Химик Николай Чернов

Химия на оба его дома

В действительности домов у доктора химических наук Hиколая Чеpнова тpи — ведь ночует-то он все-таки в собственной кваpтиpе, а не в служебном кабинете. Hо большей частью последние 40 лет Hиколая Федоpовича можно встpетить в скpомных научных "апаpтаментах". Поначалу это были лабоpатоpии Иpкутского института оpганической химии (ныне — Иркутский институт химии), а с 1995-го к ним добавились еще и аудитоpии Иpкутского госпедунивеpситета, где пpофессоp Н.Ф.Чеpнов заведует кафедpой химии. В обеих своих ипостасях Hиколай Федоpович достиг pубежей, вызывающих уважение. Как ученому, Чеpнову принадлежит автоpство более 20 изобpетений. Он pазвивает уже втоpое в своей пpактике пpинципиально новое напpавление химической науки. А Чеpнов-педагог кропотливо вкладывает в головы студентов еще недавно почти кpамольную для pоссийской высшей школы мысль: совpеменный учитель — пpежде всего ученый-исследователь.

Дядя ходил к Ленину, племянник отправился в науку
Отец Николая Федоровича родом из городка Павлово Нижегородской губернии. В честь Федора Ивановича Чернова и четырех его братьев там открыт музей. А прославились Черновы организацией знаменитой на всю Россию артели. Нет, продукт этой артели даже для начала XX века производили заурядный — ложки, вилки, амбарные замки. Изюминка состояла в принципе дележа доходов: поровну между всеми артельщиками. Терпеть у себя под носом такую коммунистическую заразу царское правительство не собиралось. Артели разогнали, а смутьянов Черновых отправили гнить в Сибирь. Однако смекалистые мужики-новаторы и на таежных просторах удержались на ногах. Особенно отличился старший из братьев, Осип Иванович. Помните знаменитую картину "Ходоки у Ленина"? Один из этих ходоков — Осип Чернов. Ссылку Осип Иванович отбывал при знаменитом Александровском централе, потом его определили на поселение под Черемхово, где старший Чернов организовал образцовое, так называемое культурное крестьянское хозяйство. Трудный опыт кормильца-селянина пригодился Осипу Ивановичу при общении с вождем пролетарской революции. О.И.Чернов предложил Ильичу заменить губительную для хлеборобов продразверстку продовольственным налогом. В те годы за подобную ересь могли запросто поставить к стенке. Но, видимо, самолично выстраданные взгляды Осипа Федоровича совпали с уже набравшими силу в большевистской верхушке настроениями, и сибиряка пригласили в Москву, где он возглавил газету "Беднота".
Карьера Федора Ивановича сложилась не столь головокружительно. После Октябрьской революции он руководил базой, снабжавшей всем необходимым жителей Тофаларии. В столице крохотной страны тофов, Алыгджере, и появился на свет Николай, последний из пятерых детей Федора Чернова. Из Алыгджера семья перебралась в Нижнеудинск, где Николай учился в школе N 10. Под его руководством комсомольцы и пионеры собирали металлолом, строили спортивный зал. По его инициативе школа боролась за право называться именем Г.П.Масловского, чей бюст сейчас стоит перед школой.
В школе Коля Чернов не только увлеченно комсомолил, но и успешно учился. Однако, получив аттестат, тушил в специализированном авиаотряде лесные пожары и лишь потом "десантировался" в Иркутский госуниверситет. Выбрал химию. Почему?
Пусть об этом скажет сам Николай Федорович:
— Когда я делал свой выбор, был очень популярен лозунг "Химизация всей страны — путь в светлое будущее". Конкурс на химфак был огромный. Но я прошел. В 67-м окончил университет и распределился в Иркутский институт органической химии. До сих пор считаю огромной удачей, что все так сложилось.
Ему повезло с учителем
Сотвори себе кумира и стремись перерасти его — примерно так можно сформулировать творческое кредо Чернова. Кумир Николая Федоровича — бывший директор Института химии академик Воронков.
О своем учителе профессор Чернов способен говорить только восторженно:
— Чтобы понять, какая глыбища в науке Михаил Григорьевич, достаточно знать всего один факт: Воронков один из самых цитируемых ученых в мире. Мало кто так, как он, способен чувствовать перспективу. В 71-м, когда Воpонков пришел в наш институт, я принес ему, своему научному руководителю, уже готовую к защите кандидатскую диссертацию. А он с порога: "Бросьте вы это, Николай Федорович! Знаете какая шикарная есть идея? Надо поработать на оборонку, поискать материалы для защиты оптики". И действительно, к этой теме я постоянно возвращаюсь до сих пор. Она еще долго будет иметь огромное теоретическое и прикладное значение.
Михаилу Григорьевичу уже 82 года, он практически не видит, но работоспособности его можно только позавидовать. А по вечерам и даже выходным дням для обсуждения идей и уже завершенной работы, согласования статей к Воронкову выстраивается очередь из научных сотрудников. А ведь он еще и собственные научные работы публикует в огромном количестве. И где только время берет! Мы, куда более молодые, на такую самоотдачу уже не способны.
У российского ученого счастье без богатства
А вот насчет слабой собственной самоотдачи профессор Чернов не прав. Без полной самоотверженности он бы столько не успел. Открытия Николая Федоровича широко используются в оборонной промышленности, при реставрации архитектурных памятников, произведений искусства и в кожевенном производстве.
Сейчас возглавляемая доктором Черновым научная группа наряду с фундаментальными исследованиями выполняет заказ коммунальников — изобретает дешевые вещества, способные надежно защитить от коррозии водоводные трубы. Работа обещает серьезный экономический эффект. Только вот самим российским ученым от любого источающего жир пирога как при социализме, так и при нынешнем непонятно чем обычно перепадают сущие крохи.
— При советской власти мы часто работали по хоздоговорам, — вспоминает Николай Федорович. — Огромные деньги для института зарабатывали. Их надо было обязательно освоить. А куда девать? На качественное оборудование требовались доллары, а не рубли, повышать мизерную зарплату сотрудников категорически запрещалось. Вот и тратили на всякую дребедень. Как-то купили целый вагон никому не нужных ведер. Дурь да и только!
И сейчас ученые работают фактически на голом энтузиазме. Ладно я кроме зарплаты получаю гранты. А как прожить кандидату наук на четыре тысячи рублей или доктору на пять? В 92-м я защитил докторскую. И платили нам тогда 25—35 процентов от зарплаты. А мы только шутили: "Спасибо, что за вход в институт деньги не берут". Из-за такого отношения и бежит из науки перспективная молодежь в коммерцию да в эмиграцию. Наука в России всегда была на положении нищенки. Соответственно и семья ученого.
Почему все-таки работаем? Творчество заразительно. Забродила в голове идея, и ты уже спать не можешь. А когда она осуществляется — это в высшей степени счастье, огромный, ни с чем не сравнимый праздник.
Реформатор педагогики
Вот уже девять лет профессор Чернов стремится превратить в праздник и учебный процесс студентов Иркутского госпедуниверситета. И опять, по словам Николая Федоровича, ему безумно повезло — попал, что называется, в струю. Пришел на кафедру химии в 95-м, а уже в 96-м в России была принята президентская программа интеграции высшей школы с фундаментальной наукой. Еще через два года Иркутский пединститут стал педуниверситетом. Эти решения приблизили Россию к общемировым стандартам. Ведь на Западе нет как таковых академий наук, вся наука там сконцентрирована пpи унивеpситетах, чьи студенты активно участвуют в современных научных исследованиях.
Чернов опередил новые российские веяния:
— Как только пришел на кафедру, понял: студенты непременно должны получать навык исследовательской работы. Но для этого нужна материальная база — приборы, оборудование. А в пединституте кроме пробирок фактически ничего не было. Обвал в снабжении тогда был ужасный. По смете расходов у ректора была записана только зарплата преподавателей. Я переговорил со своими коллегами в институте и стал водить к ним на стажировку студентов, чтобы они попробовали настоящую современную химию и ученикам своим потом преподавали ее, а не теоретическую "химию в пробирках".
Совершенно неправильное представление у обывателей, что ученый должен сидеть, упеpев лоб в ладонь и уставившись глазами в потолок, что-нибудь придумывать — как роденовский мыслитель. Hичего подобного сейчас нет. Сегодняшняя наука — это планомеpные практические исследования в какой-то узкой области. Мы, химики, дpуг дpуга порой не понимаем, потому что у каждого своя научная терминология.
Уже в 95—96 годах я пристроил к исследованиям от 15 до 30 студентов. Теперь таких счастливчиков ежегодно набирается свыше полусотни. Почему счастливчиков? Потому что они сюда рвутся. Парню бы после лекций поспешить домой, в Ангарск, а он при первой возможности через весь Иркутск мчится в ИрИХ. Мне на лекциях с ними стало гораздо интереснее. Они не строчат в тетрадь все, что я им наговорю, а засыпают меня вопросами. Завязываются дискуссии. Амбиции ребята активнее проявляют. В прошлом году пятеро моих студентов поступили в аспирантуру. А один — наверное в шутку, — начиная какую-нибудь реакцию, обязательно спрашивает: "А Нобелевская премия из этого получится?" В общем, у ребят появляется бешеная мотивация к образованию.
А еще они становятся значительно более собранными. Потому что любая исследовательская работа требует от химика аккуратности, продуманности действий. Ведь даже у опытных ученых в лаборатории случаются взрывы, пожары — видите огнетушитель на стене? Прибор под определенный синтез надо собрать, после работы очень тщательно промыть и просушить посуду. Уходя, проверить, все ли краны закрыты, все ли выключено.
...— Николай Федорович, последний вопрос: можно ли сpавнить процесс фоpмиpования студента как исследователя с химической pеакцией?
— С некотоpым допущением — живое-неживое — подобное сpавнение корректно. В обоих случаях невозможно стопроцентно предугадать, каков будет результат. Менделеев вон изучал возможные водородные связи между водой и этиловым спиртом. Комплексным результатом стала гидратная теория. А как побочный результат Дмитрий Иванович изобрел 42-градусный национальный русский продукт. Водка называется. Так и с будущим учителем — из отличника может получится посредственный учитель, а из среднего студента, но не равнодушного, может выйти учитель с большой буквы. Я и пытаюсь воспитать специалистов ищущих, постоянно совершенствующихся.

Метки:
baikalpress_id:  34 280
Загрузка...