Порт-Артур — последняя крепость старой России

Урок истории
Русско-японскую войну нельзя оценивать однозначно. Она стала первой технологической войной, войной машин. Боевые корабли России и Японии являли собой концентрацию самых передовых достижений военной, научной и инженерной мысли своего времени. Мощные машины, электричество, радиосвязь и даже постановка радиопомех — все это уже было. Первые подводные лодки, которые хоть и не сыграли сколько-нибудь заметной роли в боях, но впервые заявили о себе как о новом, невидимом и грозном оружии, заставлявшем обращаться в бегство бронированные эскадры и не раз становившиеся причиной панического ужаса на кораблях. На сухопутном фронте — телефонная связь, электрические проволочные заграждения, пулеметы, гранаты. Словом, тогда впервые был применен практически весь арсенал "обычных" вооружений и способов ведения боевых действий. Не было только авиации и ракет, да о монстре конца XX века, ядерном оружии, тогда никто не мог даже помыслить. Но в лабораториях Европы уже полным ходом шли первые опыты по исследованию радиации...
Вместе с тем это была последняя война, где еще хоть как-то соблюдались законы рыцарства и благородства по отношению к поверженному противнику, уважалась неприкосновенность гражданского населения. Задержанные в море транспорты противника уничтожались только после того, как с них снимали людей. Победители ставили памятники мужеству и доблести побежденных и воздавали воинские почести погибшим бойцам неприятеля.
Все это нисколько не оправдывает целей войны. Самое трагическое и парадоксальное — с нашей стороны ту войну вело насквозь продажное правительство силами беззаветно преданных царю и отечеству войск. Непревзойденные героизм и самопожертвование солдат, матросов и офицеров сперва были брошены в угоду амбициям и корыстным интересам придворной камарильи и высшего военного руководства России. Более страшного предательства в нашей истории, пожалуй, не было: империя предала и продала свои армию и флот.
К сожалению, мы до сих пор не научились беспристрастно относиться к своей истории. Говоря о Русско-японской войне, мы чтим память погибших героев и... забываем, не желаем знать о тех, кто послал на убой лучших людей России. Не хотим вспоминать о причинах войны. В итоге у многих сформировалось совершенно превратное представление о ней. В связи со столетним юбилеем трагических событий нередко раздаются голоса: "Вот, если бы не погиб адмирал Макаров, все было бы иначе". "Если бы на месте генерала Куропаткина был более способный военачальник, мы бы разбили японцев на суше". "Отвоевали Порт-Артур у японцев в 1945-м, а потом подарили его китайцам". Ах, если бы... Увы, история не терпит сослагательного наклонения.

Почему китайцы не любят Русско-японскую войну
В апреле этого года благодаря поддержке президента Байкальского крейсерского клуба Константина Волкова мне удалось побывать в бывших Порт-Артуре и Дальнем, нынешних Люйшуне и Даляне.
Первое, что удивило там, было резко отрицательное отношение китайцев к Русско-японской войне. Да, они сохраняют русские и японские памятники, но — в назидание потомкам, как немое напоминание об истории порабощенного Китая. Нам это трудно понять, ведь у нас в России до сих пор широко распространено мнение об аренде Ляодунского полуострова, согласно которой мы и заняли в 1898 году Порт-Артур и приступили к постройке торгового порта Дальнего. Раз аренда — значит, все законно и правильно. Увы, это только миф, созданный царской и поддержанный позже советской пропагандой.
На самом деле Ляодун был получен Россией путем крупной взятки, которую всучил тогдашний министр финансов Сергей Юльевич Витте крупным китайским чиновникам в обмен на пресловутую "аренду". В Маньчжурию прибыл мощный контингент русских войск, якобы для защиты Китая от иноземных захватчиков — немцев, японцев, англичан, которые действительно начали отхватывать себе лакомые куски от слабого феодального Китая. Но за время своего пребывания там до 1904 года русские генералы активно занимались "приватизацией" имущества императорских дворцов и получали георгиевские кресты за подавление народного недовольства. Заметим: в боях Русско-японской войны эти генералы никак не проявили себя. Сражались и умирали другие.
В итоге такой своеобразной защиты Китая Россия прибрала к рукам почти всю Маньчжурию. Это была не столько аренда, сколько оккупация. Именно так охарактеризовал русское присутствие в Китае Витте. Именно так воспринимает русский период своей истории нынешнее поколение жителей Поднебесной. К сожалению, отправляясь в Китай, я еще не был знаком со многими документами и фактами, в частности — с мемуарами С.Ю.Витте. Иначе бы с большим пониманием отнесся к негативной позиции китайцев.
Да-лянь-ван — Дальний — Далянь
В 1899 году правительство России начало строительство неподалеку от Порт-Артура, в бухте Да-лянь-ван, свободного международного порта, "порто-франко". Новый портовый город назвали Дальним. Название созвучно китайскому и очень верное по смыслу: это был действительно самый дальний город России. Кстати, вот еще один миф, широко распространенный в наше время: "Далянь назван по имени Дальнего". Как видите, все обстоит с точностью до наоборот...
Сегодня в Даляне от русского Дальнего сохранились старинное кладбище и целая "Улица Русского колорита". В 1904 году она называлась Инженерным проспектом и была главной достопримечательностью города. Любопытный факт: крестным отцом "Русского колорита" стал экс-президент России Борис Ельцин. Посетив в 2001 году Далянь с частным визитом, он своей подписью закрепил это название. Так Инженерный проспект навсегда канул в историю, уступив место лубочному "колориту". На фоне суперсовременного Даляня улица действительно выглядит игрушечной, словно сошедшей со старинной открытки. Русским туристам здесь особенно комфортно и уютно. Приятно, находясь в Китае, среди иероглифов увидеть вывеску "Кафе "Байкал". Или "Сувениры". Но все это — русский колорит.
Настоящий Дальний навсегда застыл в граните памятников русского кладбища. Здесь лежит прах наших предков, строивших этот город и сражавшихся за него. Здесь же покоятся советские граждане, воины, освобождавшие Китай в 1945-м, и гражданские, работавшие в Дальнем после войны.
Кладбище совсем небольшое, на первый взгляд, очень аккуратное и ухоженное. Но бросаются в глаза поваленные надгробья и разбитые, изуродованные кресты: в середине 60-х здесь проводили "культурную" революцию. К счастью, сломали не все. Уцелел и памятник морякам с минного заградителя "Енисей", погибшего неподалеку от Дальнего на третий день Русско-японской войны. Массивный крест братской могилы возвышается на одной из верхних террас кладбища.
Порт-Артур — Люйшунь
Снова немного истории.
Легкость, с какой Россия получила Маньчжурию, породила у высшего руководства страны иллюзию всемогущества. На то, что Япония в ответ на беспардонную дальневосточную политику России начала готовиться к войне, государственные мужи и царь Николай Второй смотрели сквозь пальцы: "Какие из япошек вояки! Мы их шапками закидаем!" Прославившийся вскоре бездарным командованием сухопутной армией генерал Куропаткин нашептывал государю: "России нужна маленькая победоносная война, чтобы остановить смуту".
Приготовления России к войне на востоке шли вяло. Порто-франко Дальний строился умопомрачительными темпами, а Порт-Артур и его крепость — ни шатко ни валко. К тому времени, когда Дальний уже блистал своим суперсовременным Инженерным проспектом, улицы Порт-Артура утопали в грязи. Это был типичный военный городок с казармами, пакгаузами, конюшнями, с портом с устаревшими доками и верфями. Едва-едва начали строиться новые укрепления на подступах к городу со стороны материка, устанавливаться артиллерийские батареи для отражения атак с моря.
Сейчас говорят, еще бы год-два, и Артур превратился бы в абсолютно неприступную крепость, даже невзирая на недопустимо медленные темпы строительства. Что ж, вот цитата из книги "Русско-японская война 1904 — 1905 гг.", изданной в 1910 году:
"Подготовленный генералом Кондратенко 24 января проект укрепления цзиньчжоуской позиции не был принят. Смета была составлена на 19 000 руб., а областной совет счел возможным дать только 5000 руб. Через два дня началась война. 27-го утром капитану фон-Шварцу и полковнику Третьякову было предписано немедленно приступить к укреплению позиции. На этот раз было уже сказано, что денег готовы дать сколько угодно, лишь бы позиция была укреплена".
В ночь на 27 января (9 февраля) 1904 года японская эскадра атаковала стоящие на рейде русские корабли. Война началась. В апреле японцы начали высадку десантов, и в наступление на Порт-Артур пошли сухопутные войска противника. В мае после тяжелых боев под Цзиньчжоу была перерезана ветка железной дороги, соединявшей Порт-Артур с Россией. Для крепости пошел обратный отсчет времени...
Мне довелось побывать на местах последних боев за Порт-Артур: знаменитых форте N 2 и горе Орлиное Гнездо. Форт законсервирован в том состоянии, в каком его захватили японцы. На его стены невозможно смотреть без содрогания: каждая пядь избита осколками. Громадные дыры от попаданий тяжелых снарядов и рухнувшие от подземных минных взрывов галереи. Уродливые глыбы раскуроченного бетона, покрытые мхом и травой.
Впечатление очень тяжелое. Даже если на минуту представить себе, что здесь творилось, становится страшно. Каково же было нашим прадедам, погибавшим в этом аду за веру, царя и отечество? И каково было выжившим осознать всю напрасность своего героизма, своих подвигов? Пронести в себе эту тяжесть через унижение плена, через последовавшие войны и революции...
Серый гранитный обелиск на месте гибели генерала Романа Исидоровича Кондратенко, командира 7-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии и начальника сухопутной обороны крепости. Генерала называли душой обороны Порт-Артура, после его гибели крепость была сдана меньше, чем через четыре недели... Вот человек, памятник которому обязательно должен стоять в Иркутске! Но пока "в память" о погибшем генерале разрушаются Красные казармы, где до революции дислоцировался полк его имени — единственное, оставшееся в России, вещественное напоминание о доблестном защитнике самой дальней русской цитадели.
Два русских орудия сейчас установлены на вершине горы Вантай — так нынче называется Большое Орлиное Гнездо. Покалеченные стволы по-прежнему смотрят в сторону материка, как будто позади — осажденный Порт-Артур. Уже разбит и затоплен флот, уже наполовину разрушен город, но в дыму и крови последние защитники грудью бросаются на врага... В музее истории города Иркутска хранится дневник участника обороны Порт-Артура. Там есть и описание последнего боя. Люди кололи друг друга штыками, ножами, били камнями, всем, что попадало под руку. Если не оставалось ничего, кидались на врага с голыми руками — душили, рвали зубами...
После взятия японцами Орлиного Гнезда начались переговоры о сдаче крепости. Героическая оборона Порт-Артура продолжалась 11 месяцев. В ходе боев за него японцы потеряли до 112 тысяч человек. От пятидесятитысячного русского гарнизона осталось в живых менее девяти тысяч. В братских могилах русского кладбища бывшего Порт-Артура вечным сном спят наши предки, почитавшие воинский долг перед Отечеством своей первейшей обязанностью и исполнившие его до конца. В большинстве своем — сибиряки, наши с вами прадеды. Вечная им память!
Некогда голые сопки давно поросли лесом. Сгладились, покрылись гаоляном окопы Русско-японской войны. Но по-прежнему бередят сердца потомков вальс "На сопках Маньчжурии" и песни о Варяге и Цусиме. Гложет душу история преданной крепости и погибшего флота. И, глядя на события дня нынешнего, так и хочется закричать: "Господи, неужели мы так ничему и не научились?"

Метки:
baikalpress_id:  32 844