Дом Кузнеца

Никогда не принадлежал кузнецам, его построил купец первой гильдии

В прошлом году в Иркутске была открыта мемориальная доска в честь одного из предпринимателей Восточной Сибири начала ХХ века. Она появилась на фасаде трехэтажного каменного здания, расположенного на улице Дзержинского и известного под названием Дом Кузнеца. Возраст памятника архитектуры уже перевалил за сто лет. Довольно давно среди иркутян бытует представление о том, что когда-то там проживали кузнецы. На самом деле примечательный дом крупных размеров с выразительным декором был выстроен на средства сибирского промышленника Давида Михайловича Кузнеца более века назад. Это его фамилия прочно прижилась и в народе, и на официальном уровне.
Биография доходного дома
О постройке этого здания сохранились очень скудные сведения. В местных архивах уже давно исчезли документы, касающиеся не только Дома Кузнеца, но и почти всех старинных каменных строений Иркутска. Историки объясняют это обстоятельство тем, что иркутские архивы и библиотеки в 20-е годы прошлого столетия были основательно разграблены и разбазарены. По непонятным причинам из учетных книг были вырваны страницы, содержащие паспортные данные и опись подавляющего большинства архитектурных объектов.
Дом Кузнеца был построен в 1902—1903 годах под руководством архитектора Венедикта Николаева. Домовладелец здания сразу же превратил его в доходный дом и сдал внаем почти все внутренние помещения крупному клиенту — управлению Забайкальской железной дороги. Небольшие наружные пристройки были отданы в аренду более мелким организациям.
В дореволюционных иркутских газетах в колонке происшествий иногда проскальзывали небольшие сообщения о Доме Кузнеца. Например, о пожаре кровли здания и о своевременных действиях по его предотвращению Иркутской пожарной дружины. В другой заметке можно было прочитать о том, как напротив парадной Дома Кузнеца на какое-то время обосновались извозчики, и следовал призыв к властям удалить эту шумную ватагу подальше от глаз городских обывателей. Во время революционных событий 1905 года около этого здания постоянно проходили митинги и демонстрации. Они частенько заканчивались кровавыми стычками с полицией.
Железнодорожники располагались в своей резиденции до 1922 года. Затем наступила эпоха НЭПа, и в Доме Кузнеца появились новые обитатели — советские нэпманы. Здание заполонили десятки разнообразных контор и коммерческих учреждений. Но как они там появились, так оттуда и исчезли сразу же после смены политического курса в стране.
В годы Великой Отечественной войны в Доме Кузнеца находился эвакогоспиталь, о чем свидетельствует еще одна мемориальная доска, размещенная на стене здания. После войны здесь был штаб Восточно-Сибирского военного округа. А с начала 60-х и до середины 90-х в здании обосновался трест Главквостоксибстрой.
Железная дорога по льду Байкала
Давид Кузнец являлся представителем еврейской общины Иркутска начала ХХ века. Подавляющее большинство членов общины тогда составляли ссыльные, каторжные, мастера, ремесленники, ученые, а также купцы первой гильдии. Они образовывали в разные годы основной костяк иркутского купечества. Их численность среди иркутских купцов доходила до 60%, а среди богатых предпринимателей, купцов первой гильдии — до 80%.
Давид Кузнец принимал активное участие в развитии угледобывающей промышленности Сибири, на его деньги возводился мост через реку Селенгу. В Иркутске он был также известен как крупный меценат. Но особенно он отличился при постройке железнодорожного пути по льду Байкала.
В конце 1900-го — начале 1901 года в результате поломки ледокола "Байкал" переправа между железнодорожной станцией Байкал и восточным побережьем озера в зимнее время оказалась в тяжелом положении. Золотая пряжка Транссиба — Кругобайкальская железная дорога — еще не была построена. Поэтому встал вопрос, что делать: либо прокладывать рельсовый путь по льду, либо организовывать гужевую переправу грузов и пассажиров через Байкал. Сначала выбор был сделан в пользу гужевой переправы.
Желающих получить подряд на перевозку по Байкалу оказалось много. В январе 1901 года правительственная комиссия одобрила проект договора с купцом первой гильдии Кузнецом на гужевую переправу пассажиров, грузов, почты, воинских и арестанских команд. Но окончательно договориться не удалось. Комиссия и Кузнец не сошлись в цене, и тогда подряд на эксплуатацию гужевой переправы передали другому предпринимателю.
В 1904 году началась Русско-японская война. В условиях военного времени от объема передвижения через Байкал подвижного состава стало напрямую зависеть снабжение русской армии. Параллельно с маршрутом гужевой переправы было решено проложить рельсовый путь. Эту работу управление Забайкальской железной дороги поручило Давиду Кузнецу.
Укладка рельсового пути по льду озера от станции Байкал до станции Танхой началась 24 января и была завершена к середине следующего месяца. Она проходила в тяжелых погодных условиях, морозы достигали 30 градусов. Вслед за укладчиками двигался под парами паровоз с полными составом. Главной трудностью в создании рельсового пути были трещины, которые постоянно образовывались на байкальском льду.
Однако благодаря упорному и самоотверженному труду путейцев эти препятствия были постепенно преодолены. Опытным путем установили те места трассы, где трещины возникали наиболее часто. Специальные партии рабочих перекрывали эти места накрест длинными, не скрепленными между собой брусьями. На клети затем укладывали шпалы и рельсы. Получалось, что в случае движения льда вследствие трещины эти крестообразно уложенные брусья сжимались или расширялись, предохраняя рельсовый путь от разрушения. На переходе через трещины два рельсовых стыка с каждой стороны не сбалчивались на случай возможного сжатия льда. Таким образом, железная дорога по байкальскому льду была подготовлена к перекатке подвижного состава в срок.
17 февраля состоялось ее открытие, а на следующий день началась постоянная переброска вагонов и паровозов через Байкал. Они двигались конной тягой. Император России Николай II поздравил всех, кто принимал участие в строительстве и эксплуатации железной дороги по льду Байкала. За успешное выполнение подряда Давид Кузнец был награжден золотыми часами и пожалован званием потомственного почетного гражданина города Иркутска.
Подземный ход для безопасности
Летом 1997 года во дворе Дома Кузнеца были обнаружены останки подземного хода. Как известно, хозяин большого каменного дома построил внутри своих владений роскошный деревянный особняк и жил там. Впоследствии в нем размещалось, сменяя друг друга, множество советских учреждений и организаций. Сейчас в особняке располагается один из иркутских компьютерных салонов.
Последний арендатор Дома Кузнеца — трест Главвостоксибстрой — затеял во дворе раскопочные работы, и в двух-трех метрах от угла особняка, на месте автомобильной стоянки, землекопы обнаружили провал. Провал сам по себе выглядел необычно. Все признаки были за то, что там подземный ход, и рабочие решили пригласить для его обследования специалистов по истории города Иркутска. На следующий день к месту находки прибыл сотрудник Центра по сохранению историко-культурного наследия (ЦСН) Сергей Медведев, чтобы провести детальную фотосъемку обнаруженного объекта.
— Я увидел подземную дыру значительных размеров, — рассказал Медведев, — в ширину за метр, а в глубину еще больше. Несомненно, это было рукотворное углубление с плохо сохранившейся деревянной конструкцией. Влезать туда я не стал, а сделал несколько фотоснимков. Я не считаю себя специалистом по подземным ходам и побоялся даже туда спуститься, из-за подземных сюрпризов. К тому же, несмотря на глубокое дно, подземная дыра была засыпана на две трети землей, и поэтому проникнуть туда можно было только по-пластунски.
По внешним признакам Сергей Медведев сразу же установил, что провал ведет в подземный ход. Его конструкция во многом напоминала конструкцию аналогичного подземного хода, обнаруженного им пять лет назад в здании филармонии. Вертикальная и горизонтальная части были укреплены лиственничным накатом толщиною в полбревна. Правда, он сохранился в гораздо худшем состоянии, потому что деревянные стенки практически все сгнили. Отличие же этого подземного хода составлял металлический искореженный каркас, время происхождения которого трудно было установить.
Определить точные габариты отверстия, уходившего под землю, было сложно. Для этого требовались дополнительные раскопки. И все же, по приблизительной прикидке, его ширины вполне хватало, чтобы там мог пройти один человек. По логике вещей, подземный ход был связан с особняком и его, несомненно, подготовил для себя тот, у кого были серьезные основания опасаться за свою жизнь. Дом Кузнеца и особняк были построены в 1903 году. Ход подготовили при строительстве особняка. По мнению специалистов, рыть его из уже построенного дома, возведенного к тому же на мощном фундаменте, представляло бы трудновыполнимую технически задачу.
Можно предположить, что такие подземные ходы готовили на случай, когда люди в момент возникшей опасности могли спастись только бегством. При пожаре, и особенно неожиданном нападении разбойников, они могли использовать единственный путь отступления — пройти под землей. Богатые — люди предусмотрительные, и подземный ход в Доме Кузнеца, возможно, являлся для них вложением денег в собственную безопасность.

Метки:
baikalpress_id:  1 783