Медведицу Машку травили собаками

Недавно в Иркутске прошли испытания охотничьих собак. Впервые охотоведы области решили объединить сразу три вида испытания. Как рассказал эксперт 1-й категории по лайкам Леонид Венедиктов, проверки способностей охотничьих собак по умению искать зверя в норе, по кровяному следу и охоте на медведя никогда еще не совмещались.
— Летом собакам мешают жара, высокая трава и запах цветущих растений, — рассказывает Леонид Венедиктов. — Однако даже в таких условиях собаки себя смогли показать.
Испытания проходили в Плишкино. Именно там, в питомнике "К-9", живет четырехгодовалая медведица Машка, которая и стала объектом травли. Солидная дама Машка сидела на поводке, прикрепленном к дереву.
По заданию собака должна молча пройти по оставленному медведем следу, найти зверя и сразу его атаковать, кусая за лапы, бока, зад, не давая тем самым уйти медведю до подхода охотника.
— Со всей области на испытание привезли 33 собаки, — продолжает Леонид Венедиктов. — Многие псы никогда не видели живого медведя.

Глупый пес едва не изнасиловал медведицу
Не все собачки адекватно реагировали на Машку. Одна, добежав до медведицы, потом развернулась и стала мирно прогуливаться в радиусе примерно двадцати метров, даже не обращая на зверя внимания. Другие гавкали пару-тройку раз и убегали. В прошлом году лайка-кобель вообще попутал медведицу с сукой. Умудрился запрыгнуть на медведицу сзади и...
Нынче только четырем из 33 собак удалось выполнить задание. Кобель Музгар так рьяно атаковал медведицу, что той, оберегая свой тыл, пришлось просто сесть спиной к дереву. Из-за этого эксперты, посчитав, что собака мало атаковала хорошо защищенного медведя, дали кобелю диплом второй степени, а не первой. Хотя восточносибирская лайка Музгар — чемпион областных выставок 2000—2001 годов.
Злобный босс чуть не загрыз подставного зверька
На испытаниях норных (от слова "нора") собак участвовало семь такс и ягдтерьеров. Псы должны были зайти в искусственную нору, проплутав по двадцатиметровому лабиринту, выйти на барсука. И уже в борьбе завладеть добычей.
— Один ягдтерьер так сцепился с барсуком, что, когда мы их вытащили наружу, то не могли их расцепить, — рассказывает Леонид Венедиктов. — Чуть не загрыз подставного зверька. Эта собака по кличке Босс (владелец Андреев) и получила диплом первой степени.
Чтобы растравить у такс охотничий инстинкт, им давали понюхать трупик крысы, которую походя загрыз злобный ягдтерьер. Однако даже это не помогло, многие таксы даже не вошли в нору. Уже после окончания испытаний некоторые хозяева силком запихивали своих питомцев в нору, чтобы хотя бы познакомить их с этим явлением.
Испытание по кровяному следу, по словам кинолога Сергея Обревко, в области проводятся только второй раз за последние десять лет. Для имитации следа раненого зверя берется кровь, к примеру косули, разводится солевым раствором и разбрызгивается с интервалом на протяжении 150 метров. Задача охотничьей собаки — пройти весь след. Кто быстрее и вернее пройдет всю трассу — победитель.
— Из семнадцати собак семь получили дипломы, то есть в той или иной степени справились с задачей, — говорит Леонид Венедиктов. — Остальные могли бросить это грязное дело на полпути или вообще предпочесть прогулку по сосновому бору. Все-таки таксы, изначально очень способные охотницы, сейчас стали не те, охотничий азарт у них затухает. Однако есть настоящие труженицы, приносящие своему хозяину по 2—3 барсука за сезон.
Кстати, в Иркутском областном обществе охотников и рыболовов зарегистрировано 47 тысяч охотников. Однако, как рассказала кинолог ООР, еще тысячи три неучтенных — геологи, старатели.
По данным Иркутского общества охотников и рыболовов, около 90% белок добывается охотниками с помощью собак. В прошлом году заведующий участком Жигаловского общества охотников и рыболовов добыл 800 белок.

Загрузка...