Тальцы — музей под открытым небом

Знаменитому архитектурно-этнографическому ансамблю через год исполняется четверть века

В 2005 году исполнится 25 лет с того момента, как иркутский музей "Тальцы" принял первого посетителя. Через распахнутые четверть века назад музейные ворота прошли тысячи людей. Пожалуй, мало кто из них знает, зачем и с какой целью был создан этот уютный уголок исконно народной культуры.
Музей "Тальцы" известен не только в Иркутской области, но и далеко за ее пределами. Памятники, собранные в этнографическом музее, позволяют соприкоснуться с историческим прошлым сибирского края. На территории "Тальцов" расположено много древних деревянных строений русских поселений начиная с XVI века. Реконструируется Иркутский острог. В одной из возведенных башен открыта экспозиция холодного оружия. Помимо русских, представлены постройки жилищных комплексов коренных народов региона — бурят, эвенков и тофаларов.

Могли быть похоронены заживо
Проект музея "Тальцы" вошел в разработку в 60-е годы прошлого века. В то время архитектурно-этнографические музеи основывались по всей России. В первую очередь это было связано с тем, что в стране возросло патриотическое движение и остро встал вопрос о подъеме национального самосознания людей. Памятники архитектуры, бытовой и духовной культуры, собранные в музеях, — такая наглядность эффективней других источников способствовала пониманию своей истории и возрождению народных традиций.
Основание Иркутского музея было прежде всего связано со строительством Братской и Усть-Илимской ГЭС. При их возведении многие деревни, отстроенные еще в XVI—XVII веках, оказались в зоне затопления. Под водой могли быть заживо похоронены бесценные архитектурные памятники, которые всячески старалось сохранить даже дореволюционное правительство. Это Спасская проезжая башня Илимского острога, Казанская церковь того же острога и ряд других. Раритетные строения нужно было спасать, то есть создавать музей.
Автором первого его проекта стала архитектор Галина Геннадьевна Оранская, сотрудник Союза реставрации в Москве. По ее замыслам ансамбль должен был носить название "Музей деревянной архитектуры с элементами этнографии". В 1971 году проект был готов, но из-за значительных недостатков его пришлось дорабатывать. Изменения в концепцию внес старший научный сотрудник Олег Бычков. По его проекту, разработанному в 1980 году, музей стал называться архитектурно-этнографическим.
Согласно этим разработкам музей включал в себя Ангаро-Илимскую зону (села, затопленные Ангарой от Братского и Илимского водохранилищ), Трактовую зону (села, стоящие по Московскому тракту) и Ленскую зону (села, расположенные на реке Лене). Это из русских селений. Наряду с ними планировалось показать быт коренных жителей Сибири — бурят, эвенков и тофаларов. Последней, седьмой, экспозицией должна была стать зона Мамско-Бодайбинского района, где добывали золото и слюду.
При изучении жизни, культуры и быта сибирских народов ученые выявляли все новые интересные факты. Так, каждая зона имела свои особенности, зависящие от места проживания коренного населения, от климатических условий и многого другого. Поэтому в 1991 году концепцию музея вновь доработали. Авторами последнего проекта стали Олег Бычков, Александра Нефедьева и Владимир Тихонов. В музее выделились две новые зоны — Подгородно-городская и Переселенческая.
Отстроить Переселенческую зону было решено после исследования сел белорусов, татар и украинцев, переехавших в область во время Столыпинской реформы. Оказалось, что в своих поселениях они практически доподлинно сохранили родную культуру. Это отражалось и в домостроении, и в занятиях, в жизни и быту людей.
Чудо среди тайги
Сначала проектировщики решили спасать архитектурные памятники из зоны затопления. К сожалению, к тому моменту уже было потеряно много раритетных строений, затопленных Братским водохранилищем. Чтобы не потерять бесценные архитектурные сооружения из-за строительства Усть-Илимской ГЭС, при еще недоработанном проекте на территорию, выбранную под музей, с 1969 по 1972 годы начали свозить памятники старины. Заведовала этим лично Галина Оранская.
— В то время практически не было специалистов по деревянной архитектуре, не так много в стране работало и этнографов, — рассказывает заместитель директора музея "Тальцы" Александра Нефедьева. — Оранская очень ответственно относилась к своей работе. Именно она впервые разработала концепцию фрагментального показа, когда восстанавливался не один дом какой-либо деревни, а полностью поселение или несколько усадеб одного села. В этом случае памятник был окружен сопутствующими ему строениями и становился частью архитектурного ансамбля, полностью вписывающегося в рельеф местности.
Из зоны затопления вывезли около 40 исторических памятников. Огромную помощь в этом деле музею оказал Братскгэсстрой. В то время он имел возможность не только подарить музею раритетные строения, но и организовать их вывоз.
Основную ценность представляли Спасская проезжая башня и Казанская церковь Илимского острога. Это памятники даже не российского, а мирового значения — деревянных строений XVII века сохранилось очень мало. Казанская церковь — древнейшее строение во всей Сибири, единственное в своем роде. Позже вывезли Братскую, Бельскую и Якутскую проезжие башни.
Илимский острог представляет большую ценность еще и потому, что строился он как столица воеводства и играл ведущую роль в освоении Сибири. На территории острога, помимо Казанской, была еще одна уникальная церковь шатрового вида, которая, к сожалению, сгорела. Об ее архитектуре можно судить только по сохранившимся документам. Само же Илимское воеводство проезжие называли: "Чудо среди тайги".
После 1972 года архитектурные памятники вывозились еще дважды. В 1991 году неоценимую помощь музею оказала киностудия "Ленфильм". В то время совместно с Японией на территории "Тальцов" она снимала художественный фильм "Сны о России". Музей имитировал Иркутск XVIII века. Для полного восстановления композиции не хватало нескольких построек, которые "Ленфильм" согласился вывезти. Так, при его помощи в "Тальцах" появились еще шесть строений.
Не так давно прошел благотворительный аукцион на вывоз исторических памятников, который собрал 250 тысяч рублей. Многие экспонаты подарили музею жители области. Сейчас, правда, раритеты чаще продают, чем отдают.
Почему сорок седьмой?
"Тальцы" совершенно не случайно расположены на 47-м км Байкальского тракта. Музейная площадка должна была соответствовать тем природным условиям, в которых находились села. Из истории известно, что практически все поселения строились вдоль крутых берегов реки и были в основном однорядовыми. Встречались, конечно, и двухрядовые, и большие, почти квартальные села, но их было мало. Чтобы доподлинно сохранить планировку, под строительство музея выбрали территорию бывшего Тальцинского стекольного завода.
Сегодня в постоянном пользовании музея находится 70 га земли. Этой территории не хватило бы даже для размещения половины запланированных построек — завершается восстановление только Ангаро-Илимской зоны. Эвенкийские памятники и раритеты тофаларов временно разместились на Ленской зоне. Отстраивать поселения этих народов капитально планируют уже за пределами тракта.
В целом в охранной зоне музея 500 га. Музейщики надеются, что хоть какая-то часть этой площади впоследствии отойдет в ведение "Тальцов".
Какой тракт без постоялого двора
Первая экспозиция, которую представили людям 25 лет назад, — это три деревенских усадьбы: зажиточных крестьян Непомилуева, Серышева и Прокопьева.
Спасскую башню и следом Казанскую церковь восстановили в 1984 году, а в 2002-м завершилось строение Илимского острога. После этого построили фрагмент волостного села, состоящего из четырех усадеб. Сейчас его строительство уже завершается и, возможно, что эту экспозицию посетители смогут увидеть уже в следующем году.
Восстанавливают и каскад мельницы. Началось формирование Трактовой зоны, где множество общественных построек конца XIX — начала XX веков. Там будет трактир, который уже начали собирать, а временно под него используется здание, вывезенное из Шатхулун. Планируется восстановить больницу, этапную тюрьму, церковь и почтовую станцию. Главная задумка — построение постоялого двора, так как люди, жившие вдоль тракта, в первую очередь обслуживали проезжающих.
Бурятский улус раскинется у ручья. Сейчас для посетителей открыто только летнее поселение. Восстановление зимника начнется в самое ближайшее время. К разработке этой зоны архитекторы подходят особенно щепетильно. Они продумывают все детали, чтобы в полной мере отразить духовную и шаманистскую культуры бурят. Наряду с жилищными постройками будут восстановлены школа, дом священника и церковь.
"Здесь моим домом пахнет"
Практически во всех усадьбах при восстановлении пришлось менять полы. Из-за того что избы не отапливаются, дерево изнашивается очень быстро. Хранители музея всячески стараются сберечь бесценные памятники архитектуры и тщательно следят за их состоянием. Каждый год в одной из построек проводится капитальный ремонт.
Самым страшным врагом для музея является шашель — червь-древоточец. Он был случайно завезен с экспонатами из других районов. Питается враг исключительно раритетами. Новые постройки ему не по вкусу. Червь просверливает дырочку и поедает дерево изнутри. Борьба с шашелем — дело сложное. Но, как говорят работники музея, не безнадежное. На зов о помощи в борьбе с ненавистным червем откликнулись специалисты, которые запросто могут расквитаться с поедателем раритетов.
По словам работников музея, меньше всего разрушаются амбары, в которых хранилось зерно 50, 100 лет. До сих пор чувствуешь там запах пшеницы, муки и отрубей. Александра Нефедьева вспоминает:
— Однажды поехали перевозить мангазею (по-старому склад — Авт.) из села Едорма с острова Куренного. Когда посмотрели на нее снаружи, ощущение было, что северная сторона вот-вот обвалится. А когда вовнутрь зашли, то увидели абсолютно новое дерево — там хранился хлеб. Он оказывает на постройки самое благодатное влияние. Амбары и стоят, как новые.
— Приезжала как-то на экскурсию француженка из эмигрантов первого поколения, — продолжает Александра Карповна. — Зашла она в амбар одной из усадеб и стоит, чуть не плачет. Я было думала, что ей плохо, а француженка повернулась ко мне и говорит умоляющим голосом: "Разрешите, пожалуйста, кусочек дегтя от шайки отковырнуть. Здесь так моим домом пахнет". Пришлось разрешить.
Многое уже сделано, многое еще предстоит сделать. В ближайшее время начнется восстановление Мамско-Бодайбинской зоны, в которой покажут культуру и быт рабочих-золотодобытчиков. Если все задуманное удастся воплотить в жизнь, "Тальцы" станут одним из уникальных и самых значимых музеев России.

Метки:
Загрузка...