Бодайбо — золотая столица Сибири

С первых дней советской власти народным золотом пожелала распоряжаться Москва — с тех пор мало что изменилось

Золото издревле считается символом богатства. С незапамятных времен люди стали заложниками мифа о золотом благополучии: жажда обладания этим драгоценным металлом нередко доводит до грабежей и убийств. Легенда о том, что золото приносит человеку счастье, жива и по сей день, а в районы, где его добывают, отовсюду стремятся старатели в надежде разбогатеть. Действительность же в большинстве своем разительно отличается от сложившегося стереотипа.
В 1846 году на реке Хомолхо Ленского района впервые было найдено золото. И сразу же появилось немалое количество желающих разрабатывать золотоносные участки, неизведанная доселе тайга стала заполняться пришлыми людьми, обрастать поселениями, своей собственной историей. Так появился Бодайбинский район. Стремление человека освоить этот край, добыть как можно больше заложенных в его недрах богатств привело к тому, что именно здесь появились многие технические новшества гораздо раньше, чем где-либо в России: первая электрическая железная дорога, первая высоковольтная электростанция, первая паровая драга.
Спустя полтора века здесь все так же продолжают добывать драгоценный металл, золотодобывающая промышленность остается основой существования района. Современность наложила отпечаток на жизнь города Бодайбо и приисков вокруг него, на деятельность предприятий, на экологию, но по-прежнему все так же сюда едут люди со всей страны и даже из-за ее пределов с одной целью — обогатиться.

"По золоту ходим, золота не видим" - такую фразу нам приходилось слышать много раз. Район, добывающий для страны более десяти тонн золота в год, получает с прибыли совсем ничего, готовится к зиме в долг и не может позволить себе отремонтировать дороги. Ямы, рытвины и колдобины журналисты прочувствовали на себе, когда добирались на ГОК . Поразил и окрестный ландшафт: он состоит из гор отработанной руды, а вода в реках - грязно-желтого цвета. Такой оставляет природу золотодобывающая драга. Человек всегда стремился освоить этот край, добыть как можно больше заложенных в его недрах богатств. Это привело к тому, что именно в Бодайбинском районе многие технические новшества появились гораздо раньше, чем где-либо в России: первая электрическая железная дорога, первая высоковольтная электростанция, первая паровая драга. Спустя полтора века золотодобывающая промышленность осталась основой существования района. Современность наложила отпечаток на жизнь города Бодайбо и приисков вокруг него, на деятельность предприятий, на экологию, но все так же сюда едут люди со всей страны и даже из-за ее пределов с одной целью - обогатиться.
"Подай, Бог!"
У Бодайбинского района богатая и необычная история. Необычная тем, что многие ее факты находят отражение в дне сегодняшнем. Именно поэтому мы решили начать рассказ о районе с его истории.
По одной из версий, название города Бодайбо произошло от молитвы старателей, перед выходом на работу опускавшихся на колени со словами: "Подай, Бог!" Историки, однако, более склонны верить переводу названия с эвенкийского — "эта местность". Как только на территории бассейна реки Лены в 1846 году было найдено золото, в районе сразу начались поисковые работы. В память о первооткрывателях потомки установили мемориальную доску: "Здесь, в долине реки Хомолхо, в июле 1846 года Петр Корнилов и Николай Окуловский открыли первое золото Бодайбинского района". О размахе деятельности золотодобытчиков свидетельствует такой факт — в год открытия золота генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев-Амурский утвердил границы только двух приисков, а к началу ХХ века их было заявлено уже почти 600.
Товарищество Лензото
Иркутские купцы 1-й гильдии Павел Баснин и Петр Катышевцев в ноябре 1855 года официально учредили паевое Ленское золотопромышленное товарищество, или сокращенно — Лензото, которому предстояло стать одним из крупнейших в те времена.
Работа товарищества строилась так, что его благополучие полностью зависело от удачи: нашли много золота — получили прибыль, добыли мало — компания приходила в упадок. Дело осложнялось тем, что основная работа старателей приходилась на летний период, захватывая по одному-два весенних и осенних месяца, а кормить людей нужно было круглый год. Поэтому золотодобытчики стремились урвать как можно больше, затратив на это как можно меньше. Жажда легкой наживы заставляла вести работы хищническим способом. Те месторождения, которые приносили хороший доход, разрабатывались основательно, а те, где золота было мало или до него не могли добраться, купцы придерживали до благоприятного момента, отдавая на разработку старателям.
Именно таким месторождением, превратившимся в один прекрасный день в золотоносную жилу в самом прямом смысле этого слова, стал небезызвестный и поныне ключ Сухой Лог. Как только летом 1889 года старатели добрались до богатого пласта золота, купцы отобрали у них ключ. В течение пяти лет месторождение дало 503 пуда драгоценного металла и принесло компании Лензото 6 миллионов рублей чистой прибыли.
Поначалу золото добывали открытым способом. На речке же Бодайбинке золото залегало на глубине до 30 метров, и для его добычи приходилось строить шахты. Чтобы побороть вечную мерзлоту, старатели жгли древесину, на бадьях поднимали оттаявшую породу. Спускались по отвесным боковым лестницам, в темноте, подсвечивая себе лишь масляной горелкой или свечкой. В таких условиях люди работали по 6 часов, стоя по колено в холодной воде, а выбравшись на поверхность, из шахты до раздевалки бежали по холоду в мокрой одежде, которая успевала встать коробом.
Резиденция стала городом
Долгое время золотоносный край жил без официального административного центра. Одно время его роль играл Тихоно-Задонск, однако Бодайбинская резиденция была расположена более выгодно как в географическом, так и в экономическом положении. По данным дворянина Торопова на 1 мая 1901 года, в резиденции проживало 2766 лиц обоего пола, в ней были построены церковь, больница, несколько школ, гостиница, тюрьма, казарма мирового судьи, целый ряд магазинов и лавок; открыли почтово-телеграфную контору и отделение Государственного банка.
Общественное мнение склонялось к тому, чтобы образовать в Бодайбинской резиденции городское управление. Витимский горный исправник Янчис отправил генерал-губернатору свое несогласие, аргументируя тем, что "бодайбинское поселение возникло без плана, улиц и переулков, все крайне скученно и угрожает пожарным бедствием", кроме того, "единственное занятие населения, самовольно поселившегося, — торговля водкою, и в летнее время резиденция представляет сплошной кабак". С его выводами генерал-губернатор не согласился: наоборот, здесь будет создан рынок труда, не нужно будет доставлять рабочих из дальних мест, а свободное население станет развивать огородничество и кустарное производство.
10 июня 1903 года царь Николай II постановил: "Образовать из возникшего в Иркутской губернии при впадении реки Бодайбо в реку Витим поселка, называемого Бодайбинской резиденцией, город под названием Бодайбо".
Рабочих учили за границей
Менее чем за полвека, с 1861 по 1867 год, количество рабочих на приисках выросло в два раза — с 4030 до 8216 человек. Гнус, суровый климат и непригодная для питья вода из речек осложняли жизнь старателей. Для профилактики цинги на приисках в обязательном порядке варили квас и выдавали кислую капусту. Рабочих рассчитывали обычно осенью, а продукты выдавали под запись в магазине, принадлежавшем компании, и покупать еду где-либо в другом месте люди не имели права.
Главным для промышленников оставалась задача хапнуть побольше золота, затратив на его добычу как можно меньше. Исключением из этого ряда стал управляющий компанией Лензото Грауман. Технически грамотный инженер, горняк по образованию, он пытался не только добывать золото по всем правилам и отправлял рабочих за границу учиться, но и применял различные технические сооружения, чтобы облегчить труд простого старателя. В частности, он первым в России стал применять гидравлику для добычи золота — в 1886 году. Спустя всего 10 лет на речке Ныгри построили первую в стране гидроэлектростанцию мощностью 300 кВт, в это же время был сдан в эксплуатацию первый участок первой в России электрической железной дороги.
Ее строительство началось в 1893 году. Дорога трижды пересекала территорию Бодайбинской резиденции, выходила на гору Желтая Грива и шла по ее верху к приискам. Первый участок, длиной 29 километров, протянулся до прииска Тетеринского, второй — до прииска Ежовка (8 км), третий — до Васильевского. В 1916 году дорогу достроили до конца, по узкоколейке перевозили и грузы, и пассажиров. С течением времени ее часто переносили: она мешала работе драг. В 1967 году решили, что такой способ передвижения более не рентабелен, и дорогу демонтировали. В память о ней в городе Бодайбо стоит паровоз.
Вернемся к истории. Чтобы осуществлять свои проекты, Грауману требовались большие деньги. Он просил кредиты в банке: первый раз 7,8 миллиона рублей, второй — 6,1 миллиона. Банк поставил компании Лензото условие: деньги мы вам дадим, но замените управляющего — слишком много тратит, и не по назначению. И прогрессивного Граумана заменили Белозеровым.
От лошади — хвост да грива, от человека — глаза да уши
Белозеров был практик. Он сразу избрал для себя путь правления, противоположный граумановскому: прибавил норму выработки старателям, увеличил количество рабочих часов и уменьшил заработную плату, экономил на продуктах, отказался от некоторых технических новшеств. Его лозунг "Оставить от лошадей хвост да гриву, а от человека — глаза да уши" и варварские методы работы принесли компании большие прибыли. Простые люди оказались в бесправном положении. Служащие, которые работали на приисках, пользовались большим преимуществом, получали хорошие деньги и даже упряжи лошадей украшали золотом.
Весьма показательным стал такой случай: на прииске Андреевском в магазине выдавали мясо. Для служащих и для рабочих его стоимость была одинаковой, но первым предлагали вырезку, а последним — отходы. Когда одна из работниц обнаружила в только что полученном мясе конский половой орган, то выскочила на улицу и закричала. Ее вполне понятное возмущение переросло в стихийную забастовку. И хотя волнения на приисках проходили часто, такой силы протеста со стороны рабочих руководство Андреевского еще не видело. Начавшись по экономической причине, забастовка переросла в политическую. Причиной тому стало появление на приисках рабочих со всей России: когда объемы добычи золота выросли, промышленники сами попросили правительство страны присылать им людей. 60 губерний поставляли сюда рабсилу, среди которой было немало политических ссыльных. Именно они попытались грамотно использовать начавшееся волнение, чтобы добиться равноправия.
Когда началась забастовка, главный управляющий Белозеров и окружной инженер Тульчинский находились в Петербурге. Их вызвали на прииск, куда они смогли добраться к началу апреля. Вместе с ними прибыли судья Преображенский из Иркутска и воинская команда из Киренска. До апреля волнения охватили все прииски, обстановка накалилась до предела. Низы бастовали, верхи ничего не могли с этим поделать. Никто уступать не собирался: промышленники привыкли к сверхприбылям и отказываться от них не собирались, работники больше не могли выносить условий каторжного труда. И хотя рабочие сами следили за порядком — водку вывезли в Бодайбо, динамит сложили в одно место и выставили охрану, — начальство все это решило пресечь, и в ночь с 3 на 4 апреля нескольких членов забастовочного комитета арестовали. Заместитель прокурора Преображенский обратился к рабочим: "Если вы решили бастовать сознательно, если вас не заставляют, то принесите мне записку, что вы делаете это по доброй воле".
Ленский расстрел: 270 убитых, 250 — раненых
И вот 4 апреля 1912 года около 2000 рабочих пошли на прииск Надеждинский с этими "сознательными записками" к Преображенскому. Недалеко от моста через речку Нижний Аканак к ним подбежал окружной инженер Тульчинский и хотел предупредить, чтобы не ходили дальше. В этот момент ротмистр Трещенков дал приказ открыть огонь. В передних рядах рабочие, чтобы убежать от пуль, стали поворачивать назад, последние колонны, стремясь узнать в чем дело, напирали вперед. Возникла давка, щедро поливаемая оружейным огнем. Около 270 человек было убито, 250 — ранено.
Сведения о расстреле сохранить в тайне от российского правительства, как хотели того Белозеров и его приспешники, не удалось: Михаил Лебедев, представитель комитета забастовщиков, успел передать телеграмму о случившемся в Москву. Для расследования произошедшего были присланы сенатор Манухин с высокими царскими полномочиями, будущий председатель Временного правительства России Керенский и группа адвокатов. И хотя после месячной проверки правота бастующих подтвердилась — вскрылись беспорядки и нечеловеческие условия труда в Лензото, — никто из сановников не был привлечен к ответственности. Произошли только кадровые перестановки.
На месте Ленского расстрела уже давно стоит памятник, около него — десятки венков от руководителей разных организаций. Со временем памятник чуть обветшал, нынче администрация выделила деньги на его реконструкцию. Ведь он не только бережно хранит память о невинно убиенных, но служит немым укором человеческой жадности, в слепых порывах которой кто-то готов шагать и по трупам...
Китайцы и корейцы на приисках
После Ленского расстрела около 9000 человек, включая детей и жен рабочих, покинули эту землю. На приисках осталось всего чуть более 2000 человек, количество добываемого золота резко сократилось. Однако новые хозяева набрали новых рабочих.
Теперь добывать золото приехали завербованные маньчжурские китайцы и корейцы. Когда в 1914 году на войну ушли оставшиеся русские, количество зарубежных рабочих увеличилось. В районе китайцы произвели своего рода революцию: они привезли с собой новые технологии выращивания картошки, капусты, моркови (до этого времени по большей части овощи были привозные), а позже, в советские времена, дошли до злаков и арбузов.
Гражданскую войну золотопромышленники поддерживали и даже выделяли правительству Колчака немного золота, за что он, в свою очередь, защищал их от рабочих. Советская власть установилась в Бодайбинском районе 18 января 1918 года. А в мае началась Гражданская война. В Бодайбо размещался колчаковский гарнизон из 150 человек. Когда в середине января 1919 года прошел слух, что в Иркутске колчаковщина пала, подпольный революционный комитет попытался взять власть в свои руки, что ему удалось всего на несколько часов. Белогвардейцы потопили восстание в крови. Окончательно советская власть установилась в феврале 1920 года.
И сразу же Москва стала настаивать на немедленном контроле над добычей золота в районе — мол, дело-то народное. Национализация приисков с сильно изношенной техникой и малоопытным инженерно-техническим составом проходила медленно. Наконец, в 1921 году было создано государственное золотопромышленное объединение Лензолото. Но рабочие, отобрав у недавних хозяев прииски, не смогли наладить производство, не хватало кадров, топлива. В эти годы добыча драгметалла была самой низкой за всю историю промысла на Лене.
Как Советы вернули старых хозяев
30 декабря 1921 года Совет Труда и Обороны утвердил положение о Лензолоте: оборотный капитал был назначен в сумме 5 600 000 золотых рублей. Но и в 1922 году план оказался невыполненным, новые хозяева просто не знали, как организовать работу приисков, специалисты в золотом деле либо уезжали за границу, либо просто не желали иметь дела с Советами. Чтобы наладить добычу золота, не говоря уж о том, чтобы вернуть ее на прежний уровень, новой власти пришлось все 583 национализированных прииска Ленского товарищества передать старым хозяевам в концессию на 30 лет. Только теперь первые обладатели приисков выступали от имени английской фирмы "Лена-Голдсмитс лимитед".
В первые же годы концессионеры, получив огромные разведанные запасы металла, подняли уровень добычи. Особые надежды они возлагали на ведение работ с помощью драги. 17-фунтовую (476 литров) драгу, изготовленную еще в 1916 году американской фирмой по заказу Лензото, доставили из Сан-Франциско на прииск Васильевский в 1926 году. Эта драга стала самой долговечной. А потом добыча золота стала снова резко падать — англичане разведывательных работ практически не вели, а выбирали самые богатые пески...
Политика "а потом хоть трава не расти" оставалась неизменной. Рабочие снова получали низкую зарплату и жили в плохих бытовых условиях. Из-за этого между хозяевами, рабочими и местной властью Бодайбо, райкомом профсоюза горнорабочих часто вспыхивали конфликты: англичане возмущались вмешательством в "свое дело", стремясь установить здесь собственное господство. Однако против этого выступили местные власти, профсоюз горняков, и они убеждали советскую власть ликвидировать концессию. Англичане почувствовали запах жареного и просто сбежали, бросив прииски на произвол судьбы.
"Высочайший": запасов на 12 лет
И сегодня Бодайбинский район живет только добычей золота. Она составляет 94 процента от всего объема производимой продукции, все остальные отрасли практически обслуживают ее. В 2004 году 38 золотодобывающих предприятий получили квоты на добычу золота, 56 предприятий имеют более 350 лицензий на недропользование на золотоносные месторождения. Золото добывают как крупные — ЗАО "Витим", ЗАО "Надеждинское", ЗАО Ленсиб, А/с "Лена", — так и мелкие предприятия или старательские артели. Основные места добычи золота — бассейны рек Бодайбо, Хомолхо, Жуи, Вачи, Энгажимо, Большой и Малый Патом.
"Высочайший" разрабатывает крупное месторождение рудного золота. Завод возвышается в тайге на высоте 1000 метров над уровнем моря. Официальное открытие комбината состоялось совсем недавно, 16 июля 2004 года. До этого здесь работала пилотная фабрика. На строительство завода со времени закладки фундамента ушло чуть более года — рекордно короткие сроки для возведения такого гиганта в глухой тайге, да еще при отсутствии нормальных дорог. На "Высочайшем" золото добывают из руды, драгметалл находится в камне, и извлекают его гравитационным способом — руду сначала отбивают, потом измельчают.
Сейчас комбинат рассчитан на производство 1 тонны золота в год, планируется увеличение его мощности до 3 тонн. В тонне местной руды находится всего 2,3 грамма золота, и вся эта махина работает для того, чтобы эти граммы извлечь. Конечный результат долгого процесса — выплавка золота. Слитков в обычном понимании здесь нет — капельки разного размера ссыпаются в контейнеры и вывозятся с завода один раз в несколько дней.
На вопрос, не боится ли руководство комбината ограблений, заместитель директора по производству Игорь Сосипаторов ответил, что нет. Сам завод оборудован системой видеонаблюдения, в комнату, где хранятся контейнеры с золотом, просто так не попадешь. Да и на территории завода охрана не просто так стоит. Завод рассчитан на 12 лет непрерывной работы — это значит, что за эти годы из руды добудут все золото, которое там только есть. Что потом? Пока не ясно.
На круглогодичном производстве работают 226 человек. Зарплата старателей, в зависимости от квалификации, — от 500 до 550 долларов в месяц, экскаваторщиков — до 700 долларов. Мелкие старательские артели платят и того меньше. За тяжелую физическую работу в условиях Севера это не так уж и много. В советские времена на Север ехали за большими деньгами, и, проработав там несколько лет, можно было купить себе и машину, и квартиру. Сейчас такого уже нет.
Две беды — водка и грабители
Старателей, получающих расчет в конце сезона, то бишь осенью, на пути домой подстерегали две опасности: водка и грабители. За шесть-восемь месяцев безвылазной жизни в тайге и тяжелой работы мужики, получив на руки приличную сумму, не прочь были гульнуть как следует. Так было, когда прииски только начинали разрабатываться, так по большому счету осталось и до сих пор. И несмотря на течение времени, всегда найдутся люди, которые не преминут воспользоваться этим свойством широкой русской души.
О грабителях и убийцах в Бодайбинском районе существуют две легенды. Неподалеку от Бодайбо находится Гераськино озеро. Народная молва гласит, что названо оно по имени человека, жившего на озере давным-давно. Его избушка была расположена аккурат на пути старателей, возвращавшихся осенью с приисков с туго набитыми карманами. Гераська со своей женой ласково встречали рабочих, приглашали отдохнуть с дороги, поили как следует, затем их, мертвецки пьяных, обирали до нитки и убивали, а трупы сбрасывали в озеро.
Вторая легенда — о женщине по имени Мотя Витимка, которая завлекала голодных старателей своими прелестями, кормила-поила, забирала золото, деньги. Способ избавления от трупов у Моти был более изощренный — прямо из ее дома в реку вел тайный канал, по которому покойников сбрасывали в Лену. Взят ли на вооружение такой способ грабежа и сегодня, остается лишь предполагать, но гулять на широкую ногу в конце сезона старателям никто не советует.
Баллада о Вачинске
Несмотря на то что в советские годы вся прибыль с приисков уходила государству, правительство планировало для района большое будущее, оплачивая из своего кармана реализацию грандиозных проектов. Например, в 70-е годы в связи с проектами разработки месторождения Сухой Лог на карте района должен был появиться большой город Вачинск. Чтобы дома в нем были современные, сначала построили завод по производству бетонных плит, оборудованный финской линией. Практически через все реки начали строить мосты — крепкие, надежные. Перестройка заморозила все эти начинания. Вачинск, о котором сложил балладу Владимир Высоцкий, приезжавший на прииски выступать перед старателями, так и остался небольшим поселком. Вместо мостов по берегам рек стоят только опоры. Не достроен и большой мост через Витим. С одного берега на другой люди, как и прежде, добираются на пароме.
История тех времен находит отражение и в жизни Бодайбинского района сегодняшнего дня. Одним из самых перспективных его месторождений остается Сухой Лог, оценочная стоимость необходимых инвестиций для его освоения — около 2 миллиардов долларов. Не так давно крупнейшая золотодобывающая компания России "Норильский никель" выиграла аукцион на приобретение госпакета акций Лензолота. Кроме Норникеля среди участников конкурса или аукциона по Сухому Логу эксперты называют несколько зарубежных фирм и две международные. Ранее в числе основных претендентов на Сухой Лог числилась и южноафриканская компания, в середине 90-х годов получившая право на 50% акций проекта в случае его реализации, но руководство компании отказалось от своего участия в проекте, посчитав, что у русских все ненадежно.
В связи в большим международным интересом к Сухому Логу в народе пошли разговоры о том, что на прииски привезут из-за границы дешевую рабсилу — понаедут негры, а сами жители Бодайбинского района без работы останутся. Между тем губернатор области Борис Говорин уверен, что разработка Сухого Лога повлияет на благосостояние жителей Бодайбинского района только положительно: она даст до 2000 высокооплачиваемых рабочих мест, большие налоговые поступления в местный бюджет, подтолкнет развитие транспортной и строительной отраслей. Однако Москва не устает напоминать, кто здесь главный. Это уже было, когда в район пришла советская власть. С вводом в эксплуатацию "Высочайшего" городу Бодайбо остаются незначительные копейки с прибыли, все остальное достается центру.
Продолжение рассказа о Бодайбинском районе, о его дне сегодняшнем — экологии, заповеднике, спортивных событиях и культурных традициях, — читайте в следующем номере "Копейки".

Загрузка...