Звезды, смытые кровью

Почему исчез пятиконечный опознавательный знак с фюзеляжей советских самолетов?

Система раскраски военных самолетов позволяет пилотам легче ориентироваться в воздушном бою, да и наземные войска по опознавательным знакам могут отличать свои самолеты от чужих. На фотографиях времен Великой Отечественной войны легко рассмотреть боевую разметку советских самолетов: большие красные звезды на крыльях, на киле и фюзеляже (проще говоря — "на боку" самолета). Однако вскоре после войны звезда на фюзеляже советских самолетов куда-то пропала. У американцев, европейцев, в Японии и Китае фюзеляжный опознавательный знак остался на своем месте. А у нас исчез. Почему?

Вопрос этот, на первый взгляд праздный и пустячный, на самом деле скрывает за собой одну трагическую историю полувековой давности. Она пусть косвенно, но имеет отношение к городу Иркутску. За период с 1951 по 1953 год Иркутский авиазавод, по данным МАП СССР, построил 147 торпедоносцев Ту-14 для авиации Военно-морского флота. Примерно треть из них базировалась под Владивостоком, составляя главную ударную силу противокорабельной авиации Тихоокеанского флота.
В последний полет
Декабрь 1954 года. Аэродром Кневичи, 49-й минно-торпедный авиационный полк (МТАП).
Разгар полетного дня. Морозный воздух наполнен реактивным шумом и керосиновой гарью. Пятнистые Ту-14 взлетают и садятся, катятся по рулежным дорожкам аэродрома. Где-то, снижая обороты, урчат двигатели вернувшегося из полета торпедоносца, где-то с режущим грохотом выруливает со стоянки другой.
Экипаж лейтенанта Мужжевлева занимает места в кабинах своего Ту-14. Пристегнуты ремни катапультных кресел, отчитана предполетная "молитва" — специальная карта, где записаны обязательные перед взлетом действия экипажа. Руководитель полетов дает добро на вылет. Самолет, вздрагивая на стыках плит, выкатывается по бетонной рулежке на старт. Замирает перед разбегом, двигатели выходят на максимальные обороты. Торпедоносец трогается с места и, словно нехотя, разгоняется. В самом конце взлетной полосы он отрывается от земли и плавно уходит в небо. Начался обычный полет "по маршруту". Новенький самолет, молодой экипаж, отличное настроение, чудесная погода...
Через несколько минут после взлета самолет засекают радары береговой противовоздушной обороны. По каким-то причинам радиоопознание "свой — чужой" не проходит. На перехват неизвестной цели поднимаются истребители с аэродрома, где базировался тогда 535-й истребительный авиаполк.
Начало 50-х годов — разгар холодной войны. Это время, когда американские самолеты-разведчики ежедневно выходили на облет границ Советского Союза. Их встречали наши истребители. Обычно такие встречи заканчивались мирно, но иногда нервы пилотов не выдерживали. Наши сбивали американцев, американцы сбивали наших. Поскольку все это происходило, как правило, над морем, широкой огласки воздушные инциденты не получали. Но готовность открыть огонь была у летчиков стопроцентная.
Точно нарушитель!
...Пара МиГов-15 быстро вышла на цель. Летчик ведущего истребителя капитан Бышев увидел на фоне земли странный двухдвигательный реактивный самолет. Камуфляжная окраска незнакомца мешала разглядеть его более внимательно. Бышев повел свою пару на сближение с целью. На фюзеляже неизвестного самолета смутно просматривался опознавательный знак, очень похожий на американский... Поддавшись первому впечатлению, летчик-истребитель идентифицирует самолет как "Канберру" ВВС США, и дальнейшие сомнения рассеиваются. Перед ним — нарушитель. Что с ним делать? Принудить к посадке или уничтожить?
Стрелок-радист Ту-14 из своей кабины заметил приближающиеся МиГи и доложил об этом командиру экипажа. Судя по всему, лейтенант Мужжевлев воспринял это сообщение абсолютно спокойно. Не исключено, что он попытался связаться с истребителями, но те почему-то не отвечали.
Встречи в воздухе военных самолетов — дело обычное, при этом каждый выполняет свое задание. К примеру, отрабатывает фотострельбу по воздушной цели. Это упражнение практически ничем не отличается от боевой стрельбы, только вместо пушек работает специальный фотоаппарат. О меткости попаданий можно судить, просмотрев отснятую пленку.
Наблюдая истребители на боевом курсе, стрелок торпедоносца отслеживает приближающиеся самолеты через прицел своей пушечной установки. Стволы пушек "ведут" цель. Фотоаппарат бесстрастно фиксирует на пленку приближающиеся МиГи...
Пилот истребителя, в свою очередь, видит, что на нарушителе зашевелились пушки. Дистанция между самолетами быстро сокращалась. Капитан Бышев не стал дожидаться, пока "Канберра" (теперь в этом не было никаких сомнений!) первой откроет огонь. Палец вдавил гашетку, истребитель содрогнулся от залпа. Снаряды кучно легли в правый двигатель торпедоносца. Полыхнул взрыв, в следующий момент Ту-14 развалился в воздухе на куски. Все три человека его экипажа погибли.
Выполнив боевую задачу, истребители вернулись на аэродром. Но радостное возбуждение от только что сбитой "Канберры" быстро сменилось шоком. Сначала соседний минно-торпедный авиаполк сообщил о потере самолета. Потом прояснились все детали произошедшего "воздушного боя". Стало ясно, что вместо нарушителя границы МиГи в упор расстреляли своих соседейморяков...
Секреты от своих
Увы, пилоты противовоздушной обороны ни разу в жизни не видели самолета Ту-14, хотя аэродромы истребителей и торпедоносцев находились совсем недалеко друг от друга, буквально в нескольких километрах! Их боевые курсы до рокового декабрьского дня 1954 года никогда не пересекались, да и поступление новых реактивных самолетов на аэродром Кневичи держалось под большим секретом. Секрет, как это часто бывало, оказался только от своих, потому что американцы прекрасно знали "в лицо" нового туполевского "убийцу кораблей" — Ту-14.
Почему не сработала система радиоопознания? Почему переговоры истребителей и торпедоносца велись на разных частотах и летчики просто не слышали в эфире друг друга? Эти вопросы, видимо, так и останутся без ответа. Одно несомненно: опознавательную звезду на камуфлированном фюзеляже Ту-14 пилот МиГа ошибочно принял за американскую. А присматриваться, находясь под прицелом пушек неизвестного самолета, у капитана Бышева не хватило ни времени, ни нервов.
После этого случая летчиков ПВО привезли на аэродром Кневичи. Провели показ техники. Несколько позже самолеты 49-го МТАП совершили демонстрационные полеты над аэродромами истребителей, чтобы соседи получше пригляделись к торпедоносцам.
Но самое большое эхо той трагедии прилетело из Москвы в виде приказа об отмене боковых опознавательных знаков. Звезда на киле увеличилась в размере, а с фюзеляжа исчезла навсегда. На всех самолетах. Во всех Военно-воздушных силах и в авиации флота СССР...
P.S. Картина воздушного боя воссоздана на основе анализа различных описаний инцидента, а также летно-технических характеристик самолетов Ту-14 и МиГ-15.
В одном из найденных в Интернете документов говорится, что сбивший Ту-14 летчик вскоре сам погиб, не справившись с пилотированием самолета в сложных метеоусловиях.

Метки:
baikalpress_id:  1 842