Яхта повалилась как игрушечная

Первый день путешествия по Байкалу для польских туристов едва не стал последним

Недавно из парусного путешествия по Байкалу вернулась группа польских туристов, которые впервые побывали в наших краях. На родине их уже ждут в редакции журнала "Паруса" с подробным отчетом о байкальских приключениях. Однако поляки охотно пошли на контакт с нашей "Копейкой" и вот что рассказали.

В Сибирь, на край света
— Мы помним, что наши земляки сделали немалый вклад в исследование Сибири. Достаточно вспомнить Черского. Но для многих поляков нашего возраста слово "Сибирь" вызывает другие ассоциации: Сибирь — это тюрьма, место ссылки и каторги. Много поляков погибло здесь при строительстве Транссибирской железной дороги, многих сослали сюда и при царе, и при советской власти. Поэтому отношение к этим местам в Польше соответствующее.
Некоторым из нас домашние говорили: "Тебе что, делать больше нечего? Куда ты собрался, дурень! Это же Сибирь, край света!" А нам, представьте себе, очень хотелось увидеть этот край, и главное — увидеть Байкал, причем не с берега, а изнутри.
Польша знаменита своими яхтсменами, у нас парусный спорт развит на высоком уровне. Да и просто отдых на воде в большом почете. Мы тоже яхтсмены. Не гонщики, обычные любители. Но понимаем толк и в яхтах, и в парусах. Поверьте, у нас, несмотря на все предрассудки в отношении Сибири, возможность побывать на Байкале, да еще на борту яхты, — заветная мечта многих. Нам повезло — мы смогли ее осуществить.
Спасибо Юрию Шейкину, это удивительный человек, бардзо добжий капитан. Его "Невеста ветра" — очень хорошее, надежное судно. Как у нас говорят, дельная яхта. Мы в этом не раз могли убедиться. На ней спокойно можно идти хоть вокруг света.
{Поляки неспроста с таким восторгом отзывались о яхте. Первый же день их путешествия по Байкалу едва не стал последним: налетевший ураган устроил гостям такое испытание, о котором они теперь не забудут до конца своих дней. Но, несмотря на суровое байкальское крещение, решимости у польских туристов не поубавилось. Придя в себя после шторма, залепив пластырем полученные царапины и ушибы, Богомил, Збигнев, Кшиштоф, Здислав, Юрек и их верная подруга Кристина направились постигать дальше загадочное озеро-море.}
— Байкал — чудесный уголок нашей планеты. Мы побывали в разных местах мира, но такой красоты нигде не видели. Две недели, что мы провели здесь, — это настоящее счастье. Мы познакомились с вашими яхтсменами — Александром Черных, Константином Волковым, Львом Ковалевым, не говоря уже о нашем капитане Юрии Шейкине. Это такие замечательные люди, каких тоже больше нигде не встретишь.
"Наверное" — по-польски "обязательно"
Польские туристы побывали в самых заповедных уголках Байкала. Порыбачили в Чивыркуйском заливе. Збигнев за два часа поймал 12 больших щук и несколько маленьких, но — вот особенность европейских рыбаков! — маленьких щук отпустил обратно в Байкал: пусть подрастают. От мыса Покойники поляки совершили пеший поход до истока Лены. В Заворотной нос к носу столкнулись с медведем.
Об этом событии вспоминают со смехом:
— Неизвестно, кто больше испугался — мы или медведь. Но нам так быстро бегать в жизни не приходилось! Жаль, никого с секундомером рядом не было, олимпийский рекорд бы зафиксировали!
На стоянках польские туристы попарились в русской бане — впервые в жизни. Получили несказанное удовольствие:
— Вода в Байкале плюс семь, но после бани — нормально. Не холодно. Зато потом ощущение, как заново родился.
Домой поляки поехали преисполненные эмоциями и впечатлениями. На вопрос, приедут ли еще, ответили едва ли не хором: "Наверное!" Оказывается, в польском языке слово "наверное" значит то же, что у нас "обязательно". Обязательно приедут и обязательно позовут своих друзей: такое чудо, как Байкал, говорят они, нужно увидеть хотя бы один раз в жизни.
Капитан — второе лицо после Бога
Этот небольшой рассказ о приключениях поляков на Байкале — всего лишь крохотная зарисовка из той стороны жизни Славного моря, о которой мы, живущие рядом с Байкалом, знаем очень мало. Знакомство большинства иркутян и гостей Иркутска с Байкалом ограничивается несколькими точками в его южной части. Настоящего Байкала мы не знаем и не видели. Общепринятый путь развития туризма еще не скоро откроет нам заповедные уголки озера — если вообще откроет, ведь дикая природа заканчивается там, куда приходит цивилизация.
Только водный туризм дает возможность насладиться нетронутой красотой заповедных байкальских уголков, не нанося никакого ущерба природе. Сейчас этот вид туристического бизнеса у нас находится в самом начале своего пути. Популярность байкальских круизов среди иркутян крайне низка, главным образом — из-за незнания. Зато на западе страны и за рубежом число желающих увидеть Байкал изнутри непрерывно растет.
Быть может, владельцы яхт и катеров не заинтересованы в местной рекламе? Думаю, нет. Реклама нужна. Но у рекламы есть и оборотная сторона: желание "чисто покататься" может появиться и у напрочь "отмороженных" людей. А такие пассажиры с собой ничего, кроме беды, озеру принести не могут. Поэтому байкальский чартинг сегодня развивается больше благодаря рекомендациям, чем широкой рекламе. Да, это в какой-то мере тормозит водный туризм. Но нужно понимать, что без морской (да и простой человеческой) культуры такой специфический вид отдыха невозможен. Любое морское плавание всегда сопряжено с риском. Этот риск нужно осознавать. Пассажиру любого судна, будь то небольшая яхта или круизный теплоход, нужно неукоснительно соблюдать ряд жестких требований. Например, понимать и безоговорочно признавать старинное английское правило, что в море капитан — второе лицо после Бога. А Байкал — это все-таки больше море, чем озеро.
Счет на секунды
Путешествие польских туристов началось с урагана, который пронесся над Иркутской областью. Метеорологи говорят, что по мере приближения к Байкалу сила ветра ослабевала, но те, кто оказался под ударом стихии в бухте Песчаной, вряд ли согласятся с таким утверждением. Вот что там происходило.
Яхта "Невеста ветра". Рассказывает Юрий Шейкин, капитан:
— Наши гости отдыхали в каютах. Мой помощник Сергей Абдулов поднялся на палубу. Вдруг он чуть не кубарем скатывается обратно и кричит: "Ребята, шквал!"
Сергей Абдулов, помощник капитана:
— Я поднимаю голову, вижу — вершины гор быстро затягивает черная мгла. Подумал — у нас не больше пяти минут, но, оказалось, счет шел на секунды. Я только успел предупредить, что идет шквал, — и все. Дальше начался какой-то кошмар.
Первый порыв ветра поднял находившуюся на палубе резиновую шлюпку и оборвал один из привязывавших ее концов. На единственной оставшейся веревке лодка завертелась, как пропеллер. Все, включая пассажиров яхты, кинулись ловить шлюпку. В общем-то легкое суденышко тут же с размаху сбросило за борт помощника капитана. Следующим махом взбесившаяся лодка ударила польского туриста Юрека так, что тот оказался в глубоком нокауте, с двумя выбитыми зубами. Сергей Абдулов поплыл к берегу, не имея возможности даже открыть глаза: над водой плотными режущими струями летели песок и пыль. Юрий Шейкин бросился на пирс, чтобы помочь выбраться Абдулову, но тот уже самостоятельно добрался до берега и бегом вернулся на яхту.
Шлюпку совместными усилиями всей команды и пассажиров в конце концов укротили, но теперь ветер угрожал самой яхте. "Невеста ветра" была пришвартована к пирсу, а к ней, в свою очередь, пришвартовалась пришедшая позже "Аврора". Связанные между собой суда начало разворачивать, один швартов не выдержал, и яхты понесло на каменный ряж. Экипаж "Авроры" принял единственно верное решение: они запустили двигатель, помощник капитана Александр Павленко успел отвязать яхту, и ее тут же унесло в море. Экипажу Шейкина после этого удалось надежно пришвартовать "Невесту ветра".
Яхта "Аврора". Рассказывает Александр Черных, капитан:
— Нас потащило в море. Когда первый порыв шквала стих, мы собрались было вернуться к берегу, но тут сбоку прилетело еще, и нас повалило набок так, что мачта коснулась воды. Прилично захлестнуло водой в кокпит (кокпит — углубленное открытое помещение в кормовой части яхты. — А.Д.). Все это произошло за какие-то секунды, мы даже сообразить не успели, как "Аврора" снова встала на ровный киль. Двигатель всосал воздух в систему охлаждения, пришлось его заглушить и уходить в море под одним рангоутом (без парусов. — Авт.).
Юрий Шейкин:
— На "Авроре" экипаж сработал четко и быстро. Если бы Саша Павленко не успел отвязаться, то и нас, и их наверняка поваляло бы по камням. Потом я видел, как они пытаются развернуться, чтобы снова подойти к пирсу. Но тут произошла совершенно жуткая вещь. Ветром оторвало от поверхности громадный пласт воды и понесло вперед со страшной скоростью. "Аврора" получила удар в борт и повалилась как игрушечная. Когда яхта выпрямилась, ребята повели ее в море, подальше от берега. Паруса даже не пытались поднимать, с таким ветром их тянуло на голой мачте...
Я тоже хотел отвязаться и уйти: в море хоть и волна высокая, но зато ветер более ровный и нет опасности разбиться о камни. Если бы не пассажиры, я бы так и сделал. Но я видел, что им не по себе, да и они просили оставаться у берега. Ветер разогнал волну, началась сильная болтанка. Нам пришлось всю ночь проверять швартовы, поправлять кранцы, чтобы яхту не побило о пирс.
Кстати, той ночью в Песчанке приткнулся к берегу "ярославец" "Альтаир". Эти катера вообще-то не приспособлены для плавания в штормовых условиях. А экипаж "Альтаира" не только смог благополучно довести катер до берега, они еще и спасли во время шквала двух рыбаков. Как это удалось в таких условиях — одному Богу известно. Но ребята сделали невозможное. Это настоящий подвиг.

Метки:
baikalpress_id:  33 546