать Саше книжку не хватает: по хозяйству дел очень много.
Самое легкое время для Хатагаровых — весна и начало лета.
— Мы в это время ничего не делаем, все растет в это время. Только кормить скотину остается — а это умеренная работа. Вот сенокос — тяжелая.
Рассказываю Татьяне, что у главы округа есть намерение в таких муниципальных образованиях, как Хогот, устроить машинно-технологические станции. Чтобы у местных жителей, имеющих, как Хатагаровы, десятки гектаров земли, была возможность обрабатывать свои поля.
Она удивлена:
— Не верится, что тракторный парк будут для нас устраивать. А так — хорошо бы: не у всех тракторы есть — многие вручную косят.
Еще рассказываю, что "коровьи" деньги можно пустить на улучшение породы: сброситься и заказать искусственное осеменение. Сейчас в деревенских стадах в основном родственное покрытие, и скотина мельчает, вырождается. Эта идея ей тоже очень нравится, только вот куда обращаться с подобными просьбами, Татьяна пока не знает. Договариваемся, что для решения таких задач есть глава муниципального образования.
— Так и живем — ждем, когда лучшие времена придут, — говорит хозяйка дома.
А что такое для нее лучшие времена? Оказывается, все просто: "чтоб цены нормальные были". Большего от жизни Татьяна не ждет. Все остальное можно сделать своими руками.

Метки:
baikalpress_id:  1 846