"Не могу жить в блочном доме"

Иркутский модельер Анна Буддо считает, что дом — это большая одежда, в которой должно быть комфортно и спокойно

Модельера Анну Буддо можно с уверенностью назвать хранительницей семейных традиций, изобретательницей и натуралисткой. Она живет среди фамильной мебели, красит ткани травами по старинным рецептам, создает красивейшие аксессуары. Любит порядок во всем, высокие потолки и увлекается восточной философией. У нее золотые руки, множество новаторских идей и интересных задумок.

Стремянка и табуретки — вещи ходовые
На центральной улочке Иркутска есть необычная квартира. В ней живет антикварная коллекция ключей, мебель, созданная мастерами-умельцами по специальному семейному заказу. Есть место и благородной немецкой машинке "Кенле", тончайшим шалям, которые привозил по шелковому пути купец Сафронов. Он был дальним родственником Анны Буддо по материнской линии. Сама Анна — внучка профессора биологии Ивана Степановича Буддо. Ее отец был геологом, бабушка тоже преподавала биологию в университете.
Аню с детства окружали интересные предметы: микроскопы, стеклянные слайды, на которых были запечатлены родственники, маленькие карманные словари. Все они заменяли ей игрушки, а впоследствии стали настоящими учебниками. Может, поэтому Анна Буддо до сих пор окружает себя необычными предметами. Возможно, тяга к творчеству, своеобразный вкус и умение чувствовать материал родом из детства?
Она признается, что история ее семьи и принадлежащих ей вещей настолько интересна, что всех нюансов до сих пор не знает. В 1937 году ее дед получил четырехкомнатную сталинку в профессорско-писательском доме. Высоченные потолки, просторные комнаты, глубокие окна. Иван Степанович был под стать квартире — исполинского роста. Всю мебель заказывал под себя.
— Даже ручки на дверях, шпингалеты на окнах, выключатели — все расположено очень высоко, — рассказывает Анна. — Включить свет можно только вытянутой рукой. Полки на кухне прибиты под потолок. Поэтому стремянка и табуретки в нашем доме — вещь ходовая.
Анна считает, что есть люди, которые чувствуют кожей: что носят, из чего едят, где живут. Себя она к таковым и относит. Один год своей жизни прожила в блочном доме. Говорит, что все это время только и делала, что привыкала и болела...
— Дом — это большая одежда. К блочному я так и не смогла привыкнуть. Мне, например, спокойно и комфортно в деревянном доме. Раньше, чтобы построить жилище, люди рубили сильные деревья. Причем в строго определенное время, под правильным углом. На Руси были календари, в которых описывалось, когда рубить деревья, чтобы дом впоследствии не возгорался. Подобными принципами пользуются настоящие травники. Они точно знают, когда и в какое время суток собрать травы. Тогда они действуют с силой таблеток.
Сама травы собирала
Натуралистка Анна Буддо для своих коллекций использует только натуральные ткани. Любит лен, шелк. Сложные, глубокие цвета — бордо, красный, оранжевый. К цвету у нее отношение особое. Ткани для своих будущих коллекций она красит сама, в домашних условиях. Однажды дома нашла книгу, в которой описывался старинный метод окрашивания тканей травами. Анна всерьез заинтересовалась. Проштудировала книжку от корки до корки и приступила к делу.
Целое лето собирала травы. Докупила хны, скорлупы грецкого ореха, куркумы. Добавила луковой шелухи. Потом был долгий процесс окрашивания. Анна творила в ночное время: крашеные ткани не любят яркого света. Она кипятила, обезжиривала, варила, квасцевала, полоскала... Ее дом в это время напоминал настоящую лабораторию.
— На кухне в огромном чане я вываривала ткань. Переворачивала ее щипцами, полоскала, сушила на балконе. Все вокруг было в луковой шелухе, куркуме и шариках полыни. Запах трав был настолько дурманящим, что форточки оставались постоянно открытыми. Дом напоминал безобразие!
Зато результатом Анна осталась довольна. И не только она. Все, кто видел ее коллекцию, не могли не удивиться невиданным узорам, покрывавшим ткани. Эффект превзошел все ожидания мастера.
Сейчас Анна Буддо все меньше занимается одеждой. Специфика работы — аксессуарщик. Она считает аксессуары самостными вещами, живущими собственной, одухотворенной жизнью. Ее руки рождают уникальные бисерные и меховые украшения, орнаментальные пояса, головные уборы, уникальных расцветок бусы. Во все эти предметы искусства Анна вкладывает свою философию. Наверное, поэтому ее работы так высоко ценят не только любители красоты, но и профессионалы.
"Хотелось расхорохорить людей"
Несколько лет назад Анна Буддо окончила факультет изобразительного искусства. Ее дипломной работой стало длинное льняное платье со сложным орнаментом.
— Для платья я специально выбрала святой цвет — красный. В орнаменте обработала древние мотивы. В нем был интеллектуальный синий, оранжевый — возбудитель желаний, и коричневый — как символ земли.
Искусствоведы, состоявшие в комиссии, пришли к выводу, что эта работа — новое слово в технике аксессуаров, новаторский ход и некое бунтарство. Сама Анна с этим соглашается отчасти.
Говорит, что, будучи студенткой, митинговала, призывала однокурсников к действиям:
— Хотелось расхорохорить людей, сдвинуть существующий баланс. Когда мне говорили: "Нет денег на ткани", отвечала: "Давайте шить из того, что есть".
Так родилась ее первая, полиэтиленовая коллекция. Платья, сарафаны и комбинезоны из пленки, вместо ниток залепленные скотчем, произвели настоящий фурор. Резонанс был большой. Про коллекцию говорили, снимали. Анна говорит, что с того времени вошла во вкус и не может остановиться. Сейчас в ее голове целый рой идей по обустройству дома. Она избегает острых углов, предпочитает минимум мебели и максимум открытого пространства.
— В моем доме истории хватает. С одной стороны, это впечатляет. Но с другой, в доме-музее жить нельзя. Недавно я подарила фамильную коллекцию пластинок и патефон. До сих пор в загашниках квартиры живут дедушкины рубахи, бабушкины головные уборы. Когда бабушка надевала очередную шляпку, к ней обращались не иначе как "барышня".
Анна хочет соединить в своем доме дух старины с собственными идеями. Подумывает о подвесных украшениях на окна, занавесках из тонкой вощеной бумаги. Может быть, она оденет дом в бусы. Или поставит на полки объемные декоративные предметы-украшения собственного изготовления. Она уверена, что каждый человек живет и создает домашний уют по своим, внутренним правилам.
— Кто-то не может жить в пластике, есть алюминиевой ложкой, мириться с обоями... На первый взгляд это кажется тонкостями. На второй — сказывается на здоровье. Откуда берутся наши силы? Они зависят от того, что и как мы едим, где и как живем.

Метки:
baikalpress_id:  34 033