Бодайбо — золотая столица Сибири

Окончание. Начало в прошлом номере

Добыча золота всегда имела обратную сторону: природе наносится ущерб, меняются русла больших и маленьких речек, вода становится грязно-желтой и непригодной для питья, везде, где прошла драга, появляются огромные отвалы руды, которые зарастают травой только через несколько лет. Это понимали и в советское время. Чтобы сохранить хотя бы небольшой кусочек земли в первозданном виде, было решено создать заповедник. 20 мая 1982 года Совет министров РСФСР подписал постановление об организации в Иркутской области Витимского государственного заповедника площадью 585 кв. км., расположенного на юге Бодайбинского района — там, где сходятся границы Иркутской, Читинской областей и республики Бурятия. Еще до создания заповедника на этой территории находился поселок Аналык. Жили здесь так называемые спецпереселенцы, занимались заготовкой леса в долине Витима. В 60-х годах последние жители уехали, осталось только кладбище.
Жемчужина Витимского заповедника — озеро Орон. Ученые считают, что в прошлые геологические эпохи у него существовала тесная связь с Байкалом: на берегах Орона встречается жужелица байкальская, а в самом озере обитает многощетинковый червь манаюнкия байкальская, которые раньше считались эндемиками сибирского моря. Кроме Орона под охраной находится Кодарский ледниковый район, из животных — снежный баран, черношапочный сурок, баргузинский соболь.
Заповедник привлекает много туристов.
— Северная природа — очень хрупкая, — рассказывает директор Витимского заповедника Лариса Чечеткина, — и неизвестно, как долго она продержится, если по ней все время ходить. Нынешним летом мы официально выдали 30 пропусков на посещение заповедной территории. И еще, наверное, столько же туристов прошли туда дикарями.
Золотодобывающая промышленность наносит вред и территории заповедника: Орон и Витим загрязняются взвесями.
— Уменьшается количество рыбы, — продолжает Лариса Григорьевна. — Несколько лет назад на территории, в районе бамовского моста, опрокинулась машина с селитрой. Произошел массовый мор рыбы, а виновники так и не нашли, да и не искали по-хорошему.
Пару лет назад Лариса Григорьевна лично проводила анализ заповедной воды. Вода оказалась загрязненной, виновнику — одной из артелей — ущерб, нанесенный природе, оценили в 1 миллион 600 тысяч рублей!
Работники заповедника каждый год снимают тематические фильмы о красоте природы. По крайней мере, ленты точно останутся для потомков.
Откровения чиновников
Зачастую случается так, что о ситуации в районе большие начальники судят, не оторвавшись от своего кресла, не побывав на месте. Отсюда, видимо, и возник миф о его золотом благополучии. Между тем Бодайбо — это не только металл, но и разбитые дороги, ветхие дома, старенькие теплотрассы и батареи. Пожалуй, впервые мы решили дать возможность выговориться обыкновенному чиновнику, от которого зависит благополучие простых людей. Чиновнику, которого не замечают, если в районе все хорошо, и "поливают", если случаются проблемы.
Григорий Яковлевич Фойгель, заместитель мэра:
— Бодайбинский район — особый. Мы или зимуем или готовимся к зиме. Отопительный сезон в детских садах и школах начинается 1 сентября, в домах — 15-го, заканчивается он только к концу мая. Времени на подготовку катастрофически мало. Сюда нужно завозить все товары жизнеобеспечения, в том числе и уголь, сразу на всю зиму. Завоз топлива району обходится в 300 миллионов рублей. Эти деньги не закладываются в местный бюджет, мы их получаем из федеральной казны и областной. Единственный путь доставки угля — водный. Мы завозим 95 000 тонн угля. Когда вода маленькая, везем уголь на большом корабле, в устье реки перегружаем на маленькие. Готовиться к навигации начинаем в феврале, чтобы в июле ее уже закончить, потому что в августе реки совсем мелееют.
Нас обвиняют в отсутствии патриотизма к Иркутской области, потому что мы завозим якутский уголь, а не черемховский — мол, лишаем черемховцев работы. А не берем мы его вовсе не потому, что он плохой, а по другим причинам. Во-первых, доставка угля из Якутии для Бодайбо, для Киренска и Мамы намного дешевле, чем из Черемхово. Там загрузили уголь, сюда по воде привезли. Если же топливо везти из Черемхово, то сначала в Усть-Куте с железной дороги его надо вывалить на землю, с земли погрузить на баржи, кораблю еще сюда дойти надо. Во-вторых, все котельные, которые построены в Бодайбо, изначально были запроектированы на якутский уголь, строились они еще в Советском Союзе. Два года назад мы пробовали использовать черемховское топливо — чуть не заморозили район. Для него нужна другая топка. В тот год у нас котельщики даже увольнялись, потому что не могли поднять температуру до нужной. На нынешний отопительный сезон у нас завезен полностью мазут и почти все топливо. Теплоисточники готовятся, больших срывов не ожидается. Вообще, в нашем ЖКХ работают самые отверженные люди, работают, несмотря на задолженности по заработной плате.
Большие проблемы у нас с дорогами. На бумаге существует дорога Таксимо-Бодайбо 220 км, далее до Перевоза, всего 570 км. Они называются дорогами 4-й категории, но, смею вас заверить, там близко нет и 14-й категории. Все разбито и находится в аварийном состоянии. Так называемые дороги находятся на балансе в областной собственности, у нас есть филиал от областного управления дорожного хозяйства, но финансируется он настолько плохо, что уже заходила речь о его ликвидации. До прошлого года мы получали 8—9 миллионов рублей из дорожного фонда на содержание дорог внутри Бодайбо. Но с изменениями структуры налогов и межбюджетных отношений мы больше не получаем ни копейки. И слава Богу, что эти деньги сняли с нас не в прошлом году, когда мы готовились к 100-летию города и успели кое-что подремонтировать. Все наши обращения, даже в законодательное собрание, ни к чему не привели. Местный бюджет настолько зациклен на заработной плате бюджетникам, на содержании больниц, на коммунальных услугах, что оттуда взять нечего.
Тяжелое положение и с авиацией. У нас всегда существовала санитарная авиация, сегодня она исчезла, последний вертолет отобрали. Я уже называл поселок Перевоз, за 350 км от Бодайбо. Дорога туда заканчивается за Кропоткиным, когда разливаются реки, туда не попасть. И не дай Бог что-то случится на этом самом Перевозе — врач попасть туда не сможет. Даже роженицу вывезти невозможно: я езжу на вездеходе, у меня уходят сутки. Санавиация стала невыгодной, ведь она простаивает до тех пор, пока что-то не случится. По идее, вместо того корабля, который стоит сейчас на Байкале (имеется в виду "Мангуст". О нем "Копейка" сообщала в N 28 — Авт.), купили бы 10 вертолетов — по стоимости так и получается. Ведь вертолет может сидеть не только здесь, но и на Маме, и в Киренске — эти расстояния он преодолеет максимум за час. Вот только вчера перевернулся погрузчик, работало МЧС, надо было пострадавшего из кабины вытаскивать. Хорошо, что это случилось в 20 км от города и люди остались живы. А если бы за 100, за 200 км? Дороги-то никакие. Главврач нашей больницы говорит: "В Таксимо я скорую помощь не пошлю, во-первых, я не могу город оставить, во-вторых, моя скорая помощь через 5—6 часов там уже никому не нужна будет". Мы будем ставить этот вопрос перед МЧС — дело-то ведь серьезное. Я считаю, что проблема разрешима, просто она должна стать проблемой областного уровня. Под эгидой МЧС можно содержать вертолет не только для Бодайбо, но и для Мамы, и для Киренска — мне кажется, это выход.
— В свое время на муниципалитет было сброшено полмиллиона квадратных метров жилого фонда, около полутора ста километров инженерных сетей, — продолжает Григорий Яковлевич. — Как тогда говорили, несвойственных функций с промышленных предприятий. Отдано все было в очень плохом состоянии, без финансовой поддержки. 70% жилья сегодня — или аварийное, или ветхое. С сетями то же самое. Мы взяли кредит 10 миллионов, чтобы подготовиться к зиме, но, к сожалению, устаревает все быстрее, чем мы успеваем восстанавливать. Областная администрация знает о нашей обстановке, мы постоянно получаем оттуда помощь и поддержку. Например, на Мамакане мы строим новую котельную за счет областного бюджета — она будет полностью автоматизирована и будет задавать тепло в зависимости от погодных условий. Дело в том, что когда-то в этом поселке работала тепловая электростанция, которая обеспечивала электроэнергией и золотодобычу, и всю жизнедеятельность района. И Мамакан отапливался от ней же. Когда тепловая станция вырабатывать электричество, там остались мощные котлы, которые продолжали отапливать бедной поселок: себестоимость гекакалории там получается в два с половиной раза больше, чем в любом другом поселке. Сейчас там мы сжигаем порядка 22 000 тонн угля, с запуском новой котельной будем жечь не более 10 000 тонн. Экономия — 15 миллионов рублей, кроме того, сама тепловая станция в аварийном состоянии и мы ее эксплуатируем на грани фола.
Когда-то Бодайбо был большой стройплощадкой. Сейчас долгострой предложили частникам. Сначала они смеялись: "Да, я колбасой и водкой могу торговать, а строить — нет". Но мы сумели их убедить, и сегодня положительный опыт уже есть — достраивается 70-квартирный дом, брошенный Лензолотом. Частник вкладывает свой капитал, и продавать квартиры тоже будет сам. По договору он отдает администрации несколько квартир. Игорь Васильевич Ярошенко — один из тех, кого я уважаю, кто не сидит на одной водке. Он уже планирует, что будет строить на следующий год. Я думаю, его пример будет заразителен и для других. Мы отдаем жилой фонд в управление частным компаниям. Есть в этом свои плюсы, ведь руководить несколькими домами проще, чем их десятками. На сегодняшний день управляющим компаниям передано порядка 200 000 кв. м. Жилищная проблема — одна из тех, решить которые в наших силах.
Невеселый пейзаж нарисовал Николай Степанович Никишов, директор ЗАО "Бодайбинский зверопромхоз".
— Бодайбинский зверпромхоз — одно из старейших предприятий в области. Когда-то у нас в штате было 115 человек — тунгусы, якуты, русские, многие работали нештатно. Зверпромхоз давал по 18 тонн мяса, рыбы в год, ягоды до 39 тонн! Профессиональные охотники остались, но держать их в штате мы не можем, потому что ввели много налогов, в связи с чем продукция дорожает и становится неконкурентноспособной. В районе 2200 человек имеют оружие и охотбилеты, на охоту в нынешнем сезоне пойдут человек 400. Сейчас мы добываем 1500—2000 соболей, мяса (дикий северный олень, лось, изюбрь) тонны четыре. А больше и не надо, потому что сбыть его не можем. Дикое мясо нынче мы продавали по 85 рублей за килограмм, а это считается тут дорого. Почему? Понавезут говядины с Алтая, из Бурятии, из Новосибирска, а потом к весне не знают, куда ее девать, потому что все продать не могут, цену сбавляют, и получается она дешевле оленины. Раньше мы и дичь заготавливали, у нас ее рестораны покупали, а сейчас она никому не нужна. Тоже самое с ягодой. Ягоду вывозили в общепит по 14 копеек за килограмм, например иркутская "Ангара", брали по 300 кг. А сейчас если я и заготовлю бруснику, то сдать ее никуда. Ресторану проще поставить на стол бутылку газировки, нежели настоящего морса.
Мы работаем как и прежде, но не процветаем.

ГЭС на вечной мерзлоте
Электричеством Бодайбинский район обеспечивает Мамаканская ГЭС. Она уникальна тем, что это первая гидроэлектростанция страны, построенная на вечной мерзлоте. Решение о строительстве ГЭС было принято Советом министров СССР 20 октября 1956 года, и тогда же была объявлена новая ударная комсомольская стройка. Уже через пять лет ГЭС дала первый промышленный ток, в 1962 ее мощность достигла проектной — 86 тыс. кВт.
В настоящее время выработка электроэнергии полностью зависит от годового стока реки Мамакан. Летом МГЭС имеет возможность выработать энергии больше, чем ее потребляют в районе, но из-за отсутствия регулирующего водохранилища сбрасывает излишки воды и теряет сотни миллионов кВт ч электроэнергии, а зимой наоборот — из-за дефицита притока воды и выработка электроэнергии снижается. Дело в том, что Мамаканское водохранилище имеет небольшую емкость и не может создать запас воды, который позволил бы более равномерно в течение года вырабатывать электроэнергию. Проблему дефицита энергии в зимний период частично решили за счет строительства линии электропередачи Таксимо-Мамакан.
При проектировании МГЭС предусматривалось строительство на реке Мамакан 2-й ГЭС, Тельмамской, которая должна была регулировать сток воды в реке. Ее возведение началось в 1985 году, но вмешался рынок, и все работы из-за отсутствия финансирования были остановлены в 1993 году.
Вторая проблема связана с возрастом гидроэлектростанции. В 2001 году Мамаканской ГЭС исполнилось 40 лет, а по существующим нормам оборудование должно служить не более 25 лет.
Новорожденных называют оригинальными именами
За последние годы в Бодайбо возникла интересная тенденция — новорожденных детей называют оригинальными именами, причем разными: мода только на Егоров или Никит прошла. Начальник отдела ЗАГСа Любовь Арнольд специально пролистала папку с документами, чтобы подтвердить это: если имя и повторяется, то не более двух-трех раз. А родилось на начало августа в районе 218 девчонок и мальчишек.
— Теперь родители, прежде чем назвать ребенка, читают гороскопы, — рассказывает Любовь Викторовна. — Вот смотрите, какие у нас имена: Тимур, Маргарита, Георгий, Алиса, Нина, Ярослав, Руслана, Степан, Арина, Милена, Богдан, Виталина.
С начала нынешнего года в Бодайбинском районе сыграно 87 свадеб. Женятся в основном молодые люди 20—30 лет.
— Бум ранних браков, который пришелся на 90-е годы, прошел, — говорит Любовь Викторовна. — Наверное, стали задумываться об ответственности, о жилье. А вот разводов у нас много, за этот год уже 111 пар разошлось. Связано это прежде всего с особенностью района — мужчины большую часть года проводят вдали от семьи, золото добывают и зарплату раз в год приносят. Женщине трудно такую семейную жизнь вынести.
О приросте населения говорить пока тоже не приходится: смертей в 2004 году зарегистрировано уже 319. По словам Любови Арнольд, основные причины — трагические (ДТП, несчастные случаи, убийства), онкологические и сердечно-сосудистые заболевания и алкоголизм. Стариков из жизни уходит гораздо меньше.
В ожидании Дома культуры
Бодайбинский район гордится своими творческими коллективами. В июне этого года фольклорный ансамбль "Горлица" Досугового центра поселка Артемовского занял 2-е место на областном смотре коллективов обрядово-игрового и песенного фольклора в Усть-Куте. Ведущей участнице ансамбля, Руфине Михайловне Ивановой, недавно исполнилось 75 лет. В "Горлице" она в самого основания, вот уже 20 лет. Руфина Михайловна — заслуженный воспитатель и отличник образования России, пишет стихи и сама придумывает программы выступления коллектива.
Любой праздник в Бодайбо не обходится без выступлений ансамблей "Мужики" (где поют только мужчины) и "Русская песня" (где, наоборот, только женщины), а также хора ветеранов труда. Культурная жизнь здесь не затихает, а расположиться особо негде — Дом культуры "Металлург" стоит разрушенный. Построили его в 1959 году, в годы перестройки здание оказалось в запустении и было разграблено. Администрация уже подготовила проект восстановления Дома культуры. Капитальный ремонт обойдется в 76 миллионов рублей. Вроде бы все расходы согласился взять на себя "Норильский Никель", вся документация уже представлена руководству.
По проекту, в обновленном Доме культуры будет танцевальный кружок с балетными станками, компьютерный класс, изостудия, кафе, танцзал, народный театр.
— Мы с нетерпением ждем, когда же наконец начнутся ремонтные работы, — говорит Татьяна Григоренко, начальник отдела культуры. — Коллективам особенно негде располагаться, а тут мы сможем столько мероприятий проводить!
В ожидании нового "Металлурга" бодайбинцы ходят в кино: недавно здесь открылся кинотеатр "Витим" с современным интерьером и звуком. По плану, сдача в эксплуатацию нового Дома культуры намечена на 2006 год.
И о спорте
Познавая жизнь Бодайбинского района, журналистам "Копейки" весьма приятно было узнать, что одно из культурно-спортивных мероприятий города было срежиссировано... по репортажу нашей газеты "Своя ноша не тянет".
— Я в "Копейке" прочитала репортаж о чемпионате по переноске жен, — призналась Татьяна Юрьевна, — и мне идея очень понравилась. Поделилась мыслями в Максимом Агеевым, председателем Комитета по молодежной политике и спорту, и он меня поддержал. Мы провели свой чемпионат, и все были в восторге — и участники, и зрители.
Журналистов же поразил чемпионат по мини-футболу на кубок Бодайбинской телекомпании "Бриг". Десять команд сражаются друг с другом все лето по субботам, игры транслируются в прямом эфире на местном телеканале. Первые спортивные соревнования провели в 2001 году, в честь 10-летия телекомпании. А два года спустя из всех видов спорта решили оставить только мини-футбол.
— С каждым годом интерес бодайбинцев к нашему кубку растет, — с гордостью рассказывает Оксана Слюсаренко, журналист и телеведущая новостей ТК "Бриг". — На игры ходят и директора предприятий, и представители администрации, и просто увлеченные футболом болельщики.
Сотрудники телекомпании рассказали, что некоторые команды, чтобы победить, даже выписывают себе на сезон профессиональных игроков, например братьев Плаховых из иркутского МФК "Звезда", Дмитрия Пономарева из "Красноярской зари" и Андрея Семенченко из красноярской "Емельяново". По прогнозам болельщиков, лидеры нынешнего чемпионата — "Дальняя тайга", "Лена", "Олимпик" и "Спартак". Кто победит, решится как раз в ближайшую субботу.

***

Это всего лишь маленький штришок к портрету золотого края, куда люди издавна стремились за длинным рублем. Нашу репортерскую группу можно было отнести к числу наивных романтиков, мечтающих запросто найти на отвале самородок благородного металла. Увы, просто так золото в руки не дается. Взамен оно забирает время, здоровье, может отнять семью и даже жизнь. Несмотря на это люди стремились, стремятся и будут стремиться за призрачным счастьем, за золотым Тельцом.
Как парадоксально ни звучало бы, но самое главное богатство северного края — люди. Увлеченные водоворотом жизни, они крутятся здесь, как в гигантском лотке старателя. Никчемные, пустые людишки, как простая порода, смываются, остаются лишь самородки.
Бодайбинский район готовится отметить в следующем году 80-летний юбилей. Этому событию "Копейка" намерена посвятить серию специальных репортажей.
За помощь в подготовке материала редакция "Копейки" благодарит начальника отдела культуры Бодайбинской районной администрации Татьяну Григоренко, Оксану Слюсаренко (ТРК "Бриг"), Людмилу Карымову ("Ленский шахтер") и экскурсовода Елизавету Черкашину

Метки:
baikalpress_id:  32 875